Главная Статьи Третья Волна
 

Третья Волна

Новые лица Haute Horlogerie: на смену тем, кто основал легендарные марки и кто вернул им славу и процветание, приходит новое поколение. Как они распорядятся великим наследством?

Breguet

Breguet

Авраам-Луи Бреге
«Носить часы Breguet — значит ощущать мозг гения у себя в кармане» — сказал сэр Дэвид Саломонс в начале XX века. Действительно, Авраам-Луи Бреге был самым великим часовым мастером в истории. Хотя он родился в Швейцарии и сегодня считается национальным героем этой страны, величайшего успеха мастер достиг во Франции. В 1775 году Бреге в возрасте 32 лет открыл свой первый часовой магазин в Париже. А уже в 1783 он получил важнейший заказ в своей жизни — часы для королевы Марии-Антуанетты. Их замысел был настолько сложным, что закончить их удалось только в 1824 году — через 20 лет после смерти королевы и через 4 года после смерти самого Бреге. Эти часы и сегодня считаются уникальным часовым шедевром. Кроме того, Бреге прославился как изобретатель тур-бийона, вечного календаря и механизма автоподзавода.

Николас Хайек
Современный глава компании Breguet — человек, воплощающий швейцарскую часовую промышленность. Звездный час этого швейцарца ливанского происхождения наступил 20 лет назад. Мало кому известный бизнес-консультант Николас Хайек получил для аналитической оценки несколько банковских проектов, связанных с часовой отраслью. Вместо ожидаемого отрицательного вердикта он предложил объединить брэнды Omega, Tissot (объединенные в компании SSIH), и Asuag с тем, чтобы реанимировать производство. Банковские партнеры согласились, но при условии, что сам Хайек будет участвовать в проекте с 51 процентом акций, то есть лично отвечать за жизнеспособность своей идеи. Как ни парадоксально, первую успешную ставку Хайек также сделал на дешевизну: на основе старых моделей он придумал самые маленькие в мире часы, иронично назвав их Delirium («Безумие»). Именно сумасшедший успех Delirium породил империю Хайека — поскольку это и был прообраз Swatch: легкие, простые, дешевые и надежные.
В концерн Хайека, помимо пластикового чуда, входят сегодня 17 часовых марок, большинство из которых и ассоциируются с понятием «швейцарский престиж». Это и был второй шаг прозорливого аналитика: скупить все великие имена часовой отрасли (мечта Хайека — объединить под своим крылом все наследие кантона Невша-тель) и продавать не просто часы — продавать легенду.
Сейчас Николасу Хайеку 75 лет. Официально он больше не возглавляет Swatch Group — еще в прошлом году он сдал дела сыну, Нику-младшему, оставив за собой только руководство любимой маркой Breguet.

Breguet

Ник Хайек-младший
Новый Глава Swatch Group не всегда интересовался часовым искусством. 50-летний Ник Хайек-младший до недавнего времени был более известен как режиссер и продюсер, чья компания Sesame Films создавала фильмы, побеждавшие даже в программе Каннского фестиваля. Однако интересы семейного дела потребовали от него применения своих талантов и в часовой отрасли.
Руководство Ника-младшего уже дает о себе знать: У Swatch Group появилось много ярких творческих проектов, да и сама политика компании стала более открытой и экспансивной. Пока неизвестно, оставит ли Николас-старший сыну и свое любимое детище — Breguet. И захочет ли Николас-младший сделать более модным и ярким лицо этой легендарной швейцарской марки.

Breguet

Жан-Жак Бланпа
Семья Бланпа из местечка Виллерет поначалу не имела никакого отношения к часовому делу. Первый известный историкам представитель этого рода Имер Бланпа был кузнецом и одновременно местным юристом. Мастерскую по изготовлению часов открыл Жан-Жак Бланпа, правнук Имера, родившийся в 1693 году. В молодости Жан-Жак работал на своей ферме, потом занялся часовым делом. А в 1735 году официально зарегистрировал свою мастерскую как фирму. Этот год и считается годом рождения компании Blancpain. Кроме того что Blancpain на сегодняшний день считается старейшей официально зарегистрированной швейцарской маркой, более ничем Жан-Жак особо не знаменит. Его внук Давид-Луи Бланпа основал колледж часовщиков в Виллерет. Последним в семье Blancpain был Фредерик-Эмиль Бланпа, умерший в 1932 году.

Жан-Клод Биве
Кто придумал швейцарские часы? Те самые маленькие штучки с механизмами на кожаных ремешках, за которые мы, не задумываясь, готовы выложить сумму, сопоставимую с ценой Rolls-Royce. Вовсе не легендарный Авраам-Луи Бреге и даже не нарицательный Николас Хайек. Истинное авторство концепции «престижной механики» принадлежит скромному люксембуржцу, ценителю красивых женщин и сотерна Chateau d'Yquem, выпускнику Лозаннского университета экономики, 53-летнему Жан-Клоду Б иве.
Начиная с 70-х его имя проходит красной нитью сквозь всю часовую индустрию Швейцарии. Именно в это время молодой Биве решил, что хватит прожигать жизнь и пора бы стать чем-то большим, чем завсегдатай паба. Он отказался от пива, завел винный погреб и в 1976 году устроился на работу в Audemars Piguet. В начале 80-х, когда Хайек сделал ставку на пластик и кварц с целью восстановления швейцарской часовой индустрии, Биве совершил форменное безумство — вместе со своим другом Жаком Пиге всего за $10 000 приобрел старейшую швейцарскую марку Blancpain. «Я никогда не сомневался в механических часах, также как и в хорошем вине, — сказал он окружающим. — Как вы можете твердить о каком-то кризисе, когда вокруг по-прежнему полно поддельных Rolex и Patek? Значит, имя все-таки что-то значит в нашем бизнесе, надо его только правильно раскрутить». Первая модель возрожденной марки, дебютировавшая в 1983 году — Blancpain Classic Moonphase, была оснащена одним из самых красивых часовых усложнений: лунным календарем. Это сейчас лунники не делает только ленивый, а 20 лет тому назад его инкарнация стала таким же откровением, как новое рождение турбийона в конце 90-х.
Дальше — больше. Биве, словно старательный выучивший наизусть справочник часовых раритетов ученик, раскопал и воспроизвел все самые сложные и навороченные complications, которые когда-либо были изобретены. К примеру, уникальная посвященная 150-летию брэнда модель Blancpain 1735 была оснащена лунным календарем, вечным календарем, сплит-хронографом, турбийоном и минутным репетиром. Мало того что все они уместились в элегантный принципиально тонкий механизм, ко всему прочему эти часы были оснащены еще и ротором автоподзавода, чем не могли похвастаться никакие великие мастера прошлого.

Breguet

Марк Хайек
В 2002 году Биве покинул пост главы Blancpain, освободив место юному внуку Николаса Хайека Марку. Именно с именем молодого 33-летнего выпускника бизнес-школы, до этого управлявшего магазином элитных вин и сигар в Цюрихе, связывают будущее всей Swatch Group. Хайеку-племяннику предстояло доказать, что он достоин своего великого предшественника, что он блестяще и продемонстрировал, представив в 2003-м — юбилейном для компании году — великолепный ряд новых моделей, в создании которых принимал непосредственное участие. Сам Марк по поводу своей новой деятельности говорит так: «Конечно, мне было немного страшно, потому что это новая для меня область. Но я всю жизнь работал с товарами люкс и поэтому знаю, что главное здесь — это умение читать между строк и понимание того, что реально можно ожидать от людей, с которыми работаешь. Конечно, мне приходилось многому учиться по ходу дела, но я думаю, что мне удалось напитаться самим духом Blancpain. О результате — судите сами».
И вот результат: с каждым годом модели Blancpain становятся все более яркими и модными, отказываясь от привычного «скромного» дизайна. Яркие цвета, сменные ремешки, обилие бриллиантов и спортивных моделей, упор на дамские коллекции... Марк Хайек — настоящий представитель своей эпохи.

Chopard

Chopard

Луи-Улисс Шопар
История дома Chopard началась в небольшой швейцарской деревушке Сонвийе, расположенной между Сен-Имье и Ля Шо-де-Фон. Именно там в 1860 году двадцатичетырехлетний часовщик Луи-Улисс Шопар открыл собственную мастерскую. Создаваемые им карманные часы, несшие на своих циферблатах инициалы мастера «L.U.C.», быстро заслужили признание своей надежностью и точностью. В 1912 году слава изделий Луи-Улисса выходит за пределы родного кантона и даже страны: он поставляет свои часы в Польшу, Венгрию и даже в Россию, а в 1920 году мастер переносит производство в Женеву. Известность, приобретенная благодаря высокому качеству и точности его часов, сделала марку L.U.C. главным поставщиком Швейцарской железной дороги — компании, славящейся своей пунктуальностью.

Карл Шоифеле
Он родился 13-го. В марте 1938 года в немецком городке Форцхайм, и его военное детство не предвещало никаких радужных перспектив ни самому маленькому Карлу, ни всему семейному часовому бизнесу Шойфеле. А в 1963 году в неполные 25 лет он с помощью денег, одолженных частично дядей, а частично банком, купил часовую фирму Chopard у Пола-Андрэ Шопара, неудачливого наследника великого часовщика Луи Шопара. Вначале в его компании трудилось всего 5 сотрудников. А сегодня Chopard является гигантской империей, производящей часы (коллекция механики L.U.C, названная в честь Луи Шопара, в прошлом году вышла в финал Женевского конкурса в категории «классические часы»), ювелирные украшения, аксессуары, а также владеющей сетью собственных бутиков по всему миру. Личное состояние Карла Шойфеле превышает полтора миллиарда швейцарских франков, и в рейтинге часовых магнатов он занимает почетное четвертое место.

Каролина Груози-Шойфеле
Молодая и энергичная дочь Карла Шойфеле и супруга ювелирного дизайнера Фаваза Груози Каролина сегодня вместе с братом Карлом-Фридрихом делит кресло вице-президента Chopard, однако, никто не сомневается, что именно она является сегодня основным генератором идей компании и преемницей своего отца. Она фактически превратила классическую часовую марку в ювелирный фэшн-брэнд, создав коллекции Ice Cube, Happy Diamonds, Happy Spirit и Golden Diamonds. Именно Каролина добилась того, что Chopard стал главным спонсором и официальным изготовителем Пальмовой ветви Каннского фестиваля и тем самым из просто часовой марки превратился в символ роскоши. Сам же папа Карл, по его признанию, понимает далеко не все из того, что делает дочь. Но ценит, потому что в ближайшие три года собирается уйти на пенсию.

Jeanrichard

Jeanrichard

Jeanrichard Даниэль Жан-Ришар
JeanRichard мог бы опередить Blancpain и стать самым старым швейцарским брэндом, если бы мастер Даниэль Жан-Ришар догадался бы основать компанию и назвать ее своим именем. Что, однако, не мешает ему до сих пор считаться человеком, который превратил часовое искусство Невшателя из кустарного промысла в мощное производство. Родившийся в 1665 году мастер прославился тем, что на собственноручно сконструированных станках модифицировал механизмы. Его авторству принадлежит механизм указателя месяца, первым он создал карманные часы с указателем даты, также усовершенствовал репетир и пружину баланса. Сегодня портрет Жан-Ришара висит в холле Музея часов в Шато-де-Монт, а его бюст украшает вход в здание Школы часового мастерства в Ле-Локле.

Джино Макалузо
В 2000 году марку JeanRichard приобрел владелец Sowind Group и мануфактуры Girard-Perregaux Луиджи (Джино) Макалузо. Он задался целью не просто возродить это имя на рынке, но и добиться для него славы и популярности, которую оно действительно исторически заслуживает. «Настоящий брэнд Haute Horlogerie не может называться таковым, если у него нет собственных механизмов», — считает Макалузо, и в доказательство этого тезиса создал для JeanRichard оригинальный автоматический механизм JR100, который может поддерживать работу большого числа дополнительных функций. Однако чтобы не допускать конкуренции между собственными брэндами, Макалузо определил для JeanRichard более демократичную ценовую нишу, а затем и вообще передал управление маркой своему сыну.

Массимо Макалузо
Родился в 1977 году в Турине, окончил университет по специальности экономика и маркетинг. В отцовской Sowind Group работает с 1999 года. Набравшись опыта, в 2003-м встал во главе брэнда Daniel JeanRichard. Под его руководством спортивная марка-«довесок» к титульному Girard-Perregaux стала стремительно превращаться в полноценный самостоятельный брэнд с оригинальным модельным рядом, эксклюзивными механизмами и сверхсложными моделями уровня Haute Horlogerie. Обожает спортивные авто и ралли. В 2001 году даже принимал участие в качестве пилота команды FIAT Punto Super 1600 чемпионате мира по ралли WRC.

Ратек Philippe

Ратек Philippe

Ратек Philippe Жан-Адриен Филипп
В 1839 году польский граф Антуан Норбер де Патек и его соотечественник Франсуа Чапек основали собственное часовое производство в Женеве. Через 16 лет Чапек продал свою долю партнеру, а тот пригласил на его место французского часовщика Жан-Адриен Филиппа, известного в то время как изобретателя автоматического механизма с возможностью корректировки хода. В 1857 году Филипп стал полноправным партнером в компании и добавил свое имя в ее название. До начала XX века Patek Philippe славилась как производитель исключительно сложных часов с механизмами, оснащенными одновременно репетиром, вечным календарем и сплит-хронографом. Кстати, именно этот механизм (калибр 89) компания повторила в 1989 году в честь 150-летия марки.

Тьерри Штерн
С начала года стали циркулировать упорные слухи о том, что Филипп Штерн собирается уйти на пенсию, передав управление компанией своему сыну Тьерри. Сам Тьерри не только не опровергал, а наоборот, говорил о своем новом посту как о деле решенном и даже называл время — январь 2005. А пока его отец отмалчивается. И правда: чего торопиться? Однако поклонники великого брэнда уже успели ощутить влияние Тьерри. Patek Philippe перестал устанавливать ежегодные часовые рекорды сложности, отныне отдавая предпочтение так называемым полезным, то есть практичным усложнениям.

Филипп Штерн
История освоения семейством Штернов наследства часовых мастеров Патека и Филиппа началась в конце 20-х годов, когда братья Чарльз и Жан Штерн купили разорившуюся швейцарскую мануфактуру. А уже в 1932 они представили модель Calatrava, без которой сегодня ни один арабский шейх, японский бизнесмен или новый русский не может считать, что жизнь удалась. Внук Чарльза Филипп пришел в семейную компанию в 1977 году на должность простого менеджера по продажам. А в 1990-м сменил на посту президента компании своего отца Генри Штерна. Все, кто знают Филиппа, говорят, что в бизнесе он крайне медлителен и еще с юности придерживался девиза «Тише едешь — дальше будешь». Во всяком случае, разрабатывать какую-то модель в течение пяти лет и не говорить о ней заранее до самого дня презентации — это вполне в стиле Филиппа.

Zenith

Zenith Жорж Фавр-Жако
Компания Zenith была основана в 1865 году в Ле-Локле кантона Невшатель — колыбели швейцарского часового дела — Жоржем Фавр-Жако (Georges Favre-Jacot), которому в то время было всего 22 года. Изначально Zenith задумывалась как фабрика, регулярно и без перебоев выпускающая точные и надежные, но недорогие (по меркам своего времени) часы — не игрушки для аристократии, а функциональные механизмы, необходимые коммерсантам и бюргерам. Фавр-Жако первый среди швейцарских мастеров ввел частичную автоматизацию производства и практику постоянного повышения квалификации рабочих. Идея оказалась настолько удачно реализована, что уже через десять лет с момента основания на мануфактуре Favre-Jacot работало 10% всего населения Ле-Локля (фактически, треть работающих людей города), исправно поставляя соотечественникам качественные часы. В 1911 году, после того как Фавр-Жако отошел от дел, фабрика

Франсуа Манфредини
В начале 80-х разорившуюся во времена кварцевого кризиса фабрику Zenith приобрела машиностроительная группа Dixi, которая поставила во главе компании опытного менеджера Франсуа Манфредини. Тот посчитал, что наиболее сильной стороной фабрики является производство механизмов легендарных калибров El Primero (хронограф с частотой баланса 36 000 пк/час) и Elite, и поэтому наиболее простым и эффективным путем развития компании будет не выпуск собственных часовых коллекций (что требует больших вложений и раскрутки), а поставки механизмов и комплектующих другим именитым маркам. Главным партнером Zenith стала легендарная марка Rolex, что существенно повлияло на обе компании: в моделях Daytona стоял механизм El Primero, а немногочисленные колдекции Zenith (особенно Chronomaster и Rainbow) по дизайну поразительно напоминали Daytona. Что не могло не сказаться на популярности самого имени Zenith, однако Манфредини вполне устраивала и слава поставщика самых надежных швейцарских механизмов. Так продалжалось до 1999 года, когда Rolex отказался от услуг Zenith, а саму компанию приобрел концерн товаров роскоши LVMH, который задумал сделать марку настоящей звездой своего часового направления.

Zenith

Тьерри Натаф
Когда энергичный 37-летний менеджер LVMH Тьерри Натаф, бывший вице-президентом винного дома Veuve Cliquot Ponsardin, перешел на должность президента Zenith, он пришел в ужас от состояния дел в компании: более 90% всех механизмов уходило на сторону, а собственные коллекции Zenith поражали унылым однообразием. «Отныне Zenith претендует на достойное место в секторе роскошных швейцарских часов», — заявил Натаф и с энтузиазмом принялся воплощать свое обещание в жизнь. За 4 года правления он действительно превратил Zenith из скромного поставщика механизмов в яркую марку часов De Luxe, в ассортименте которой есть все: и сложные образцы Haute Horlogerie, и гламурные механические модели для дам, и шикарная мужская классика. Тьерри Натаф - один из наиболее ярких представителей «третьей волны» часовых производителей, который успешно соединяет сложную механику с модными тенденциями.

"Мои часы" февраль-март 2005г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Время и люди Призвана укрепить позиции компании Ebel на международном рынке другая супермодель Жизель БЮНДХЕН. "Вот, кто нам действительно нужен! - радостно воскликнул президент Ebel Томас ван дер Каллен, подписав контракт с весьма актуальной дивой.
Московский часовой салон 2000 Первое, что видели посетители "Московского часового салона 2000", был желтый Smart, совместно разработанный Mercedes и Swatch Group. Полюбовавшись на этот, так сказать, полуавтомобиль-получасы и отметившись у приветливых девушек из администрации, гости выставки попадали прямо к стенду журнала "Часовой бизнес".
Corum Все 50 лет своего существования фирма Corum отличалась стремлением выделяться на фоне конкурентов за счет оригинальности своих творений.
Звездные войны Две сражающиеся между собой французские империи роскоши все увереннее чувствуют себя на часовом рынке, который они намерены захватить и поделить, как когда-то индустрию моды и торговлю предметами искусства. Вполне возможно, часовая индустрия тоже в скором времени ощутит на себе влияние личностей Бернара Арно и Франсуа Пино.
© 2007 «TimeWay»