Главная Статьи Звездный год турбийона
 

ЗВЕЗДНЫЙ ГОД ТУРБИЙОНА

Более двухсот лет минуло с тех пор, как Авраам-Луи Бреге изобрел турбийон. Но до конца XX века лишь считанные эксперты часового дела знали, что это такое. И еще меньше людей — несколько коллекционеров — могли сквозь заветное окошко на циферблате полюбоваться вращением этого хитроумного и загадочного механизма.

Красивый и дорогой вихрь

На всякий случай напомним, что турбийон — это усложненТУРБИИОНие, принцип работы которого заключается в особом устройстве узла баланса, позволяющем нивелировать действие земной гравитации и повысить точность хода часов. Система баланс-спираль и детали спуска устанавливаются на вращающуюся платформу, делающую, как правило, один оборот в минуту. Из-за этого асимметричный узел меняет положение своею центра тяжести относительно гравитационного ноля, и возмущения, вносимые земным тяготением в ход часов, взаимно компенсируются.
Турбийон — очень красивое, но не вполне полезное устройство. Задумывался он для карманных часов, большую часть времени пребывающих в вертикальном положении. Число деталей турбийона зачастую переваливало за сотню, причем каждая требовала подлинно филигранного исполнения. Механизм имел Piaget Imperador Tourbillonдостаточно большие для наручных часов габариты и отнимал много энергии, которая в сложных часах всегда дороже золота корпуса. Добавьте сюда хрупкость турбийона, и от него останется только звучное название, которое, кстати, переводится как «вихрь».
В результате приспособление, обманувшее силу притяжения, притягивало к себе только самых искусных часовщиков и самых богатых покупателей. Клонилось к закату второе столетие века турбийона, а количество произведенных механизмов все еще исчислялось десятками. Хотя даже более сложные в изготовлении репетиры имели куда более широкое распространение. И дело даже не в том, что номинальная цена турбийона несопоставима с его практической ценностью. Часы с турбийоном покупают «за красивый глаз», а еще потому, что истинная стоимость коллекционной и престижной вещи выше адекватного ей денежного эквивалента. А коллекционных вещей не может быть много. То есть турбийонов намеренно производилось меньше, чем теоретически возможно.
фотоО красивых и дорогих турбийонах часовщики вспомнили в конце XX века, когда часы превратились в статусную вещь и резко взлетели в цене. Тем более что в 90-х годах в часовое дело активно вторглись современные микротехнологии. Не смогли устоять перед высокоточным автоматизированным производством и турбийоны. Особенно отличилась швейцарская фирма Progress, которая на рубеже тысячелетий запатентовала турбийон новой конструкции Preciplus («Сверхточный»). Число деталей механизма сократилось до 38, цена упала до 2-3 тысяч долларов, а само усложнение могло повторить судьбу, скажем, автоподзавода, которым оснащены 9 из 10 современных механических часов. Так бы все и вышло, не скажи свое веское слово Швейцарская часовая федерация. «Прогрессистам» не дали широко развернуться, но прецедент был создан. Теперь турбийоны присутствуют в марках, от которых еще десять лет назад никто не ожидал такой прыти. А грандам часового дела приходится считаться с тем, что самим фактом наличия турбийона теперь уже никого не удивишь. Раз так, надо удивлять чем-то другим.

Тонкая штучка

Тоньше всех в 2003-м «пошутила» Piaget — продемонстрировала механизм собственного производства калибра 600Р толщиной всего 3,5 миллиметра. Это — мировой рекорд, причем не единственный. Драгоценный турбийон на трех Franck Muller Revolution 2титановых платформах весит лишь 1 карат (0,2 грамма). Он состоит из 42 деталей и совершает стандартный оборот в минуту, что позволяет ему «по совместительству» служить еще и секундной стрелкой. Интересно, что верхний мост турбийона получился асимметричным, так как мастера просто не могли не украсить его фирменным инициалом «Р». Правда, за это эстетическое излишество пришлось расплачиваться дополнительной работой по настройке и регулировке механизма, ведь сбалансирован он должен быть просто идеально. Впрочем, не самый простой из существующих типов турбийона был выбран также из соображений элегантности. Таков стиль работы ведущих часовых марок: придумывать себе неразрешимые проблемы, а затем с блеском их решать. Тем более Piaget давно и успешно возделывает ниву сверхтонких механизмов достаточно вспомнить калибры  9Р толщиной 1,35 мм  и 12 Р с автоподзаводом высотой 2,33 мм.
Понятно,что триумф компании требовалось обставить с имперским размахом ,ведь кропотливая работа заняла три года. Пришлось и часы назвать под стать механизму Piaget Emperador Turbillon. Всего выпущено 22 экземпляра: пo 10 в изогнутых прямоугольных корпусах из белого и розового 18-каратного золота и еще 2 с обильными украшениями из драгоценных камней. Выглядят часы достаточно строго, что вполне объяснимо небольшими габаритами и толщиной корпуса. Зато ничто не отвлекает внимания от окна турбийона, занимающего добрую треть площади гильошированного циферблата. Турбийон расположен не совсем традиционно — на отметке «12 часов», а его исконная позиция "6 часов» отдана индикатору запаса хода, составляющему всего 40 часов. Увы, даже миниатюрный турбийон присваивает значительную часть энергии не слишком «накачанного» механизма.

Революции!

Franck Muller, в отличие от Piaget, озаботился не столько эстетической, сколько утилитарной стороной турбийонного дела. Хотя представленная им нынешней весной модель Revolution 2, как и всякое по-настоящему изящное инженерное решение, смотрится на редкость эффектно. Иначе и быть не могло, вПрофиль «Императора»едь она продолжает славные традиции прошлогодней Revolution 1. Помните те очередные революционные часы Мюллера? Стоило нажать на кнопку, как обе стрелки мгновенно перескакивали в положение «12 часов», а неторопливо вращающийся турбийон, словно чертик из табакерки, выпрыгивал из недр часового механизма к самому стеклу. Часы в это время продолжали идти, и после того как вдоволь покрасовавшийся турбийон отправлялся «отдыхать», стрелки возвращались на положенное им место. Не прошло и года, как прогремела Revolution 2. Теперь для того чтобы рассмотреть турбийон со всех сторон, не нужно его ни поднимать наверх, ни переворачивать часы.
Как уже говорилось, при горизонтальном положении часов турбийон абсолютно бесполезен, если не вреден. А наручным часам довольно часто, особенно но ночам, приходится отлеживаться. Значит, по-хорошему, платформу турбийона надо заставить вращаться вокруг двух осей — горизонтальной и вертикальной, то есть запустить на сферическую орбиту. Вообще-то идея не нова — запатентована еще в 1978 году англичанином Энтони Рэнделлом и даже реализована в экспериментальных карманных часах. Но уместить сей объемный турбийон в корпус наручных часов не удалось никому. Кроме Франка Мюллера.Собственно корпус у Revolution 2 вполне привычный — классическая мюллеровская изогнутая «бочка». Лишь на задней стенке часов пришлось сделать небольшую выпуклость (шаровидная конструкция не вписывалась). Необычный турбийон расположился традиционно — на 6-часовой отметке, по обеим сторонам которой разместились два Franck Muller Revolution 2ретроградных индикатора. Левый показывает время оборота шасси турбийона вокруг оси баланса, размечен от 0 до 60 секунд и может считаться, для простоты, секундной стрелкой. Зато правый имеет восьмиминутную шкалу — за этот промежуток клетка турбийона совершает полный оборот внутри зубчатого обода, перпендикулярного плоскости циферблата. Удивительно, что очертания платформы турбийона точно повторяют форму корпуса Revolution 2. Картина получается завораживающая, как на выставочном стенде: маленькие часики вращаются внутри больших часов.
Несмотря на заоблачную цену в 800 тысяч швейцарских франков, не все желающие смогут пополнить свои коллекции. Мюллер намеревается производить 6 экземпляров в год. В этом сделал два: один решил поносить сам, а второй пока разъезжает по выставкам. Четыре оставшихся проданы еще до своего рождения.

Чистый кристалл

Еще один аттракцион устроила в этом году Corum, продемонстрировавшая прозрачную модель Tourbillon Saphir 999. Известная своими дизайнерскими устремлениями компания и раньше создавала прозрачные часы, достаточно вспомнить знаменитый Golden Bridge. Девизом нынешней модели может служить формула «скелетон в квадрате». Если турбийон — самый красивый Corum Tourbillon Saphir 999элемент часов, негоже выставлять его в маленьком окошке циферблата, да и в скелетоне он затеряется среди других деталей. Не лучше ли все несущие части механизма сделать прозрачными, уподобив турбийон золотой рыбке в круглом аквариуме? Над часами колдовал лично Северин Вундерман. Платины и мосты механизма калибра 372.1.2, произведенного Corum самостоятельно, изготовлены из чистого сапфира и скреплены 11 металлическими винтами с синими головками под стать цвету стальных стрелок. Все непрозрачные детали вынесены, по возможности, в верхнюю часть корпуса, а нижний полукруг предоставлен в безраздельное владение турбийона. Обилие свободного места под стеклом лишь усиливает магическое воздействие шедевра часового дизайна.
Надо заметить, что в 1998 году Corum уже показывал схожий прозрачный турбийон La Mysterieuse, но тогда эффект был несколько смазан рельефной формой золотого корпуса. Простой, круглый и гладкий корпус Tourbillon Saphir 999 изготовлен из платины бескомпромиссной пробы 999,99. Обрабатывать такой металл посложнее, чем сапфир. Правда, к Базельской выставке корпус решили украсить бриллиантами, но и без них часы выглядят ничуть не хуже. Что касается турбийона, то форма его верхнего моста точно повторяет эмблему Corum. Видимо, за неимением циферблата, на котором обычно располагается знаменитый «ключик». Радует, что логотип симметричен и Corum не пришлось столкнуться с проблемами Piaget. Еще одной особенностью механизма является 110-часовой завод, но этот сам по себе прекрасный показатель давно не является рекордным. Tourbillon Saphir 999 планируется выпускать не более 25 раз в год, и заказы уже сделаны на несколько лет вперед.

Hi-tech

Если дизайн часов Tourbillon Saphir 999 призван в первую очередь акцентировать внимание на турбийоне, то Jorg Hysek поставила себе прямо противоположную задачу. Турбийон задумали сделать органичным элементом Механизм Jorg Hysek X-Ray Tourbillon имеет 100-часовой запас ходахайтековского оформления часов и не более того. Модель X-Ray представляет собой аранжировку старинной «мелодии» Бреге в стиле «техно». Можно сказать, что турбийон давно напрашивался под циферблат Jorg Hysek, ведь на нем вы не найдете привычной цифры «6», а свято место пусто не бывает. Тонированный сапфировый циферблат слегка затеняет детали механизма, но для турбийона в нем прорублено открытое окно. Получившаяся сложная игра света и отражений в корпусе часов объясняет название модели: полупрозрачный фон для сияющей клетки турбийона из белого золота. Перфорированные детали платформы соответствуют сходным очертаниям стрелок. Сильно изогнутый и выпуклый корпус часов из такого же 18-каратного белого золота охватывается ремешком из черной резины с двойной золотой застежкой.
Все вышеописанные модели были снабжены ремешками из крокодиловой кожи, но X-Ray позиционируются как водозащищенные до глубины в 30 метров. Вряд ли кому-нибудь из обладателей модели стоимостью в 150 тысяч евро и тиражом 10 штук в год придет в голову в них купаться, а вот декларируемый 100-часовой запас хода — вещь полезная. Традиционная конструкция турбийона претерпела в X-Ray значительные изменения, но они не сказались на энергоемкости механизма.

Турбийон для дам

Не затерялся в общем хоре голос родоначальницы жанра турбийона — Breguet. Все новинки года, даже тончайшие Piaget — мужские часы. Мастера Breguet создали женскую модель Classique Grande Complication (Ref.3358BB/52/986 DD00). Прообразом для нее послужил одноименный мужскойJorg Hysek X-Ray Tourbillon турбийон, однако его конструкция была существенно переработана. Использован новый калибр механизма — 558.1Т . Часы стали тоньше на миллиметр (8.9 мм) и на 4 миллиметра меньше в диаметре (35 мм). Корпус, в отличие от мужской модели, выполнен из белого 18-каратного золота, на котором выигрышно смотрятся 73 бриллианта общим весом в 1,31 карата. Изменилась и форма турбийонного окна, через которое теперь видна рельефная верхняя платина механизма. Над окном появилась 20-секундная шкала, ее одна за другой обегают 3 синие секундные стрелки, вынесенные на ось турбийона. Из-за уменьшения размеров корпуса гипнотизирующий с первого взгляда турбийон стал практически равновелик циферблату. Даже обычную у Breguet римскую разметку циферблата на этот раз заменили округлыми арабскими цифрами, чтобы они не отвлекали от золотого «вихря» — единственного желтого пятна в палитре часов. Не удалось до конца решить лишь извечную проблему запаса хода в небольших часах с турбийоном. Показатель Classique Grande Complication составляет 50 часов.

10 дней без завода

Многоточие в длинной поэме во жвалу турбийона поставила Patek Philippe. На вас лукаво поглядывают два небольших круглых циферблата модели Ref.5101P 10 Day Tourbillon. Почему лукаво? Потому что наружность часов ничем не выдает присутствия в них самого совершенного из созданных на сегодняшний день турбийонов. На месте положенного окна разместилась секундная стрелка. Patek Philippe 10 Day TourbillonНад ней видна шкала запаса ходa. Цифры на шкале не проставлены, но имеется скромная надпись «10 Days» — 240 часов! Такого еще не было. И лишь в последнюю очередь на нежно-розовом циферблате можно различить искомое слово tourbillon. В принципе эти часы могут ходить без завода 11 дней, но создатели намеренно оснастили заводной барабан ограничителем. Дело в том, что если взвести пружину этих часов до отказа, то заявленную точность -1/+2 секунды в сутки они обретут только спустя 20 с лишним часов.
Сам турбийон, впрочем, рассмотреть можно, но только через прозрачный сапфир задней крышки гладкого, анатомически изогнутого платинового корпуса. Спрятать турбийон под циферблат-создателей часов заставило, по их заверению, вредное воздействие на систему смазки самого уязвимого узла высокоточного хронометра, оказываемое солнечным светом. Может и так, ведь десятидневный запас энергии сдвоенных заводных барабанов не должен пропадать в борьбе с трением сложнейшего механизма, который разрабатывался целых три года. Новый калибр 28-20/222 состоит из 231 детали, из них 72 приходятся на турбийон. Между тем в решении дизайнеров есть и другой, философский смысл. Сегодня часы с турбийоном предлагают десятки компаний, но сделать его невидимым пока не решается никто, кроме Patek Philippe. Но и она не собирается предлагать больше нескольких десятков 10 Day Tourbillon в год.

Светлое будущее

Как показало бурное начало третьего тысячелетия, турбийону уготована долгая и богатая приключениями жизнь. Пока большинство часовщиков и любителей Breguet Classique Grande Complication (Ref.3358BB/52/986 DD00)высокого часового искусства продолжают относиться к нему с пиететом. Как, например, мастера компании Girard-Perregaux, создавшие модель Tourbillon Sous Trois Ponts d'Or: для людей со слабым зрением, которые могут сразу и не заметить один мост турбийона, дизайнеры навели еще два моста из чистого золота. Однако наряду с предельно пафосным отношением нет-нет да и проскочит нечто предельно функциональное, как в часах Royal Oak Concept от Audemars Piguet, в которых турбийон кренится к платине не помпезными золотыми мостами, а скромными амортизирующими гармошками. То есть короли минутных репетиров (а именно ими славится АР) считают, что в часах будущего турбийон будет столь же обычным усложнением, как ныне автоподзавод. На мой взгляд, это точный прогноз. Ведь ничто же не мешает сейчас некоторым часовщикам с величайшим почтением относиться к тому же автоподзаводу и делать ротор из золота или платины. В конце концов это турбийон создан для человека, а не наоборот.

©Мои часы №4/2003


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Hermleвское время Привычное тиканье часов подобно биению сердца дома. Остановите их, и всё поглотит глухая, неживая тишина. Даже обычные незатейливые ходики способны создать в жилище атмосферу спокойствия и уюта.
Мечта шпиона Компания CASIO расширила список устройств, которые удалось уменьшить до размера наручных часов. На этот раз ими стали цифровая фотокамера и аудиоплейер.
Новая автоматика - автоматически хороша? Если сегодня производитель часов решает запустить в производство новый часовой механизм с автоматическим заводом, то он хочет либо дополнить уже существующие механизмы-калибры лучшей моделью, либо перестать зависеть от своего поставщика базовых механизмов. Первый вариант относится к рассматриваемому здесь Калибру 975 от Jaeger-LeCoultre, а второй - например, к новому Калибру 975 от Audemars Piguet и Калибру 2475 от Vacheron Constantin. Для более комплексного анализа в этот список также был включен новый IWC Калибр 80110.
Леди-босс с часами Hugo Boss Любой женщине, интересующейся модой, бренд Hugo Boss хорошо знаком. Hugo Boss - это элегантная удобная одежда, удивительно свежий, чувственный, интригующий цветочный аромат Hugo Boss Woman, а теперь еще и модный женский аксессуар - часы BOSS Hugo Boss.
© 2007 «TimeWay»