Главная Статьи Жорж-Анри Мейлан. Эффект Royal Oak
 

Жорж-Анри МЕИЛАН

ЭФФЕКТ ROYAL OAK

Беседовали: Тимур БАРАЕВ и
Вячеслав МЕДВЕДЕВ

Выпуская 27,5 тысячи часов в год, а также линию ювелирных изделий, независимая швейцарская часовая компания Audemars Piguet стала одним из мировых лидеров сегмента люкс. В начале нынешнего года она открыла в России собственное представительство. Секретами успеха и планами на будущее с вами делится СЕО компании Жорж-Анри МЕЙЛАН.


— Почему вы все же решили продавать свои часы в России самостоятельно?

— Во-первых, Россия — очень большой и перспективный рынок, который особенно вырос в последние годы. А на всех крупнейших рынках, будь то Северная Америка или крупнейшие страны Европы и Азии, Audemars Piguet оперирует самостоятельно. В данный момент мы открываем свое полноценное представительство в Китае — в Шанхае.

— Какой по счету страной станет Китай?

— Уф-ф-ф... Хороший вопрос!.. Давайте посчитаем. В Европе мы имеем представительства, конечно же, в Швейцарии, Италии, Франции, Германии, Испании, в странах Бенилюкс, во всех странах Южной и Северной Америки, бейрутский офис обслуживает страны Ближнего Востока, офисы в Сингапуре, Гонконге, Тайване — страны Юго-Восточной Азии, а также в Японии, ну и России с Китаем. Итого 14.

— И во всех есть ваши бутики?

— Нет. Эти представительства занимаются оптовой торговлей. Бутиков гораздо меньше. Два в Америке, в Швейцарии, Париже, Милане, в проекте открытие магазинов в Мадриде, Дубае, Кувейт-сити, Сингапуре, Куала-Лумпуре, Гонконге, Токио. Пока 11.

— А в России?

— В России мы представлены в ведущих мультибрендовых магазинах. В Москве это Carillon, «Да Винчи», Sublime в ГУМе, Cassa Forte, в Санкт-Петербурге - Diamant в Краснодаре — «Золотой век», в Ростове-на-Дону — «Золотой век» и «18 карат».

— Вы стали большой компанией!

— (Смеется.) Это наш долг!

— Конечно же, во всех перечисленных вами странах бестселлером является Royal Oak?

— Совершенно верно. Очень сильная модель! Ей уже 36 лет, а спрос на нее все растет.

— Популярность — палка о двух концах. Один из представителей российского бомонда посетовал, что три года тому назад с Royal Oak на руке он чувствовал себя королем в модном клубе, привлекая всеобщее внимание. Сейчас, по его словам, Royal Oak превратился в своеобразную клубную карту, и этой моделью никого не удивишь...

— Слова вашего друга свидетельствуют о популярности Audemars Piguet в России.

— Не только. Этот человек хочет приобрести нечто более эксклюзивное.

— А-а-а... Вы об этом. А вы спросите его, стоит ли приобретать непроверенные часы неизвестного бренда. Лучше купить другой Royal Oak — хронограф, вечный календарь или турбийон. У нас очень большой выбор самых разнообразных моделей. Мы думаем о наших клиентах и работаем ради них. Повсеместный рост наших продаж доказывает, что мы на правильном пути. Смысл моей работы в том, чтобы поддерживать любовь наших клиентов к Audemars Piguet. Каждая наша новинка должна вызывать огромный интерес. Только так люди останутся с нашим брендом. Именно из таких клиентов, которые покупают несколько разновидностей одной и той же модели, в итоге получаются коллекционеры.

— В свое время Audemars Piguet одной из первых выпустила часы с радикально черным циферблатом на каучуковом ремешке в розово-золотом корпусе, затем представила концепт-часы Royal Oak. Какие новшества следует ждать в ближайшем будущем?

— Мы продолжаем активно экспериментировать с новыми материалами. В прошлом году представили Royal Oak в сверхпрочном и практически невесомом корпусе из изобретенного нами кованого карбона. В нынешнем году появились модели из керамики и титана... При этом мы стараемся не столько развивать и продвигать Royal Oak, сколько вносить реальный вклад в развитие часового дела.

— В связи с этим хочется спросить о часах с принципиально новым спуском Audemars Piguet? Выдержали ли они испытание жизнью? Когда мы увидим механизм с новым спуском в Royal Oak?

— К первой партии из 20 часов Cabinet No 5 из коллекции Tradition of Excellence нареканий нет. Все в порядке и со второй серией моделей Millenary. В этом году планируется выпустить крупную партию часов из линии Millenary на базе механизмов с нашим новым спуском, которым, если не возникнет проблем, в ближайшие два-три года будет оснащена большая часть модельного ряда Audemars Piguet наш бестселлер Royal Oak — в первую очередь.

— Часы с новым спуском будут стоить разумных денег или немногим дешевле коллекционных Millenary — около 200 тысяч евро?

— Мы собираемся резко снизить цены на наши механизмы с новым спуском. Они не опустятся ниже 5—6 тысяч евро (столько стоят наши самые дешевые модели), но будут вполне доступны.

— Аналогичный вопрос о вашем новом собственном автоматическом калибре АР 3120. Вы довольны им?

— О, да-а-а! Никаких проблем за два года эксплуатации! Недаром мы перевели на него почти всю линию Royal Oak и другие линии, кроме моделей класса Grande Complication. В прошлом году мы оснастили его модулем хронографа и вставили в Royal Oak Offshore. И опять же никаких нареканий.

— А сколько времени вам потребовалось, чтобы перевести весь модельный ряд Audemars Piguet на собственный механизм?

— Это произошло не так быстро. Дело в том, что для нас создание собственного механизма — не самоцель. Мы стремимся к настоящей независимости. Какой смысл в собственном механизме, если большую часть деталей для него приходится закупать у поставщиков? Мы хотим производить собственный механизм сами из частей, произведенных нами. Конечно же, мы работаем в этом приоритетном для нас направлении изо всех сил. Но, как я уже сказал, во-первых, не все так просто. А во-вторых, нас сильно задерживает рост продаж и, соответственно, увеличение выпуска часов.

— А каковы цифры роста, если не секрет?

— Не секрет. 10% по количеству произведенных часов и 31% по обороту. Хочу отметить, что в 2000 году мы выпускали 16 500 часов, а в прошлом — уже 27 400. А оборот за этот период вырос с 160 млн франков до 530 млн — то есть в 3,5 раза. Как видите, рост стремительный. Даже слишком. Так что в качестве основной задачи в долгосрочных планах компании указан контролируемый рост производства часов — около 8% в год. В этом году мы особое внимание уделили дамским коллекциям. И постепенно хотим сбалансировать наш модельный ряд. Если сейчас модели Royal Oak составляют 75% от выпускаемых нами часов, то к 2010 году мы хотим снизить долю нашего бестселлера до 62%.

— Вы сказали, что стремительный рост вашей компании немного ограничивает нехватка нового механизма. Тогда зачем Audemars Piguet снабжает своими калибрами другие компании, например Chanel?

— Мы производим калибр 3120 в достаточном количестве. К тому же Chanel попросила предоставить им всего лишь пару десятков механизмов для лимитированной серии часов. Оснащать все модели Chanel своими калибрами мы не собирались. К тому же Chanel не скрывает, а гордится тем, что наши механизмы будут работать в их часах, поэтому все об этом говорят. Другие компании не столь откровенны, ведь мы поставляем свои механизмы еще нескольким клиентам. Но речь идет о небольших количествах, которые не могут повлиять на наш выпуск.

— Сейчас все компании жалуются на острейший дефицит механизмов. Мистер Хайек и его Swatch Group объявили о грядущем эмбарго на поставки механизмов ETA лет шесть тому назад. За это время уже можно было нескольким независимым производителям объединиться и создать совместными усилиями фабрику по производству механизмов. Почему этого не произошло?

— Хороший вопрос. Я неоднократно пытался организовать независимые компании на строительство такой мануфактуры. Это было бы очень разумно. У нас маленькая страна, мы — часовые компании — живем по соседству друг с другом, и ничто не мешает нам создать общее дело. Но каждый из нас предпочел решать эту проблему своим путем, видя в объединении возможность утраты независимости. Мы не смогли договориться, потому что бренды класса люкс должны иметь эксклюзивную продукцию, а эксклюзив основывается прежде всего на собственном механизме. Думаю, вы отлично поняли, с проблемами какого рода я столкнулся.

— В Базеле некоторые компании признались нам, что используют в своих механизмах все больше компонентов из Китая. Причем и качество их устраивает...

— А я этого совершенно не приемлю и не понимаю. Это же натуральное самоубийство! Особенно для роскошных брендов. Часовое сообщество очень тесное. Китайский рынок не зря называют самым перспективным. Думаете, этим производителям удастся скрыть этот факт? Ну и как после этого они собираются покорять китайский рынок?

— Мир роскоши, кажется, сошел с ума! Предложение огромно, но спрос еще больше. Как вы думаете, как долго продлится эта ситуация?

— Думаю, у роскошных часовых брендов еще есть потенциал на рынках вроде вашего, китайского, индийского. В Европе, а в США особенно, наблюдается некоторый застой... И там ситуация исправится только при положительных экономических сдвигах. Вы ждете от меня макроэкономический прогноз? Не стоит. Мне самому очень интересно узнать, как будут развиваться события. Надеюсь, все будет хорошо.

— А какое у вас образование и как вы пришли в часовой бизнес?

— По образованию я инженер-механик и работаю в этой области вот уже 35 лет. 20 лет тому назад я пришел в Audemars Piguet. Начинал в производственном отделе, затем перешел в менеджмент. Я родился в одном из исконно часовых швейцарских кантонов, поэтому неудивительно, что рано или поздно я занялся тем, чем так или иначе занимались все мои предки. И мне безумно нравится мое дело.

— И тем не менее. Некоторые экономисты предрекают часовой промышленности, переживающей сейчас бум, кризис, который будет похуже кварцевого...

— Нет, мне кажется в современном мировом информационно-экономическом пространстве такое уже невозможно. В 70-е рождение кварцевых часов совпало с энергетическим и экономическим кризисами, которые нанесли тройной удар по механическим часам. Слава Богу, нашелся такой человек, как мистер Хайек, который чудесным образом спас швейцарскую часовую промышленность. Теперь в смерть механики никто не верит, потому что механические часы всегда будут считаться более престижными, нежели кварцевые. К тому же мир стал более единым, однородным и стабильным в смысле бизнеса.

— Что вы можете сказать о ювелирной линии Audemars Piguet? Насколько удачным оказался этот проект?

— Если честно, то не очень. Выручка от продажи ювелирных изделий приносит Audemars Piguet менее 5%. Для нас это очень сложный бизнес. Может быть, оттого, что мы часовой бренд, причем подчеркнуто мужской. Мужские модели составляют более 2/3 выпускаемых нами часов. А ювелирные изделия — удел дам. Но мы стараемся. Пусть ювелирное направление развивается не так стремительно, как мы ожидали, но мы не собираемся закрывать его. Будем работать и совершенствоваться далее.

— Наверное, вы правы. Большинство лидеров часового бизнеса верят в перспективу ювелирной диверсификации. Например, правая рука мистера Хайека г-жа Арлетт Эмш заявила, что через несколько лет прибыль от продажи ювелирных изделий составит 60% общей прибыли всей Swatch Group.

(Смеется.) Не верю! Категорически!

— Поверьте, мы несколько раз попросили ее уточнить эту цифру.

— Нет, я верю, что г-жа Эмш могла сказать такое. Вполне могла! Но не верю в то, что это когда-нибудь произойдет.

— Чем-нибудь еще, кроме ювелирки, Audemars Piguet не собирается заниматься? Сегодня это модно.

— Нет, нет! Что вы! Мы все-таки предпочитаем не покидать территорию, которая хорошо нам знакома и на которой мы себя ощущаем уверенно. Я никогда не задумывался над этим, поскольку даже не представляю, что мы могли бы создать.

— Ну, например, роскошную яхту. А что? Тема крайне актуальная. А после двух подряд побед швейцарской Team Alinghi с парусами Audemars Piguet в самой престижной регате в мире America's Cup, думаем, недостатка клиентов не будет.

— Да ну что вы!? Кораблестроение — это же сложнейшая наука! К тому же Alinghi - спортивная, а не роскошная яхта. Вы не представляете себе, какая команда великолепных экспертов собралась в Team Alinghi. Мне даже будет неловко обращаться к ним с подобным предложением. Абсолютно то же самое могу сказать и относительно нашего сотрудничества с командой Maserati, участвующей с нашим логотипом на борту в знаменитых гонках «24 часа Ле-Мана». Меня восхищает профессионализм специалистов, но концепт-кар Maserati-Audemars Piguet мы делать не будем. Нам вполне достаточно того, что коллекционеры,наши коллеги по бизнесу и обычные поклонники часового искусства высоко оценили экспериментальные модели Millenary Maserati. Каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше других.

Мои часы №3 2008

 


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

de Grisogono Otturatore Как не перегрузить циферблат при создании часов с индикаторами фаз Луны, запаса хода, указателем даты и боковой секундной стрелкой? Да еще и удивить всех простотой задумки? Это лучше всех знает основатель и глава швейцарского ювелирного и часового дома de Grisogono Фаваз Груози, который сделал гениальные идеи своим фирменным стилем
Corum Все 50 лет своего существования фирма Corum отличалась стремлением выделяться на фоне конкурентов за счет оригинальности своих творений.
Спортивные Знаменитое семейство водонепроницаемых часов Compressor пополнил НАРУЧНЫЙ БУДИЛЬНИК С ФУНКЦИЕЙ GMT (мировое время).
В рекламе тоже спад 2006-й год был сложным для часовщиков. Как это отразилось на рекламе часов?
© 2007 «TimeWay»