Главная Статьи Ulysse Nardin. Кремниевые революционеры
 

ULYSSE NARDIN

КРЕМНИЕВЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

Александр Ветров



Часовой мир стоит на пороге очередной революции. В отличие от деструктивного «кварцевого путча» 1970-х она исключительно конструктивна и сулит производителям и потребителям массу выгод без малейшего ущерба вечным ценностям haute horlogerie. Когда-нибудь ее наверняка назовут «кремниевой» или «силиконовой» и будут молиться на ее предвестников - как сегодня молятся на Кристиана Гюйгенса, Авраама-Луи Бреге, Джона Харрисона и прочих гениев хронометрической мысли.



От песочных часов к часам из песка

Рольф ШнайдерПионером кремниевого кабинотьерства выступила еще в 2001 году мануфактура Ulysse Nardin, построившая сенсационную модель Freak со спуском из необычного как внешне, так и по характеристикам материала. Здесь необходимо сделать небольшое пояснительно-просветительское отступление. Кремний является вторым по распространенности на Земле элементом после кислорода (чего стоят хотя бы планетарные запасы песка!), однако, несмотря на практически повсеместное присутствие в природе, был открыт лишь в 1825 году шведским химиком Йенсом Якобом Берцелиусом, назвавшим его «силицием» (от латинского si lex - кремень). Отсюда, кстати, распространенная путаница в терминах, вызванная сходным написанием и звучанием слов silicon (он же silicium) - кремний и silicone - силикон. Второй является производным соединением первого и не имеет к нашей истории никакого отношения, хотя в российской часовой терминологии эти два слова настолько часто путают, что подобное уже стало нормой. Кремний обладает исключительной твердостью, гибкостью, невосприимчивостью к температурным и магнитным перепадам и низким коэффициентом трения. Все эти свойства делают его идеальным сырьем для часовой индустрии, но до недавнего времени серийное изгоготов-ление геометрически сложных микроскопических деталей из кремния не представлялось возможным. Кремний - не сталь и не медь, из него нельзя выплавить шестерню и уж тем более обработать ее до идеального состояния посредством имеющихся в распоряжении часовщиков традиционных инструментов. Нужны были методы нетрадиционные - и они не заставили себя ждать.


Понимая, что собственными силами с проблемой не справиться, отцы Freak во главе с Людвигом Ойшлином и, конечно же, самим владельцем Ulysse Nardin Рольфом Шнайдером решили обратиться за помощью к ученым. Щедрое финансирование группы специалистов из расположенной в Сьоне научно-производственной компании Mimotec в считанные месяцы привело к настоящему прорыву в области прикладного «силиконострое-ния». Так Mimotec, специализирующаяся с 1998 года на изготовлении часовых деталей из никеля и никель-фосфора фотолитографическим методом LIGA, приросла авангардным подразделением Sigatec, созданным при участии UN и разрабатывающим кремниевую тему посредством технологии DRIE.



LIGA - акроним из первых букв немецких слов Litographie, Galvanoformung и Abformung - то есть «Литография», «Гальванопластика» и «Формовка». Процесс был разработан в начале 1980-х командой немецких ученых под руководством Эрвина Вилли Бекера и Вольфганга Эрфельда из Института ядерных исследований города Карлсруэ. Первоначально LIGA использовался для получения микроскопических деталей, высота которых значительно превышала длину, поскольку позволял получать вертикальные поверхности с точностью до одного микрона. Сегодня существует несколько типов LIGA, один из которых - ультрафиолетовый - нашел применение в часовой промышленности. Мощное ультрафиолетовое излучение выжигает в матрице шаблоны, которые затем заполняются гальваническим способом металлом (в данном случае - никелем и никель-фосфором). Многие «выплавленные» таким образом составные части современных механизмов в принципе невозможно изготовить никаким иным способом.


DRIE - сокращение от Deep Reactive Ion Etching -«глубокое реактивное ионное травление». Довольно дорогостоящий процесс изготовления деталей из кремниевой заготовки-«вафли» при помощи направленного плазменного потока. Глубина вертикальной обработки достигает нескольких сотен микрон. На молодом совместном предприятии Sigatec, образованном в 2006 году, тема DRIE разрабатывается сплоченной командой из трех человек.



Эта технология плазменной обработки позволяет изготавливать кремниевые детали практически любой формы с почти абсолютной точностью измерений, без необходимости какой-либо финальной доводки. Говоря упрощенно, плазма выжигает из заготовки все «лишнее», оставляя, подобно гениальному скульптору, идеальную геометрическую форму - будь то обычная шестерня или патентованный амортизатор с замысловатым узором похожих на жабры внутренних прорезей. Глубина обработки вертикальных поверхностей достигает нескольких сотен микрометров - а это более чем значительный по масштабам хронометрической механики показатель. Возможности DRIE весьма широки. Так, при двусторонней обработке заготовки можно вырезать детали сложных объемных форм, традиционно собираемых из двух или более частей (например, анкерную вилку с ограничительным штифтом); можно также выводить литые «гибриды» из кремния и никеля или никель-фосфора, что опять же исключительно положительно сказывается на надежности механизма и точности его хода. Если Memotec, выпускающая ежегодно до миллиона самых разнообразных часовых деталей, сотрудничает со многими брендами, то Sigatec пока что только встает на ноги и способствует лишь укреплению авангардных позиций Ulysse Nardin (хотя в будущем отшлифованное ноу-хау, несомненно, будет доступно всем желающим).


До последнего времени Ulysse Nardin использовала кремний как полезное дополнение к уже существующим механизмам, комплектуя их анкерами, колесными передачами и даже балансовыми спиралями из необычного материала (о новом чудо-спуске DiamOnSil, в котором задействованы кремний и искусственное алмазное покрытие и который уже поступил в продажу, мы писали в обзоре последней Baselworld). Однако последнюю разработку мастеров из Ле-Локля в этой области можно смело назвать тренажером для развития фантазии, потому как она бросает прямой вызов законам физики, три с лишним столетия успешно сдерживавшим развитие часового прогресса. Помнится, еще великий Бреге говорил: «Дайте мне совершенное масло, и я построю вам совершенные часы». Подопечные Шнайдера решили пойти от противного и изобрели идеальные часы, функционирующие вообще без масла. В этом месте проницательный читатель может воскликнуть: «Как же так? Ведь совсем недавно вы, господа, писали о прототипе Jaeger-LeCoultre Master Compressor Extreme LAB, который также не нуждается в смазке! Получается, Ulysse Nardin просто повторил достижение коллег из Ле-Сантье»? Ответ будет таким: модель JLC действительно рассчитана на период эксплуатации, близкий к вечности, однако в ней присутствует смазочное вещество в виде графитового порошка. Оно не вырабатывается и не требует замены, но формально оно есть. В прототипе же UN под названием InnoVision нет ни порошкообразной, ни газообразной, никакой другой облегчающей взаимное скольжение деталей субстанции. Собственно, нет здесь и авангардных материалов, которыми буквально напичкана Extreme LAB - вместо них задействован только кремний, прошедший сквозь горнило DRIE.


Список Шнайдера

InnoVision представляет собой полное собрание новаторских решений Ulysse Nardin за последние два года. Всего таковых набралось десять штук, причем подавляющее большинство из них впервые получило шанс доказать свою эффективность на практике. Вполне естественно, что «полигоном» для столь ответственного испытания была выбрана старая добрая Freak - икона авангардного Высокого часового искусства, ставшая от этого еще более не от мира сего. О том, насколько удачно конструкторские и кремниевые новшества впишутся в анналы haute horlogerie, станет известно через пару-тройку лет, а мы пока можем лишь перечислить их и предоставить читателям возможность самим судить об их ценности и перспективах.


1. Заводной барабан на подшипниках. 96 не требующих смазки шариков гарантируют равномерное вращение барабана и его стабильное положение в вертикальном и горизонтальном положениях. Система работает в серийных механизмах UN с 2005 года. 2. Спусковой механизм «Двойной Улисс» (Dual Ulysse), работающий без смазки. Два колеса с зубцами необычной формы отмеряют время гораздо точнее всех известных на сегодня аналогов. Запущен в производство в 2005 году.
3. Кремниевые опоры, встроенные в главную платину из меди. В масле не нуждаются. 4. Кремниевый мост спускового механизма позволяет обойтись без традиционных камней.
5. Мост, изготовленный из кремния и никеля с использованием процессов LIGA и DRIE, иллюстрирует преимущества низкого коэффициента трения. Кремниевая пластина, фиксирующая оси шестерней колесной передачи, не нуждается в смазке, а никелевое усиление гарантирует ее фиксированное положение. 6. Амортизатор из кремния демонстрирует такое качество этого материала, как эластичность. Благодаря ему балансовое колесо защищено от последствий жестких внешних воздействий.
7. Кремниевая спираль. Ей безразличны жара, холод и магнитные возмущения. 8. Соединенные воедино волей двустороннего DRIE вал и штифт из кремния.
9. Кремниевые стопорная вилка и предохранительный штифт спускового механизма Dual Ulysse. От этого мультифункционального элемента зависит точность хода. Изготовленный единой деталью, он не требует предварительной сборки и регулировки. 10. Спусковое колесо и триб из кремния, изготовленные методом двухуровневого DRIE. Идеальный вариант для современного часового механизма.

На состоявшейся в невшательском отеле «Beau Rivage» презентации InnoVision Рольф Шнайдер особо подчеркнул, что его компания находится в самом начале «кремниевого прорыва» и представленный экземпляр - не более чем материализованная концепция, опытный образец, который с большой долей вероятности поменяет облик в ходе лабораторных тестирований. А потому не стоит раньше времени оценивать стильное черное PVD-покрытие корпуса и сочетание зеленого, синего и розового оттенков видимых узлов механизма. Скорее всего, и дизайн, и техническое наполнение изменятся в той или иной степени, и окончательный вариант будет заметно отличаться от прототипа. Именно поэтому у InnoVision на данный момент отсутствуют многие пункты ТТД, как, например, запас хода и водостойкость.


Freak с чудо-спуском DiamOnSil


Гуляют все!

На вечеринку, устроенную по случаю знаменательного события в уютном загородном доме Шнайдеров на берегу Невшательского озера, собралось около сотни приглашенных: журналисты, агенты и дилеры со всего мира, а также многие известные лица UN, среди которых были замечены технический директор Пьер Гигакс и несравненный Людвиг Ойшлин. На запястье Ойшлина красовался Freak за номером 046, и ваш покорный слуга не удержался и поинтересовался, почему создатель не зарезервировал для себя номер 000 или хотя бы 001. «Вообще-то это самый первый Freak, - ответил Людвиг, - у него даже наконечники стрелок с золотым покрытием (я люблю золотой цвет), тогда как у всех серийных экземпляров они серебристые. А почему такой номер, я уже и не помню». Хозяин дома, несмотря на преклонный возраст, словно Фигаро, мелькал то тут, то там, не давая гостям скучать и успевая попутно любоваться красивейшим закатом и полной луной; его жена-красавица китаянка Чай показывала желающим дом (очень уютный и весьма скромный для часового олигарха первой величины), а дети Улисс, Тимур и Энция демонстрировали почти виртуозное владение клавишными и неплохие вокальные данные. Почтенную публику потчевали индийской кухней, атмосфера вечера была раскрепощенной и способствовала всеобщему веселью, местами переходившему в братание. Вообще, стоит заметить, что Ulysse Nardin можно без особой натяжки назвать товарищеской мануфактурой - настолько тесны приязненные связи между руководящими кадрами мануфактуры, многие из которых относятся друг к другу не как к коллегам, а как к хорошим друзьям-приятелям. Подобных отношений автору не приходилось встречать ни на одном часовом предприятии, да и не только часовом... Возможно, в этом истинно коллективистском духе и кроется секрет успеха Ulysse Nardin, которой удается, оставаясь независимой от влиятельных конгломератов, в одиночку создавать такие эпохальные модели, как Freak, и осуществлять такие грандиозные проекты, как InnoVision.



"Часы" №6 2007



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Вес воздуха и вкуса Казалось бы, барометр нужен в основном морякам. Однако он давно уже обжился в гостиных и кабинетах людей, знающих толк в дизайне, ведь этот прибор — важный элемент интерьера.
Выбор брюнеток Заслуга швейцарцев в том, что они предложили новую концепцию часов: украшение для женщины и статусный аксессуар для мужчины. Это помогло Швейцарии совершить потрясающий рывок вперед в те времена, когда многие поспешили похоронить их промышленность.
Ретроград в квавдрате Это только кажется, что «ретроград» и «прогресс» — понятия несовместимые. Следуя известному математическому закону, согласно которому минус, умноженный на минус, дает плюс, Maurice Lacroix Double Retrograde вывел новый закон эстетики: Ретроград, возведенный в квадрат = ультраавангард.
Inhorgenta. У нас не курят Изменения происходят даже в таких устоявшихся странах, как Германия. Что уж говорить про выставки...
© 2007 «TimeWay»