Главная Статьи "В России у нас все будет хорошо"
 

Президент и председатель совета директоров Audemars Piguet Жорж-Анри Мейлан:

"В России у нас все будет хорошо"

          Для большинства российских поклонников haute horlogerie бренд Audemars Piguet ассоциируется с легендарной Royal Oak, хронометрами для Maserati, а также большими проблемами, с которыми марка столкнулась в нашей стране. Именно эти темы стали основными в нашей короткой беседе с г-ном Мейланом, состоявшейся в заключительный день прошлогоднего SIHH...


Жорж-Анри Мейлан

          - Г-н Мейлан, скажите, как независимая Audemars Piquet ощущает себя в компании могучих брендов группы Richemont?

          - Комфортно. Это в высшей степени профессиональное мероприятие, организуемое профессионалами для профессионалов. Пресса, посетители, клиенты, условия здесь лучше, чем где бы то ни было - и поэтому мы здесь. По сравнению с тем же Baselworld на SIHH представлено гораздо меньше экспонентов, и можно работать с клиентурой целенаправленно, не распыляясь.

          - Ключевым словом в вопросе было "независимая"...

          - Независимость - это всегда благо. Мы по-прежнему остаемся семейной компанией и принадлежим семьям основателей, что благоприятно сказывается на бизнесе. Мы можем самостоятельно решать все вопросы - от производственного планирования до логистики. Мы не нуждаемся ни в смежниках, ни в банках для финансирования новых проектов. Если бы мы были членами какой-либо большой группы, мы не смогли бы так быстро принимать важные решения.

          - Как бы вы сформулировали кредо АР?

          - Органическое смешение традиций и инноваций. Мы стараемся соблюдать заветы Жюля Одмара и Эдварда Пиге и основополагающие принципы часового искусства и в тоже время постоянно изобретаем что-то новое. Например, только что представили новый патентованный спуск, который задействован в обновленной линейке Millenary во главе с хронографом МС12. Это новая страница в летописи компании.

          - Кстати, мне показалось, что новый спуск похож на коаксиальный. Я прав?

Audemars Piguet           - Ничего общего. Поговорите с нашим техническим директором, и он вам за пять минут объяснит разницу. Но спуск очень точный и не требует смазки. Мы начали работать над ним около пяти лет назад. Сначала сделали 5 опытных образцов, потом 20 штук для тестов - и вот конечный результат.

          - Основу продаж АР по-прежнему составляет Royal Oak?

          - Да, почти 50 процентов. Но в этом году, как видите, мы решили "продвинуть" современную классику в виде коллекции Millenary.

          - В 1970-х Audemars Piquet выступила законодательницей моды на стальные роскошные часы. Но многие не слишком сведущие в тонкостях часового искусства люди до сих пор недоумевают, почему стальные часы без каких-либо усложнений стоят от десяти тысяч долларов и выше. Что вы обычно отвечаете в таких случаях?

          - Эксклюзивность. У Royal Oak эксклюзивный механизм, ее тираж составляет 1000-1500 экземпляров ежегодно. И спрос на нее большой. Согласен, мы достигли максимального потолка цен на эту линейку, но если люди готовы платить за нее такие деньги, стало быть, столько она и стоит. После нас тем же путем пошли в Patek Philippe, сделав Nautilus.

          - Известно, что автором дизайна обеих моделей был Жеральд Жента. Вы поддерживаете с ним отношения?

          - Да, у нас прекрасные отношения - неделю назад в Базеле я специально поднялся в пентхауз Ramada Hotel, где он представлял свою коллекцию Gerald Charles, чтобы пожать ему руку и еще раз поблагодарить за Royal Oak. Он гений дизайна, без него мы были бы совсем другими.
          - Вам нравится то, что Жента делает сейчас?

          - Некоторые вещи нравятся. Я понимаю, что очень непросто было начинать с нуля. Тем более, в его возрасте.

          - Г-н Мейлан, как бы вы оценили положение Audemars Piquet на российском рынке?

Audemars Piguet           - Вы имеете в виду закрытие нашего первого в Восточной Европе московского бутика? Это странная ситуация. Я не знаю, что там конкретно происходит, поэтому мне трудно быть объективным. Конечно, тяжело понимать, что в России дела идут не так, как хотелось бы... Все говорят про какие-то проверки, но после проверок не пропадает почти половина товара! Это единственная страна со столь мощным рыночным потенциалом, где у нас до сих пор нет представительства.
          Мы его откроем, как только нам станут понятны правила игры. Пока они нам совершенно не понятны. Но я оптимистично смотрю в будущее и уверен, что все образуется.

          - Вы собираете часы?

          - Да, уже почти 20 лет. Причем собираю "одноименный" бренд Charles-Henry Meylan. Он существует с XIX столетия и, возможно даже, у нас есть какие-то дальние родственные связи, хотя не уверен. Очень интересно коллекционировать часы с собственной фамилией на циферблате. Один из моих сыновей разделяет эту мою страсть и помогает мне по мере возможностей. Помимо этого у меня есть еще несколько экземпляров Jaeger-LeCoultre - и на этом всё. Ношу их редко, потому что все-таки положение обязывает хранить корпоративную верность. Иногда ношу две пары, как сейчас, плюс карманные часы.

          - Вам это нравится или опять-таки служба обязывает?

          - И то, и другое. Не вижу ничего предосудительного в том, чтобы носить двое часов. В конце концов, у мужчин не так много возможностей украсить себя.

          - А какие еще увлечения у президента Audemars Piguet?

          - Летом играю в гольф, зимой катаюсь на лыжах в Кран-Монтане. Изредка выезжаю с семьей во Францию, в Три Долины. Но вообще времени свободного не так много.

          - Как сноубордист со стажем искренне завидую вашей возможности регулярно посещать альпийские курорты.

          - Понимаете, в Швейцарии полгода стоит зима. Кроме как кататься на лыжах, делать больше нечего. Это традиция, как и часовое ремесло. Вечером в пятницу все едут в горы, вечером в воскресенье - обратно. На шоссе страшные пробки.

          - В России зима вообще девять месяцев, а мест для катания очень мало. Те, что есть, во-первых, далеко от Москвы, а, во-вторых, с аховым сервисом и инфраструктурой...

          - Сочувствую...

Audemars Piguet           - Ну, не будем о грустном... Скажите, какими вам видятся перспективы бренда в ближайшем будущем?

          - Перспективы очень хорошие. Период определенных экономических трудностей сменился пять лет назад периодом динамичного развития. Отлично идут дела в Италии, США; расширяется сеть продаж в странах Латинской Америки, Китае, Индии, России, Украине. Так что будущее мне видится в радужных тонах.

          - Какова доля кварца в ваших коллекциях?

          - Не более 5-6 процентов, и почти все приходятся на дамские ювелирные часы.

          - Не собирается ли Audemars Piguet выпускать собственную ювелирную продукцию?

          - Мы уже около трех лет делаем "ювелирку" Royal Oak и Millenary, но ее трудно продавать, потому что наши партнеры привыкли к часам и не хотят, по их словам, "лишней головной боли". Клиенткам же наши украшения нравятся, спрос хороший. Я считаю, что женщины должны иметь возможность покупать браслеты, ожерелья, серьги, стилистически связанные с их любимыми часами. Посмотрим, как будет развиваться эта тенденция, может быть, скоро мы ее усилим...







Часы №2/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Edox Class Royale Grand Complication Репетиры — это самые сложные и престижные из часов, относящихся к высшему сословию Grand Complication. Они мелодично отбивают время только по велению хозяина и этим отличаются от часов с боем, которые автоматически отбивают часы и четверти, даже когда это никому не нужно. Репетир же сообщит вам время, только если вы его попросите: нажмете на кнопку или рычаг.
Отечественный часпром Мы предположили, что зеркалом нашего часпрома могло бы стать мнение директорского корпуса отрасли и, чтобы заглянуть в это "зеркало", предложили руководителям предприятий ответить на ряд вопросов. Предлагаем вашему вниманию полученные нами ответы.
Hermle - школа мастерства ...не каждый зарубежный производитель изъявляет желание принимать и учить наших специалистов. Но бывают и счастливые исключения - такие как, например, мировой лидер по производству интерьерных часов и механизмов к ним - немецкая компания Hermle.
Zenith Starissime Tourbillon Автор этого шедевра — президент и CEO Zenith Тьерри Натаф.
© 2007 «TimeWay»