Главная Статьи Ulysse Nardin. Новаторы Хроноса
 
Ulysse Nardin

Ulysse Nardin

Новаторы Хроноса

История марки Ulysse Nardin служит наглядным примером существования всей швейцарской часовой промышленности на протяжении последних десятилетий, когда обращение к искусным творениям прошлого шло параллельно с выбором дальнейшего пути развития часовой механики, поиском новых форм, исследованиями в области материаловедения. С другой стороны, Ulysse Nardin служит образцом соединения серьезного потенциала, солидного базиса с тактической гибкостью. Последнее качество в особой мере присуще нынешнему владельцу марки: благодаря его усилиям марка занимает одну из ведущих позиций в часовой отрасли Швейцарии.


Ulysse Nardin

В 1983 году Рольф В. Шнайдер вместе с несколькими друзьями приобрел фирму Ulysse Nardin и часть исторического здания фирмы. На тот момент старинная марка, сохранив из былых заслуг лишь высокое имя да обветшалое строение, находилась, Позолоченные буквы украшают фасад фирменного здания Ulysse Nardin в Ле-Локле. без преувеличения, в предсмертном состоянии. Был назначен внешний управляющий наследственного имущества, который, судя по всему, в основном, занимался поиском покупателя на здание, а о предприятии речь уже и не велась. На тот момент 47-летний Шнайдер был процветающим бизнесменом. Своего благосостояния он достиг в результате успешной коммерческой деятельности в странах Юго-Восточной Азии, и к началу 80-х годов владел несколькими фабриками по производству часовых циферблатов, корпусов и браслетов в Таиланде и Малайзии, где он теперь живет с семьей постоянно. Но, следуя истине, заметим: в основном, 71-летний энергичный жизнелюб Рольф Шнайдер проводит жизнь в самолете, непрестанно курсируя между двумя своими резиденциями: в швейцарском Невшателе и в Куала-Лумпуре, столице Малайзии. Шнайдер стал первопроходцем во многих областях часового бизнеса, но, главное, он был одним из тех, кто в начале 80-х, в самый расцвет кварцевого бума, непоколебимо верил в будущее механических часов и вкладывал собственные деньги в возрождение традиционной часовой отрасли.
Рольф В. Шнайдер В конце 70-х Шнайдер был в числе первых швейцарских предпринимателей, начавших строить в Юго-Восточной Азии фабрики по производству часовых деталей. У швейцарских часовщиков они пользовались большим спросом из-за высокого качества и, в первую очередь, из-за их чрезвычайно низкой себестоимости вследствие дешевой рабочей силы в Таиланде и Малайзии. "1982 год был для швейцарской промышленности критическим, - рассказывает Рольф Шнайдер. - В том году я задержался в Швейцарии, чтобы побегать на лыжах, и услышал о трудностях и критическом положении Ulysse Nardin. Это меня очень заинтересовало: делать только детали часов - мне было этого уже мало, я мечтал о собственной часовой марке. Мне хотелось выйти на рынок с такими часами, которых еще никто не видел и не производил. Я знал, что поставил перед собой труднейшую задачу, но для меня она была стимулом". Шнайдер проявлял интерес к продаваемым брендам, стремясь использовать их как стартовую площадку для осуществления своих далеко идущих планов. Но, как правило, все, что ему предлагалось в то время, были производства кварцевых часов, что в полной мере отражало существующую моду и уровень технического развития. И вот он услышал о марке со славным прошлым - Ulysse Nardin. И все сошлось! Честолюбивый Шнайдер загорелся желанием возродить великую когда-то Ulysse Nardin как производителя традиционных часовых механизмов высокого класса и одновременно реализовать свои идеи. Его решение принять участие в покупке бренда вызвало волну недоумений и насмешек.
В то время многие часовые фирмы, борясь за выживание, вынужденно продавали свое оборудование для производства часовых механизмов в страны СЭВ, а сотни механических часов, ремесленные станки и бесчисленное множество деталей просто выбрасывались на свалку как отживший свое время хлам. Количество рабочих мест в часовой промышленности Швейцарии во второй половине 70-х годов сократилось с 100 000 до 35 000 человек, многие часовые мастера стали либо безработными, либо переквалифицировывались и уходили в другие отрасли. "Конечно, задуманное мной предприятие было делом рискованным, и я долгое время не знал, сможем ли мы выстоять, - рассказывает Рольф Шнайдер. - Я всегда был сторонником осторожных планов, но здесь меня словно кто-то подстегивал, и я решил развернуться, вложив в это дело немалые средства, полученные от работы моих других фирм".

Macho Palladium 950 — название новых автоматических часов Ulysse Nardin с маленькой секундной стрелкой, указателями даты и запаса хода. Корпус, имеющий форму горизонтального овала, произведен из чрезвычайно редкого благородного металла — палладия (он встречается в 20 раз реже, чем золото). Изогнутый по продольной оси, корпус идеально прилегает к запястью.

Захватывающая карьера

Пьер Жигакс - вице-президент фирмы Ulysse Nardin, отвечаю-щийза все торговые операции.

"Другие фирмы" были результатом замечательного жизненного пути и начавшейся в 1958 году карьеры молодого швейцарского коммерсанта, который сегодня как-то очень буднично рассказывает собственную историю. "Свои первые деньги я заработал в отделе рекламы и маркетинга фирмы Jaeger-LeCoultre в Женеве. Позже я работал агентом Jaeger-LeCoultre в Англии. В это время я прочитал в газете объявление компании Diethelm о вакантном месте в Таиланде. Эта фирма занималась, в частности, сбытом часов и была на тот момент самой крупной иностранной фирмой в регионе. Тогда в Таиланде почти ничего не производили, всю продукцию импортировали. Крупнейшая Diethelm занималась организацией импорта различных товаров. Учитывая мой предыдущий опыт работы в часовой компании, мне поручили возглавить отдел часов, у которого на тот момент были заключены контракты с Ebel и Longines. Помимо часов компания импортировала также продукцию фирм Parker, Procter & Gamble, Geigy, Goodyear, Union Carbide. Я задержался в Diethelm на семь лет. Занимался спортом, в основном регби, и был капитаном спортивного клуба Royal Bangkok. Однажды мы играли против команды Гонконга, и после банкета ко мне обратился Часы Ulysse Nardin Perpetual Calendar Quadrate Dual Time - хронометр с сертификатом C.O.S.C. Корпус (42 x 42 мм) изготовлен из белого золота; задняя крышка с сапфировым стеклом; сапфировое стекло защищает циферблат; кожаный ремешок; раскладывающаяся застежка из белого золота; автоматический механизм Калибра UN-32 с патентованным механизмом для установки времени второго часового пояса. один американец, вице-президент фирмы Philippe Morris. Он слышал мою речь на обеде, я ему, судя по всему, понравился. Он предложил мне место представителя Philippe Morris в странах Азии". Так, приняв предложение американца, Шнайдер оказался в Гонконге и начал службу в крупнейшей американской табачной компании, в которой успешно проработал два с половиной года. Во время одной из отпускных поездок в Швейцарию он познакомился с Шарлем Штерном, владельцем фабрики циферблатов в Женеве. Штерн пригласил его посмотреть свое производство. "Первое, что бросилось мне в глаза, - это обилие ручной работы. Потом мы ходили по цехам, и во мне зрело убеждение, что циферблат это такой продукт, который можно с успехом изготовлять в Азии, например в Таиланде. Я поделился своими мыслями со Штерном, и тот сразу заинтересовался открывающимися возможностями. Мы договорились, что Штерн приедет ко мне и мы посмотрим с ним несколько фабрик. Он не стал откладывать визит в долгий ящик и очень скоро приехал ко мне". Поездка убедила Штерна в возможности организации в азиатских странах производства часовых циферблатов, как, впрочем, и других комплектующих. И он изъявил готовность инвестировать в создание фабрики циферблатов. При этом он поставил только одно условие: Рольф Шнайдер примет в этом проекте участие и возьмет на себя руководство новой фабрикой.
"Мне было трудно на это решиться, - вспоминает сегодняшний владелец Ulysse Nardin, - работа у Philippe Morris мне нравилась, и у меня не было желания и планов ее менять. Но в предложении Штерна было что-то очень заманчивое - риск, вызов, порыв. И я сказал: "O.K., я займусь этим делом на некоторое время. Может быть, перетащу сюда еще и других швейцарцев..." Тогда у меня и в мыслях не было, что я начинаю дело всей своей жизни".
Изготовление деталей из акрилового стекла. Рольф В. Шнайдер возвратился в Бангкок и совместно с азиатскими партнерами начал строительство фабрики циферблатов "Cosmo". Следом был возведен цех для производства часовых корпусов. Затем он построил фабрику для производства футляров к дорогим часам. Постепенно между Штерном и Шнайдером стали возникать споры - сказывалось различие взглядов на многие производственные вопросы. Рольф решил уйти из компании и начать что-нибудь новое. "Я поехал в Малайзию, чтобы разрешить все вопросы с прежними партнерами, - рассказывает он. - Страны Южной Азии тогда стремились развивать промышленные производства, ориентированные на экспорт. Вблизи Куала-Лумпура специально для этих фирм была выделена огромная территория, были упрощены юридические формальности, связанные с импортом и экспортом. И это было немаловажно, поскольку станки и сырье для изготовления циферблатов нужно было покупать в Швейцарии". Основным материалом для изготовления циферблатов, как известно, служит особый вид латуни, которая обладает определенной твердостью и пластичностью и производится только в Швейцарии специально для нужд часовой промышленности. В 1974 году Шнайдер основал свою первую фабрику циферблатов в Малайзии, а уже в 1975 году к ней добавилась вторая фабрика на Филиппинах. В швейцарском Биле находилось бюро, через которое осуществлялась продажа циферблатов, изготовленных в Азии. "Я был первым швейцарцем, который занимался производством в Азии. Теперь моим путем пошли многие швейцарские часовые фирмы, заказывающие изготовление корпусов, циферблатов, браслетов и деталей часовых механизмов в Юго-Восточной Азии.

Концентрация на главном

Вид одной из часовых мастерских, разделенной деревянными перегородками со стеклянными проемами. В 1995 году Шнайдер продал предприятия на Востоке, с тем чтобы целиком посвятить себя любимому детищу - Ulysse Nardin, уверенно набирающей обороты и процветающей фирме. Около 15 000 часов было произведено в 2005 году и продано более чем в 500 часовых магазинах по всему миру. За 9 месяцев 2006 года марка поставила продукции на рынки США, России и Малой Азии (главным образом, в Турцию) на 15% больше, чем за такой же промежуток времени предыдущего года. При этом отмечается существенный рост экспорта дамских часов, составивших примерно 12% от всех механических хронометров, и спрос на эту категорию постоянно растет. Увеличение объемов производства является, во-первых, результатом проведения четкой, хорошо продуманной модельной политики, ориентированной на выпуск часов, отмеченных какой-либо технической или эстетической новацией, - на них спрос особенно велик. Во-вторых, опросы, проведенные среди ювелиров, показывают, что Ulysse Nardin, которая, между прочим, имеет свое крупное торговое представительство в Шанхае, пользуется славой одной из лучших инновационных марок. Чем оплачена такая престижная репутация, знают и помнят в Ле-Локле, там, где без малого четверть века назад Рольф Шнайдер купил погибающую фирму и спас ее от забвения. Действительно, уже в 80-е годы старинной часовой марке снова удалось занять место в авангарде изготовителей дорогих и сложных часов. Этому в немалой степени способствовал выпуск коллекции "Трилогия времени" (Trilogie of Time), составленной из моделей Astrolabium Galileo Galilei,Tellurium Johannes Kepler и Planetarium Copernicus. Конструкцию всех трех астрономических приборов в форме наручных часов разработал доктор Людвиг Ойшлин, ученый, университетский профессор и часовой мастер, "обладающий даром радикально упрощать, сохраняя главное, и таким образом реализовывать новаторские идеи в виде микромеханических шедевров" - так говорит об этом уникальном человеке Шнайдер.
Эту вырезанную из куска стали электроэрозионным способом деталь впоследствии разрежут, как каравай хлеба, на ломти, которые затем превратятся в рабочие пружины механизма. Серьезный ученый и общительный, очень остроумный человек, совсем не подходящий под стереотип отрешенного от мира чудаковатого научного деятеля, изучал греческий язык, латынь, археологию, астрономию и теоретическую физику, а после этого еще несколько лет обучался профессии часового мастера. Сегодня Ойшлин занимает пост директора одного из самых удивительных часовых музеев мира - "Musee d'Horlogerie" в Ла Шо-де-Фоне и пишет научные труды, посвященные различным областям науки. Кроме того, он уже много лет связан с маркой Ulysse Nardin, которая дает ему возможность претворять в жизнь самые невероятные идеи. От него требуется лишь соблюдение одного условия: наручные часы должны быть пригодны для своего прямого назначения. В качестве примера возьмем две модели - Perpetual Ludovico и GMT Dual Time. Модель Perpetual Ludovico была выпущена в свет в 1996 году, к 150-летию основания фирмы, и посвящена талантливейшему конструктору и изобретенному им чудо-механизму. Ойшлин имел свою точку зрения на простоту повседневного пользования часами. Результатом его размышлений стало создание уникальных часов с вечным календарем, который можно переводить и быстро изменять дату вперед или назад, пользуясь лишь одной заводной головкой. Следовательно, если часами долгое время не пользовались, и они остановились, требовалось всего несколько секунд, чтобы включить в работу все временные индикации. Естественно, что при этом автоматически учитывались месяцы разной длины и високосные годы.
Любая деталь новой конструкции будет прежде изготовлена из синтетического материала в увеличенном масштабе. Это позволяет исследовать и моделировать взаимодействие нового образца с другими деталями. Заметим, что все часы с вечным календарем от Ulysse Nardin оснащены часовым механизмом Ludovico, и потому им не страшен даже часто упоминаемый 2100 год. В то время как большинству владельцев часов с функцией вечного календаря 1 марта 2100 года будет необходимо обратиться к часовым мастерам с просьбой отрегулировать их хронометры, праправнук сегодняшнего обладателя часов Ulysse Nardin просто переведет заводную головку унаследованной им модели на одно столетие вперед. Кроме гениального запатентованного механизма часы отмечены знаменитым большим окном даты от Ulysse Nardin. Анологичным механизмом перевода стрелок оснащены и созданные Ойшли-ном практичные дорожные часы с несколько В измерительной лаборатории проверяют точность размеров собственной продукции и закупленных полуфабрикатов. громоздким названием "GMT Dual Time". Значительное техническое новшество в модели этой конструкции скрывается за неприметными знаками "+" и "-". Знаки сложения и вычитания должны указывают на то, что одно из показываемых этими часами времен можно переводить вперед и назад простым нажатием на боковые кнопки. Время переводится легко и быстро и для этого можно даже не снимать часы с руки. Это действительно очень полезное изобретение было запатентовано Ulysse Nardin в 1996 году.

Юмор в конструировании часов

На фабрике Ulysse Nardin работа ведется на самом современном оборудовании. Здесь происходит наладка электроэрозионного станка.

При взгляде на часы Freak от Ulysse Nardin перед глазами возникает веселое подмигивание Людвига Ойшлина. Главная новация этой революционной модели проста, по крайней мере, в объяснении: роль стрелки одновременно со всеми остальными функциями выполняет механизм часов. Претворяя в жизнь этот замысел, конструктор остроумно использовал так называемый карусельный ход. Первоначально целью применения карусельного хода было, как и в случае регулятора турбийона, снижение негативного влияния земного поитяжения на баланс и вместе с тем на точность хода механизма. Для этого пришлось заставить вращаться устройства спуска и баланса (у турбийона со скоростью одного оборота в минуту) и таким способом исключить действие неуравновешенности баланса. Этот эффект сохраняется также и у модели Freak, так сказать, в виде Эти напоминающие турбины машины представляют собой циркуляционные испытательные устройства, с помощью которых часы, помещенные в специальные контейнеры, проходят различные испытания - при постоянном вращении с переменой направления, а также при имитации любых климатических условий. побочного действия. Собственно говоря, замысел разработки этих часов состоит именно в использовании механизма в качестве стрелки. На заводном барабане, который занимает почти все внутреннее пространство корпуса, Детали, нарезанные электроэрозионным способом. вращается часовой механизм, делающий один оборот в час вокруг собственной оси и выполняющий работу минутной стрелки, которую изображает треугольник серебристого цвета. Усилие для вращения и привода часового механизма обеспечивает часовое колесо, сидящее между барабаном и механизмом и перекатывающееся по нижнему из двух зубчатых венцов с внутренней стороны корпуса.
Выточенные детали часов (здесь - крышки для заводных барабанов) так малы и легки, что при выбрасывании из токарного станка они исчезали бы бесследно.Их смывают в сито струйкой охлаждающей жидкости. То, что нижняя часть механизма совершает один оборот за 120 минут, позволило применить верхнюю опорную платину часового колеса в качестве часовой стрелки, которую изображает большой серебряный треугольник. Но это еще не всё. Необычный часовой механизм был снабжен спуском нового типа Dual-Direct-Hemmung, изобретенным Людвигом Ойшлином. Модель Freak была представлена в конце 2001 года, а уже весной 2003-го на авансцену вышли новые наручные часы-будильник Sonata Cathedral Dual Time; в плане сложности и технических инноваций они ничем не уступали Freak, да и внешность новинки была столь же выразительна и самобытна, как и у предшественницы. Название часов Sonata впрямую ассоциируется с мелодичным тембром звуко-пружины из закаленной Детали часового механизма Freak смонтированы в специальном держателе. стали; она делает один виток вокруг механизма, и потому молоточек будильника может сообщать ей четкие колебания, необходимые для получения особо насыщенного тембра. Это изобретение стало продолжением часов-репетиров, также производимых фирмой Ulysse Nardin. Моменты включения будильника можно запрограммировать с точностью до минуты. Механизм новой конструкции с 24-часовой индикацией приводит в действие сигнал, отличающий 7 часов 35 минут от 19 часов 35 минут и позволяющий постоянно контролировать время, остающееся до сигнала будильника. Кроме того, У модели Freak весь часовой механизм превращается в стрелку: серебряное острие на конце часового механизма, делающего один оборот в час, служит минутной стрелкой. На большом заводном барабане, совершающем один оборот за 12 часов, находится заводная пружина длиной 12 мм, которая с помощью серебряного наконечника превращается в часовую стрелку. в Калибре UN 66 был в очередной раз использован прекрасно зарекомендовавший себя механизм поясного времени GMT Dual Time, что делает модель Sonata Cathedral Dual Time незаменимыми часами для путешествий.

Уровень может быть только один - самый высокий

Когда стоишь перед внушительным зданием фирмы Ulysse Nardin в Ла Шо-де-Фоне (на самом деле этот старинный особняк был перестроен с учетом самых последних достижений архитектуры и строительства), не возникает и мысли, что здесь располагается только один из нескольких производственных корпусов марки.
Часы Michelangelo Gigante UNC в корпусе из красного золота. С левой стороны корпуса находятся две большие кнопки, с помощью которых включается механизм индикации поясного времени - Dual Time; в позиции II находится патентованное большое окно даты. Другие производственные здания, а это, в основном, пристройки, примыкающие со всех сторон к главной резиденции Ulysse Nardin, давно обосновавшейся в соседнем с Ла Шо-де-Фоном городке Ле-Локле. Нехватка площадей - проблема общая для большинства традиционных часовых марок, и поэтому обилие флигелей здесь никого не удивляет. Центром комплекса зданий, расположенных поблизости от центральной городской магистрали Ле-Локля, стал дом с характерной для Юры остроконечной крышей. С 1882 года он служит резиденцией часовой мануфактуры Ulysse Nardin, став верным и преданным свидетелем долгой и переменчивой истории марки, которая зародилась здесь же 160 лет назад. Как и большинство зданий городка, дом возведен на склоне горы. Просторный центральный холл, пожалуй, единственное помещение, в котором нельзя заблудиться. А вот дальше начинается настоящий лабиринт из лестниц, переходов, площадок, коридоров, перетекающих друг в друга рабочих помещений, В память о великом прошлом Ulysse Nardin как изготовителя морских хронометров была создана коллекция Marine. Хронограф Maxi Marine в корпусе из красного золота с завинчивающимися заводной головкой и хронографическими кнопками. Циферблат с маленькой секундной стрелкой и 45-минутным таймером. и сориентироваться в их нагромождении можно только по прошествии немалого времени. Производственное здание в Ла Шо-де-Фоне приятно отличается господством прямых углов и упорядоченным расположением кабинетов и мастерских. Другим его отличительным знаком стало обилие света, равномерно наполняющего просторные залы. Стремясь достичь максимальной освещенности, архитекторы разделили различные производственные участки, мастерские и бюро перегородками из светлого дерева с огромными стеклянными окнами. Такая планировка позволила создать в мастерских, с одной стороны, уют, присущий небольшим помещениям, с другой - сохранить включенность в общую деловую атмосферу, которая возникает только при объединении множества людей в одном месте. Теперь в главной резиденции марки в Ле-Локле размещаются администрация и мастерские по изготовлению сложных часов, а здание в Ла Шо-де-Фоне отдано в распоряжение отделов исследования и развития, а также отделов, занимающихся изготовлением деталей, то есть превращением листов латуни и стали в сложные компоненты механизма. Большинство из 200 служащих Ulysse Nardin работает в Ла Шо-де-Фоне. Здесь находится то, что принято называть "часовой мануфактурой". По распространенному мнению, это понятие подразумевает часовую марку, способную и обладающую техническими условиями для разработки Часы модельного семейства Marine Chronometer, как и выпускаемые ограниченной серией Blue Surf, оснащаются сертифицированными хронометрическими механизмами. Маленькая секундная стрелка и указатель даты в положении 6 часов вносят упорядоченную симметрию в неординарный лик циферблата. собственного производства основных деталей механизма. Разумеется, сегодня все крупные производители часов, такие как Ulysse Nardin, используют новейшие обрабатывающие центры с компьютерным управлением, работающие в автоматическом режиме и самостоятельно выбирающие нужные сверла и фрезы из своего хранилища, которые, кстати, вмещают до 70 разных инструментов. "Собственно говоря, Manufacture означает "сделано вручную". Конечно, в значительной степени часы делаются не вручную, а при активном участии, машин - убедительно поясняет Рольф Шнайдер. - На Ulysse Nardin используют ручной труд, как правило, только, для отделочных работ, например полирования или нанесения декоративной шлифовки. Вручную осуществляется и сборка некоторых сложных часовых механизмов, к которой допускаются только самые опытные профессионалы. Машин, которые смогли бы собрать сложный механизм с репетиром или комбинированный, усложненный несколькими функциями, как, например, Особенность часов из серии Blue Surf, ограниченной 500 экземплярами, заключается в ионном покрытии неподвижных частей часового механизма голубым слоем титанового сплава; корпус выполнен из красного золота. механизм будильника Sonata, по моему глубокому убеждению, не будет никогда. Тем более, что при сборке точнейшим образом изготовленных деталей им все-таки может еще потребоваться дополнительная обработка. Когда из крохотных деталей собираются сложнейшие механизмы, к восхищению присоединяется удивление, сродни тому, которое вызывает какое-либо воплощение технической мысли - будь то совершенный станок или начиненный электроникой чудо-робот. Здесь начинаешь понимать, как сильно отличается ремесло часового мастера от многих других ремесел и почему его стоило бы назвать художественным". Однако на такую оценку своего труда претендуют также резчики, которые делают щипцы для орехов ("щелкунчики"), и потому часовые мастера не слишком торопятся сравнивать свой труд с их навыком.

Синтез высоких технологий и старинного ремесла

Свое 160-летие марка Ulysse Nardin отметила выпуском нового произведения часового искусства — часов с мануфактурным механизмом Калибра UN 160. Сравнительно простые часы снабжены только маленькой секундной стрелкой и большим указателем даты. Часы выпущены в двух вариантах корпуса — из белого и красного золота, по 500 экземпляров каждой модели.

В Ulysse Nardin не претендуют строить часы, следуя исключительно дедовским методам. Напрасно искать в творениях марки технически устаревшие или, по меньшей мере, сомнительные в своей целесообразности детали, такие как золотые шатаны для опорных камней или устройство для тонкой регулировки типа "лебединая шея". Рольф Шнайдер и вице-президент фирмы Пьер Жигакс больше склоняются к значительной модернизации часовых механизмов, которые используются сегодня, хотя насчитывают уже более двухсот лет с момента изобретения. Одной из отличительных особенностей модели Freak стало использование новейшего спуска Dual-Direct Это устройство состояло из двух зубчатых колес из кремния и вексельного колеса, которое преобразует вращательное движение колес в колебания для передачи импульса к балансу. После переработки спуск, который долго доводился до Смонтированный спуск Dual-Direct. желаемого результата, был вмонтирован в автоматический механизм Калибра UN160, выпущенный к 160-летнему юбилею фирмы в 2006 году. После экспериментов с использованием алюминия и сплава никеля с фосфором специалисты марки снова вернулись к плазменному кремнию в качестве материала для колес спуска. Форма колес тоже была слегка модифицирована. Сегодня часы со спуском Dual-Direct достигают тех результатов точности хода, какие предъявляются институтом, занимающимся официальным испытанием хронометров C.O.S.C. Более 200 механизмов уже получили соответствующие сертификаты.
Калибр UN-160 (диаметр 30,2 мм, толщина 4,80 мм) снабжен 52 рубинами. Баланс работает с частотой 28 800 полуколебаний в час и регулируется без градусника, с помощью четырех углубленных в обод баланса грузовых винтов из золота. Механизм оснащен разработанным в Ulysse Nardin спуском Dual-Direct, который работает с помощью двух кремниевых колес и вексельного колеса, так называемого Alternator. Это колесо преобразует вращение колес спуска в колебания для привода баланса. Отдел исследований и развития, которым руководит Пьер Жигакс, в сотрудничестве с университетами и другими исследовательскими институтами в последние годы занимался экспериментированием с материалами, применение которых в часовом производстве еще несколько лет тому назад было просто немыслимо. Наряду с упоминавшимися выше материалами работа велась также с алмазами. С 2002 года в Ulysse Nardin ведутся эксперименты с применением поликристаллических алмазов для колес спуска и далее - волосков баланса. Вот уже несколько лет трое часов с алмазным волоском показывают отличные результаты точности. У раритетной модели Freak Diamond Heart тончайшие колеса спуска с 18 зубьями покрыты алмазным напылением.

Образцово!

Вид Калибра UN-160 со стороны циферблата.

71-летний Рольф В. Шнайдер много занимается спортом и, что называется, держит форму. Он полон энергии и творческих идей. Он здравомыслящий и очень практичный бизнесмен. В то же время его личность излучает уверенность, оптимиз, а доброжелательная, радушная манера общения стала особым стилем поведения всего его окружения. Работа в Ulysse Nardin считается престижной среди молодых выпускников часовых школ, и вакансии заполняются на конкурсной основе. Текучесть кадров в мастерских Ле-Локля Вид Калибра UN-160 без крышки со стрелками и диском указателя даты и Ла Шо-де-Фона невелика, хотя опытные мастера часового дела пользуются в настоящее время спросом, как никогда прежде. Дело, может быть, в том, что настоящие профессионалы, очевидно, склонны к постоянству и избегают значительных перемен в своей трудовой деятельности. "Я хорошо знаю, что часовой мастер очень привержен Калибр UN-160 без ротора автозавода традициям", - говорит Рольф Шнайдер. Его определенно устраивает такое положение дел, и он, не скрывая, гордится своими сотрудниками. Пожалуй, он - традиционный предприниматель в лучшем смысле этих слов. В конце концов, ему принадлежит по-настоящему образцовая компания.

История часовой марки

Печник и его внук

Marine Ghronometer - автоматический хронометр, сертифицированный C.O.S.C., помещен в корпус из высококачественной стали. Оформление циферблата выдержано в ретро-стиле, а дата 1846, помещенная в центр указателя маленькой секундной стрелки, напоминает о годе выпуска первых часов под маркой Ulysse Nardin.

Семья Нарден ведет свое происхождение из Франции, граница с которой находится всего в нескольких километрах отЛе-Локля. В 1774 году Жан-Леонард Нарден, дедушка Улисса, переселился из Верланса, что располагался в Верхней Савойе, в швейцарскую Юру, обосновался в Ле-Брене, вблизи Ле-Локля, занялся печным делом. Его сын Леонард-Фредерик выучился на часового мастера и стал зарабатывать на жизнь сборкой сложных часов, а также проверкой и устранением неполадок в изделиях других часовщиков этого региона. Эти занятия обогатили его глубокими и разносторонними знаниями и неоценимым Волнообразный рельеф установочного кольца и циферблат с узором, напоминающим мяч для гольфа, придают водолазным часам Maxi Marine Diver стилистическую завершенность. В каучуковый ремешок вставлен сегмент из розового золота под цвет корпуса . опытом в создании часов-репетиров и будильников. Его старший сын Улисс родился 22 января 1823 года. С самого раннего детства он начал проявлять интерес к работе отца, который и стал его первым учителем в часовом деле. В шестнадцать лет Улисс был взят в обучение к Луи-Ришару и Фредерику-Вийому Дюбуа - двум самым авторитетным часовым мастерам того времени. Дюбуа специализировался на изготовлении астрономических часов и прецизионных морских хронометров, необходимых для навигации, - позже они будут неразрывно связаны с именем Улисса Нардена.
В 1846 году появились первые часы, подписанные именем Ulysse Nardin, и с тех пор этот год считается годом основания марки. Свое собственное предприятие юный часовой мастер основал четырьмя годами раньше, в возрасте 19 лет.
Ulysse Nardin Dual Time Lady в стальном корпусе диаметром 37 мм. Рант украшен 60 бриллиантами, бриллиантами же выложены римские цифры и часовые метки. В положении 9 часов находится окно указателя времени второго часового пояса. Молодой Улисс Нарден предъявлял к себе и своей продукции высокие требования. Надежность, качество и чрезвычайная точность отличали его творения. Скоро фирма из горной Швейцарии приобрела известность у мореходов всех европейских стран, и связь марки с мореплаванием продолжалась вплоть до второй половины XX века. На борту кораблей торговых и военных флотов всех стран мира необходимо иметь для точного определения местоположения судна безукоризненно точные часы, так называемые морские, судовые или военно-морские хронометры. Хронометры от Ulysse Nardin пользовались большим доверием у навигаторов более чем 50 стран мира, а уж для коллекционеров они были и остаются самой лакомой добычей.
Ulysse Nardin Dual Time с большим окном даты заключена в корпус из розового золота диаметром 42 мм. За свою историю часовая марка получила более 4300 сертификатов за точность своих хронометров и была отмечена множеством премий и медалей. Но в Ле-Локле не ограничивались изготовлением корабельных часов. Весьма ценные карманные часы со сложными механизмами, как, например, вечный календарь или с функцией всемирного времени, всегда занимали самое почетное место в каталоге марки. Ulysse Nardin Со временем место сложных карманных часов заняли наручные хронографы и раритетные модели с репетирами и будильниками. После смерти Улисса во главе компании встал его сын Поль-Давид. О других преемниках известно немного, но, видимо, они не связывали себя родственными обязательствами, не проявляли больших способностей и не были удачливы в деле сохранения марки с мировым именем. В 70-е годы прошлого века марка не выдержала бремени серьезных проблем, знакомых многим швейцарским производителям часов и спровоцированных нашествием дешевых кварцевых механизмов. Рынок морских хронометров просто рухнул, так как мореходы стали полагаться на показания кварцевых часов - с их точностью не могли конкурировать даже самые точные механические часы. В начале 80-х годов Ulysse Nardin - одна из высоко ценимых знатоками часовых марок, была на грани исчезновения. В 1983 году ее приобрел Рольф Шнайдер, смелый бизнесмен, веривший в будущее классных механических часов, и вопреки духу времени вернул марке былую славу и создал из Ulysse Nardin процветающее предприятие.

Герхард Клауссен;
фото: Раинер Фромм и Ulysse Nardm







Часы №2/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

LPI: Люди плюс товар На фоне кризиса поставок часов в Россию и паралича в работе большинства известных оптовых компаний странными выглядят сообщения о появлении новых фирм. Сегодня мы знакомим вас с компанией LPI, которая с осени 2006 года представляет в России Maurice Lacroix. О фирме и планах рассказывает ее президент Даниэль Жирарде
Генезис интерьерных часов Первые декоративные, они же интерьерные часы представляли собой уменьшенный вариант башенных часов и даже выглядели похоже: колесная система с гирями и колокольчиками размещалась в корпусе, напоминавшем шпиль или купол; на круглом циферблате в гордом одиночестве кружилась одна (часовая) стрелка.
Время на экране Daniel JeanRichard — первая швейцарская мануфактура промышленного уровня, носящая имя своего основателя, гениального часовщика-самоучки XVII века — продолжает создавать часы самого высокого класса по классическим традициям и авангардным технологиям.
Американский пирог. Выставка JCK Las Vegas «Я уже 15 лет работаю на американском рынке, но до сих пор не понимаю, как у них тут все устроено. А вы хотите за три дня разобраться. Даже и не пытайтесь!» — так прокомментировал выставку JCK Las Vegas президент Armand Nicolet Роландо Брага.
© 2007 «TimeWay»