Главная Статьи Звезда зенита
 

От себя

От себя Для того чтобы быть успешным, необходимо четко ощущать, что сегодня требует время и что именно нужно людям. А время сейчас такое, что современный человек может узнать который час, посмотрев куда угодно — на дисплей компьютера, органайзера или мобильного телефона, на панель авто... Но ни одни из этих часов не представляют собой частичку вашей личной концепции времени. Ни одни из них вы не сможете надеть на руку, чтобы они подчеркивали вашу индивидуальность и вкус. Значит, нужно преподносить покупателям время так, как понимают его они — в технически, эстетически и эргономически безупречной форме, которая могла бы выделить их толпы.
Я занимался аксессуарами из кожи в Delsy, работал у Ива Сен-Лорана, был вице-президентом винного дома Veuve Cliquot Ponsardin. И там, и сейчас в Zenith я имею дело с товарами роскоши. Моя главная задача — создавая новые модели, брать все лучшее из мира haute horlogerie и роскоши. Но роскошь — не значит цена. Это прежде всего красота, которая не боится времени. Я очень рад, что наконец пришло время роскошных часов. Я бы вообще не выпускал массовые часы. 500 часов одной модели на весь мир вполне хватит. Я люблю шикарные вещи. А какой шик в том, чтобы прийти, скажем, в ресторан «Пушкин» и увидеть у человека за соседним столиком на руке такие же часы? Клиента надо уважать, ведь он покупает не часы, а счастье и гордость.

Звезда зенита

Звезда зенита Когда руководство LVMH, крупнейшего производителя товаров роскоши, назначило главой легендарной часовой компании Zenith Тьерри Натафа, который до этого торговал знаменитым шампанским «Вдова Клико», многим это решение показалось сомнительным. Теперь, когда г-н Натаф проявил себя не только как блестящий президент СЕО, но и как главный дизайнер последних коллекций, это назначение можно причислить к одному из важнейших событий часового мира

Назначенец

Звезда зенита Назначенец

Став три года тому назад частью LVMH, Zenith значительно повысил собственный потенциал. Это — единственный брэнд haute horlogerie, с которым концерн может соперничать с конкурентами на мировом часовом рынке. LVMH прекрасно понимает это и щедро вложился в обновление производства и рекламу Zenith. Но грамотно распорядиться этими деньгами должен был не просто свой человек и не просто хороший бизнесмен, но еще и эстет, прекрасно понимающий специфику мира роскоши. Им и стал 38-летний француз, в генах которого смешано еще полдюжины кровей, Тьерри Натаф.
На вопрос, почему он решил заняться часовым бизнесом, г-н Натаф, с которым мы встречались и в апреле в Базеле, и в конце сентября в Москве, ответил:
— Во-первых, я наполовину итальянец. А вы, наверняка, знаете, что итальянцы буквально помешаны на часах. Я люблю часы всю сознательную жизнь. Во-вторых, по первому образованию я дипломированный инженер, так как с детства обожал разбирать и создавать всякие там штучки, устройства и механизмы. В общем, все было за то, чтобы рано или поздно я занялся часами. Так оно и случилось. Я занимался аксессуарами из кожи в Delsy, работал у Ива Сен-Лорана, был вице-президентом винного дома Veuve Cliquot Ponsardin. И там и здесь имел дело с товарами роскоши, что само по себе, в общем, не просто. Хотя с «Кликовской», или «Вдовушкой», как говорят по-русски, у меня проблем не было, особенно в России. (Смеется.) В итоге пришел к выводу: на успех влияет не то, чем ты занимаешься, а то, как ты делаешь свое дело, используешь ли при этом талант, которым наделила тебя мать-природа. Моя главная задача — создавая новые модели, брать все лучшее из мира haute horlogerie и роскоши. Помнить, что нам полтора века от роду, хранить лучшие классические черты, ни на минуту при этом не забывая о том, что роскошная вещь — это прежде всего прекрасная и гламурная вещь. Еще труднее убедить человека в том, что перед ним вещь, которую ему просто необходимо приобрести. А ведь этот человек может быть и москвичом, и нью-йоркцем, и токийцем. Новая коллекция — это, если хотите, наше заявление: «Отныне Zenith претендует на долю и в секторе роскошных швейцарских часов». Новая коллекция — это наши общеизвестные технологические высоты в новом эстетическом виде, поднявшемся до высот запросов истинных поклонников haute horlogerie.

Менеджер

Звезда зенита Менеджер

Первым делом Натаф пошел на весьма решительный шаг — взял и перестал поставлять сверхточные механизмы El Primero (первый высокочастотный механический двигатель 36 000 пк/ч) ведущим компаниям. Пострадали Rolex, Cartier, Panerai и многие другие великие брэнды.
— Когда я пришел в компанию, прежде всего меня удивил ТОТ факт, что 90 процентов наших топ-механизмов уходило на сторону, — до сих пор недоумевает Натаф. — Другие брэнды класса люкс после ничтожных доделок украшали наши механизмы своими логотипами, вставляли их в свои корпуса и продавали часы в десятки раз дороже. А почему, собственно, мы должны работать во славу конкурентов, ведь наши великолепные механизмы — «ядерные реакторы, турбины», в общем, двигатели нашей компании? При этом обьемы посторонних заказов и темпы их выполнения были столь высоки, что мы порой даже не имели возможности обновить станки и прочее оборудование. Поэтому и решился пойти краткосрочные денежные потери ради больших прибылей в скором будущем. В LVMH меня прекрасно поняли и поддержали не только морально. Натаф существенно усилил этап окончательной обработки часов: нанял лучших декораторов и полировщиков. Повысил зарплату сотрудникам. Ну и, наконец, почти полностью обновил оборудование. Лозунгом Zenith стало выражение Платона «Красота — это сияние истины». Его можно расшифровать так:
красота — это истинные шедевры — механизмы El Primero и Elite — в новых модных сияющих золотых корпусах. Если раньше топ-модели Zenith в золотом корпусе оснащались стальным ротором автоподзавода, а в застежке ремешка золота было всего лишь 3 грамма, то сейчас роторы в механизмах стали исключительно золотыми, из чистого золота делаются и застежки.

Звезда зенита Менеджер

— У нас есть часы за 3000 долларов, а есть и за 80 тысяч, — говорит Натаф. — Они доступны покупателям всех возрастов. И это тоже часть моей концепции: человек должен иметь возможность носить Zenith на протяжении всей жизни — молодым, зрелым и пожилым. Пусть сначала это будут часы с El Primero в стальном корпусе, затем — в золотом, затем сложные золотые часы со все тем же сверхкачественным механизмом внутри. Роскошь — не значит цена. Это прежде всего красота, которая не боится времени. Я очень рад, что наконец пришло время роскошных часов. Если бы я мог, я вообще не выпускал массовые часы. 500 часов одной модели на весь мир вполне хватит. Я люблю шикарные вещи. А какой шик в том, чтобы прийти, скажем, в ресторан «Пушкин» и увидеть у человека за соседним столиком на руке такие же часы? Клиента надо уважать! Поэтому я лично проверяю каждую партию лимитированных часов и только после этого ставлю под каждым сертификатом свою подпись. Современный человек покупает не часы, а счастье и гордость.

Пигмалион

Звезда зенита Пигмалион

Наведя порядок на мануфактуре, Натаф взялся за дизайн.
— Было страшно, — честно признается он. — Я был похож на человека, который подошел к открытой двери самолета, чтобы впервые в жизни прыгнуть с парашютом. Ветер свистит, что тебя ждет — не известно... Ведь это не было развлечением, мне нужно было развивать брэнд, в который были вложены немалые деньги... Но набрался смелости и прыгнул. (Смеется.) Начал с дамской коллекции, ведь последние 30 лет Zenith не создавал женских коллекций. А я обожаю женщин! Глаза Натафа вспыхивают еще ярче, и рассказ о том, как он создавал свою первую в жизни коллекцию часов, превращается в исповедь Пигмалиона.
— Знаете, на что я обращаю внимание, глядя на женщину? На глаза! Вот я и придал корпусу часов Star Collection миндалевидный разрез женских глаз. Затем я обращаю внимание на то, как женщина движется. Движения и походка настоящей дамы всегда плавны, она как бы находится в постоянном танце! А теперь обратите внимание — цифры на циферблате этих часов тоже пританцовывают. Я создавал часы для современной деловой женщины, поэтому в них есть и лучшие мужские качества, которые женщины позаимствовали у нас. Я имею в виду крупный размер корпуса, точность и надежность механизма EI Primero, дух независимости... Однако, конечно же, я не мог не придать корпусу сексуальность и мягкие линии. Постарался, чтобы он был приятен на ощупь, как женское тело.

Звезда зенита Пигмалион Женщины подчеркивают красоту своих глаз ресничками. В этих часах реснички — это 64 бриллианта, мелкие по бокам, но становящиеся все больше и больше по мере приближения к отметкам «12 и б часов». Обратите внимание на изгиб сапфирового стекла! Когда смотришь на него сверху, он незаметен. Но взгляните на часы в профиль: я придал стеклу форму глазного яблока.
Гильоше на циферблате символизирует женскую страсть и тягу к свету и светлому. В женских глазах всегда так много света! Они так искрятся и сияют! Поэтому я раскидал по циферблату звездочки. Звездочки даже есть на роторе автоподзавода и на мостах механизма. Звезда — символ нашей компании. Кроме того, звезды приносят счастье. Вот почему их так много. Ремешок из кожи страуса. Я распорядился, чтобы его не окрашивали интенсивно, как положено. И его на мгновение погружали в краску всего два раза, чтобы на ремешке создался полунамек цвета, а затем на еще невысохшую поверхность нанесли алмазную пыль.
Ну и, наконец, лучший в мире часовой механизм El Primero — символизирует внутреннюю красоту женщины. Ведь в настоящей женщине все должно быть прекрасно. Создавая эти часы, я вовсе не думал, что их будут носить только супермодели. Меняя ремешки, выбрав хотя бы двое часов с различными сочетаниями разноцветных бриллиантов и циферблатов, вы можете обеспечить себя прекрасными часами — которые подойдут к любому наряду, к любой ситуации, к любой машине, — часами на всю жизнь. Они прекрасно смотрелись на Кароль Буке и Катрин Денев, на Кристине Агилере, с которой я недавно танцевал в Нью-Йорке, и на Эмме Чаплин (оперная певица довольно-таки трагического образа. — Прим. автора). Для меня каждая обладательница Zenith — супермодель. Я создавал их для вас, Женщины! Пожалуйста, не забывайте в жестком ритме современной жизни о счастье! И будьте счастливы!

Ждите сюрпризов!

Звезда зенита Ждите сюрпризов! Успешный дебют Натафа в совершенно новом для себя амплуа имеет и обратную сторону. Теперь от весьма креативного и многообещающего дизайнера будут ждать не менее впечатляющего продолжения. Но, судя по всему, Натаф, который еще в начале года сравнивал свои первые дизайнерские опыты с прыжками с парашютом, увлекся столь модным сегодня скайдайвингом. Во всяком случае разочаровать требовательную публику он не боится. Наоборот, уверен в успехе:

— Не хочу раскрывать карты, но в следующем году вас ждет много сюрпризов, — хитро улыбается он. — Но вашему журналу, как хорошему другу нашей компании, по секрету скажу: мы заканчиваем работать над первым турбийо-ном Zenith.
— На основе El Primero или же вы изобрели новый механизм столь же высокого уровня?
— Разработки новых механизмов ведутся, но пока мы будем производить все на основе El Primero и его модификациях. Ждите реплики наших знаменитых моделей, эксклюзивные сложные часы в корпусах неожиданных форм, с этого года мы будем заботиться о женских коллекциях...
— В общем, можно сказать, вовсю идет подготовка к 140-летию компании в 2005 году?
— Да. И реплика Zenith 1965 —тому свидетельство.
— Самое время выпустить и карманные часы. Кстати, как вы к ним относитесь?
— Карманные часы — очень стильный аксессуар. И не исключено, что скоро они снова войдут в моду, как, скажем, портсигары или мундштуки. Ведь это вещи из одного времени и одного стиля — модного арт-деко.
— Сейчас модны тандемы часовщиков и автомобилестроителей. Zenith не собирается производить часы для какого-нибудь авто?
— Нет... Хотя зарекаться не стану. Если к нам обратится, скажем, Aston Martin — шикарный солидный автомобильный брэнд, репутация которого соответствует вполне уровню Zenith, то почему бы и не сделать что-нибудь для него? Не знаю, случится это когда-нибудь или нет. Скорее я создам автомобиль уровня Aston Martin... Точно! Замечательная идея! Спасибо за совет!
— И последний вопрос. В чем секрет вашего успеха?
— Для того чтобы быть успешным, необходимо четко ощущать, понимать время и людей, что именно сегодня требует время и что именно нужно людям. А время сейчас такое, что человек может узнать который час, посмотрев куда угодно — на дисплей компьютера, органайзера или мобильного телефона, на панель авто... Но ни одни из этих часов не представляют собой частичку вашей личной концепции времени. Ни одни из них вы не сможете надеть на руку, чтобы они подчеркивали вашу индивидуальность и вкус. Значит, нужно преподносить покупателям время так, как понимают его ОНИ — в технически, эстетически и эргономически безупречной форме.


"Мои часы" декабрь-январь 2003-2004г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Michel Herbelin. Наследник по прямой Когда говорят "часовые традиции региона Юра", мы сразу же представляем себе швейцарский кантон Невшатель и его центры в Ля Шо-де-Фоне и Ле- Локле. А между тем по другую сторону Юрских гор во Франции находится вторая половина этого исторического центра часового искусства. И марки, производимые там, вполне могут конкурировать с легендарным Swiss Made
Стихия Storm Эти часы заставляют удивляться даже знатоков: фантастический дизайн, реальное качество, прочность и надежность. Но главное - динамика и неповторимое настроение, имя которому - STORM.
Третий или первый В этом году без особого шума и помпы в России произошло событие, которое является значимым даже по мировым меркам: появился еще один завод по выпуску часовых механизмов. Часовой завод "Мактайм" начал выпуск механизмов хронографа 3133.
Кожевенная мануфактура вступает в ряды часовых мастеров Французская люксовая марка Hermes обладает 25% акций часовой мануфактурыVaucher, расположенной во Флёрье. Тем самым марка укрепляет престиж своего швейцарского филиала La Montre Hermes.
© 2007 «TimeWay»