Главная Статьи Жорж-Анри Мейлан. Эффект Royal Oak
 

Жорж-Анри МЕИЛАН

ЭФФЕКТ ROYAL OAK

Беседовали: Тимур БАРАЕВ и
Вячеслав МЕДВЕДЕВ

Выпуская 27,5 тысячи часов в год, а также линию ювелирных изделий, независимая швейцарская часовая компания Audemars Piguet стала одним из мировых лидеров сегмента люкс. В начале нынешнего года она открыла в России собственное представительство. Секретами успеха и планами на будущее с вами делится СЕО компании Жорж-Анри МЕЙЛАН.


— Почему вы все же решили продавать свои часы в России самостоятельно?

— Во-первых, Россия — очень большой и перспективный рынок, который особенно вырос в последние годы. А на всех крупнейших рынках, будь то Северная Америка или крупнейшие страны Европы и Азии, Audemars Piguet оперирует самостоятельно. В данный момент мы открываем свое полноценное представительство в Китае — в Шанхае.

— Какой по счету страной станет Китай?

— Уф-ф-ф... Хороший вопрос!.. Давайте посчитаем. В Европе мы имеем представительства, конечно же, в Швейцарии, Италии, Франции, Германии, Испании, в странах Бенилюкс, во всех странах Южной и Северной Америки, бейрутский офис обслуживает страны Ближнего Востока, офисы в Сингапуре, Гонконге, Тайване — страны Юго-Восточной Азии, а также в Японии, ну и России с Китаем. Итого 14.

— И во всех есть ваши бутики?

— Нет. Эти представительства занимаются оптовой торговлей. Бутиков гораздо меньше. Два в Америке, в Швейцарии, Париже, Милане, в проекте открытие магазинов в Мадриде, Дубае, Кувейт-сити, Сингапуре, Куала-Лумпуре, Гонконге, Токио. Пока 11.

— А в России?

— В России мы представлены в ведущих мультибрендовых магазинах. В Москве это Carillon, «Да Винчи», Sublime в ГУМе, Cassa Forte, в Санкт-Петербурге - Diamant в Краснодаре — «Золотой век», в Ростове-на-Дону — «Золотой век» и «18 карат».

— Вы стали большой компанией!

— (Смеется.) Это наш долг!

— Конечно же, во всех перечисленных вами странах бестселлером является Royal Oak?

— Совершенно верно. Очень сильная модель! Ей уже 36 лет, а спрос на нее все растет.

— Популярность — палка о двух концах. Один из представителей российского бомонда посетовал, что три года тому назад с Royal Oak на руке он чувствовал себя королем в модном клубе, привлекая всеобщее внимание. Сейчас, по его словам, Royal Oak превратился в своеобразную клубную карту, и этой моделью никого не удивишь...

— Слова вашего друга свидетельствуют о популярности Audemars Piguet в России.

— Не только. Этот человек хочет приобрести нечто более эксклюзивное.

— А-а-а... Вы об этом. А вы спросите его, стоит ли приобретать непроверенные часы неизвестного бренда. Лучше купить другой Royal Oak — хронограф, вечный календарь или турбийон. У нас очень большой выбор самых разнообразных моделей. Мы думаем о наших клиентах и работаем ради них. Повсеместный рост наших продаж доказывает, что мы на правильном пути. Смысл моей работы в том, чтобы поддерживать любовь наших клиентов к Audemars Piguet. Каждая наша новинка должна вызывать огромный интерес. Только так люди останутся с нашим брендом. Именно из таких клиентов, которые покупают несколько разновидностей одной и той же модели, в итоге получаются коллекционеры.

— В свое время Audemars Piguet одной из первых выпустила часы с радикально черным циферблатом на каучуковом ремешке в розово-золотом корпусе, затем представила концепт-часы Royal Oak. Какие новшества следует ждать в ближайшем будущем?

— Мы продолжаем активно экспериментировать с новыми материалами. В прошлом году представили Royal Oak в сверхпрочном и практически невесомом корпусе из изобретенного нами кованого карбона. В нынешнем году появились модели из керамики и титана... При этом мы стараемся не столько развивать и продвигать Royal Oak, сколько вносить реальный вклад в развитие часового дела.

— В связи с этим хочется спросить о часах с принципиально новым спуском Audemars Piguet? Выдержали ли они испытание жизнью? Когда мы увидим механизм с новым спуском в Royal Oak?

— К первой партии из 20 часов Cabinet No 5 из коллекции Tradition of Excellence нареканий нет. Все в порядке и со второй серией моделей Millenary. В этом году планируется выпустить крупную партию часов из линии Millenary на базе механизмов с нашим новым спуском, которым, если не возникнет проблем, в ближайшие два-три года будет оснащена большая часть модельного ряда Audemars Piguet наш бестселлер Royal Oak — в первую очередь.

— Часы с новым спуском будут стоить разумных денег или немногим дешевле коллекционных Millenary — около 200 тысяч евро?

— Мы собираемся резко снизить цены на наши механизмы с новым спуском. Они не опустятся ниже 5—6 тысяч евро (столько стоят наши самые дешевые модели), но будут вполне доступны.

— Аналогичный вопрос о вашем новом собственном автоматическом калибре АР 3120. Вы довольны им?

— О, да-а-а! Никаких проблем за два года эксплуатации! Недаром мы перевели на него почти всю линию Royal Oak и другие линии, кроме моделей класса Grande Complication. В прошлом году мы оснастили его модулем хронографа и вставили в Royal Oak Offshore. И опять же никаких нареканий.

— А сколько времени вам потребовалось, чтобы перевести весь модельный ряд Audemars Piguet на собственный механизм?

— Это произошло не так быстро. Дело в том, что для нас создание собственного механизма — не самоцель. Мы стремимся к настоящей независимости. Какой смысл в собственном механизме, если большую часть деталей для него приходится закупать у поставщиков? Мы хотим производить собственный механизм сами из частей, произведенных нами. Конечно же, мы работаем в этом приоритетном для нас направлении изо всех сил. Но, как я уже сказал, во-первых, не все так просто. А во-вторых, нас сильно задерживает рост продаж и, соответственно, увеличение выпуска часов.

— А каковы цифры роста, если не секрет?

— Не секрет. 10% по количеству произведенных часов и 31% по обороту. Хочу отметить, что в 2000 году мы выпускали 16 500 часов, а в прошлом — уже 27 400. А оборот за этот период вырос с 160 млн франков до 530 млн — то есть в 3,5 раза. Как видите, рост стремительный. Даже слишком. Так что в качестве основной задачи в долгосрочных планах компании указан контролируемый рост производства часов — около 8% в год. В этом году мы особое внимание уделили дамским коллекциям. И постепенно хотим сбалансировать наш модельный ряд. Если сейчас модели Royal Oak составляют 75% от выпускаемых нами часов, то к 2010 году мы хотим снизить долю нашего бестселлера до 62%.

— Вы сказали, что стремительный рост вашей компании немного ограничивает нехватка нового механизма. Тогда зачем Audemars Piguet снабжает своими калибрами другие компании, например Chanel?

— Мы производим калибр 3120 в достаточном количестве. К тому же Chanel попросила предоставить им всего лишь пару десятков механизмов для лимитированной серии часов. Оснащать все модели Chanel своими калибрами мы не собирались. К тому же Chanel не скрывает, а гордится тем, что наши механизмы будут работать в их часах, поэтому все об этом говорят. Другие компании не столь откровенны, ведь мы поставляем свои механизмы еще нескольким клиентам. Но речь идет о небольших количествах, которые не могут повлиять на наш выпуск.

— Сейчас все компании жалуются на острейший дефицит механизмов. Мистер Хайек и его Swatch Group объявили о грядущем эмбарго на поставки механизмов ETA лет шесть тому назад. За это время уже можно было нескольким независимым производителям объединиться и создать совместными усилиями фабрику по производству механизмов. Почему этого не произошло?

— Хороший вопрос. Я неоднократно пытался организовать независимые компании на строительство такой мануфактуры. Это было бы очень разумно. У нас маленькая страна, мы — часовые компании — живем по соседству друг с другом, и ничто не мешает нам создать общее дело. Но каждый из нас предпочел решать эту проблему своим путем, видя в объединении возможность утраты независимости. Мы не смогли договориться, потому что бренды класса люкс должны иметь эксклюзивную продукцию, а эксклюзив основывается прежде всего на собственном механизме. Думаю, вы отлично поняли, с проблемами какого рода я столкнулся.

— В Базеле некоторые компании признались нам, что используют в своих механизмах все больше компонентов из Китая. Причем и качество их устраивает...

— А я этого совершенно не приемлю и не понимаю. Это же натуральное самоубийство! Особенно для роскошных брендов. Часовое сообщество очень тесное. Китайский рынок не зря называют самым перспективным. Думаете, этим производителям удастся скрыть этот факт? Ну и как после этого они собираются покорять китайский рынок?

— Мир роскоши, кажется, сошел с ума! Предложение огромно, но спрос еще больше. Как вы думаете, как долго продлится эта ситуация?

— Думаю, у роскошных часовых брендов еще есть потенциал на рынках вроде вашего, китайского, индийского. В Европе, а в США особенно, наблюдается некоторый застой... И там ситуация исправится только при положительных экономических сдвигах. Вы ждете от меня макроэкономический прогноз? Не стоит. Мне самому очень интересно узнать, как будут развиваться события. Надеюсь, все будет хорошо.

— А какое у вас образование и как вы пришли в часовой бизнес?

— По образованию я инженер-механик и работаю в этой области вот уже 35 лет. 20 лет тому назад я пришел в Audemars Piguet. Начинал в производственном отделе, затем перешел в менеджмент. Я родился в одном из исконно часовых швейцарских кантонов, поэтому неудивительно, что рано или поздно я занялся тем, чем так или иначе занимались все мои предки. И мне безумно нравится мое дело.

— И тем не менее. Некоторые экономисты предрекают часовой промышленности, переживающей сейчас бум, кризис, который будет похуже кварцевого...

— Нет, мне кажется в современном мировом информационно-экономическом пространстве такое уже невозможно. В 70-е рождение кварцевых часов совпало с энергетическим и экономическим кризисами, которые нанесли тройной удар по механическим часам. Слава Богу, нашелся такой человек, как мистер Хайек, который чудесным образом спас швейцарскую часовую промышленность. Теперь в смерть механики никто не верит, потому что механические часы всегда будут считаться более престижными, нежели кварцевые. К тому же мир стал более единым, однородным и стабильным в смысле бизнеса.

— Что вы можете сказать о ювелирной линии Audemars Piguet? Насколько удачным оказался этот проект?

— Если честно, то не очень. Выручка от продажи ювелирных изделий приносит Audemars Piguet менее 5%. Для нас это очень сложный бизнес. Может быть, оттого, что мы часовой бренд, причем подчеркнуто мужской. Мужские модели составляют более 2/3 выпускаемых нами часов. А ювелирные изделия — удел дам. Но мы стараемся. Пусть ювелирное направление развивается не так стремительно, как мы ожидали, но мы не собираемся закрывать его. Будем работать и совершенствоваться далее.

— Наверное, вы правы. Большинство лидеров часового бизнеса верят в перспективу ювелирной диверсификации. Например, правая рука мистера Хайека г-жа Арлетт Эмш заявила, что через несколько лет прибыль от продажи ювелирных изделий составит 60% общей прибыли всей Swatch Group.

(Смеется.) Не верю! Категорически!

— Поверьте, мы несколько раз попросили ее уточнить эту цифру.

— Нет, я верю, что г-жа Эмш могла сказать такое. Вполне могла! Но не верю в то, что это когда-нибудь произойдет.

— Чем-нибудь еще, кроме ювелирки, Audemars Piguet не собирается заниматься? Сегодня это модно.

— Нет, нет! Что вы! Мы все-таки предпочитаем не покидать территорию, которая хорошо нам знакома и на которой мы себя ощущаем уверенно. Я никогда не задумывался над этим, поскольку даже не представляю, что мы могли бы создать.

— Ну, например, роскошную яхту. А что? Тема крайне актуальная. А после двух подряд побед швейцарской Team Alinghi с парусами Audemars Piguet в самой престижной регате в мире America's Cup, думаем, недостатка клиентов не будет.

— Да ну что вы!? Кораблестроение — это же сложнейшая наука! К тому же Alinghi - спортивная, а не роскошная яхта. Вы не представляете себе, какая команда великолепных экспертов собралась в Team Alinghi. Мне даже будет неловко обращаться к ним с подобным предложением. Абсолютно то же самое могу сказать и относительно нашего сотрудничества с командой Maserati, участвующей с нашим логотипом на борту в знаменитых гонках «24 часа Ле-Мана». Меня восхищает профессионализм специалистов, но концепт-кар Maserati-Audemars Piguet мы делать не будем. Нам вполне достаточно того, что коллекционеры,наши коллеги по бизнесу и обычные поклонники часового искусства высоко оценили экспериментальные модели Millenary Maserati. Каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше других.

Мои часы №3 2008

 


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

На суше и на море За 70 лет своего существования отечественная часовая промышленность создала ряд моделей, ставших знаковыми.
Генезис интерьерных часов Первые декоративные, они же интерьерные часы представляли собой уменьшенный вариант башенных часов и даже выглядели похоже: колесная система с гирями и колокольчиками размещалась в корпусе, напоминавшем шпиль или купол; на круглом циферблате в гордом одиночестве кружилась одна (часовая) стрелка.
Хит-парад Panerai Эти легендарные часы, которые невозможно спутать ни с какими другими, родились незадолго до Второй мировой. Сейчас они известны во всем мире, несмотря на то что в продажу поступили лишь спустя 60 лет со дня своего рождения. Более того, Рanerai — это элита haute horlogerie.
Выбор Легендарный механизм хронографа «Полет» 3133 пользуется огромной популярностью среди коллекционеров не только в России, но и во многих других странах.
© 2007 «TimeWay»