Главная Статьи Тьери Натаф: Пришло время роскошных часов
 
Тьери Натаф

Тьери Натаф:

Пришло время роскошных часов

       Zenith - ведущий часовой брэнд мирового лидера товаров роскоши LVMH. Полностью переоборудовав на деньги концерна производство и радикально обновив дизайн часов, Zenith, ведомый президентом и СЕО Тьери Натафом, приступил к штурму вершин haute horlogerie.


       - Товарищи, подождите, пожалуйста, минут 10! - почти без акцента сказал на русском языке президент и CEO Zenith Тьери Натаф. Увидев наше изумление, улыбнулся и перешел на английский. - Не пугайтесь. Это, к сожалению, все, что могу сказать на русском языке. Ознакомьтесь пока с новой коллекцией.
       После столь неожиданного начала знакомства, разумеется, первым делом мы спросили, откуда г-н Натаф знает русский.
       - Why я говорю по-русски? (Смеется и, к сожалению, вновь переходит на английский.) С детства люблю Россию. Ваша страна уникальна всем - огромными пространствами, своим историческим месторасположением - между Европой и Азией, великими писателями, композиторами и художниками, народом с широчайшей славянской душой. Россия может рассказать миру очень многое. Но вернемся к нашим делам. Как вам последняя коллекция?

       - Великолепно! Безупречный элитарный дизайн, огромные размеры, золото. Модно и дорого - в стиле времени.

       - Спасибо. Хочу отметить, что мы не просто увеличили размеры корпусов. Там внутри лучшие механизмы в мире - наши EI Primero и Elite, которые мы доработали, и они также увеличились в размерах, чтобы не возникало проблем с точностью хода. Новая коллекция - это, если хотите, наше заявление: "Отныне Zenith претендует на долю и в секторе роскошных швейцарских часов". Новая коллекция - это наши общеизвестные технологические высоты в новом эстетическом виде, поднявшемся до высот запросов истинных поклонников haute horlogerie. Прекрасно понимаю, как трудно потрафить их вкусам, но мы пытаемся.

       - Кроме проблем эстетического плана, штурм высот сектора luxury требует прежде всего немалых денежных вложений?

       - Мы с недавних пор это можем себе позволить. Став частью LVMH, Zenith значительно повысил собственный потенциал. Мы - брэнд, с которым концерн может соперничать с конкурентами на часовом рынке. LVMH прекрасно понимает это и щедро вкладывается в наше производство и рекламу.

       - Ваше назначение "зенитовским" СЕО - инициатива LVMH?

       - Да. Моя главная задача - создавая новые модели, брать все лучшее из мира haute horlogerie и роскоши. Помнить, что нам полтора века от роду, хранить лучшие классические черты, ни на минуту при этом не забывая о том, что роскошная вещь - это прежде всего прекрасная и гламурная вещь. Еще труднее убедить человека в том, что перед ним вещь, которую ему просто необходимо приобрести. А ведь этот человек может быть и москвичом, и ньюйоркцем, и токийцем.

       - Насколько мне известно, до этого вы занимались продвижением знаменитого шампанского Veuve Cliquot Ponsardin? Где работать сложнее?

       - Да-а-а, было дело. Я был вице-президентом винного дома Veuve Cliquot Ponsardin. Трудно сказать. И там и здесь приходится иметь дело с товаром роскоши, что само по себе непросто. Хотя с "Кликовской" или "Вдовушкой", как говорят по-русски, у меня проблем не было, особенно в России. (Смеется.)

       - А почему вы решили заняться часовым бизнесом?

       - Во-первых, я наполовину итальянец. А вы, наверняка, знаете, что итальянцы буквально помешаны на часах. Я люблю часы всю сознательную жизнь, то есть более... 20 лет - сейчас мне 38. Во-вторых, по первому образованию я дипломированный инженер, так как с детства обожал разбирать и создавать всякие там штучки, устройства и механизмы. В общем все было за то, чтобы рано или поздно я занялся часами. Так оно и случилось. Я занимался аксессуарами из кожи, "Кликовской", работал в электронной промышленности. В итоге пришел к выводу: на успех влияет не то, чем ты занимаешься, а то, как ты делаешь свое дело, используешь ли при этом талант, которым наделила тебя мать-природа.

       - И с чего вы начали в Zenith?

       - Я пришел в совершенно новый для себя бизнес. Осмотрелся, увидел вокруг себя множество людей, которые умеют создавать прекрасные часы. Научить их чему-то в этом деле я не мог. А потом подумал и решил, что неплохо бы сыграть как раз на этом. Часовщики ведь ужасно гордятся своим прошлым, очень трепетно относятся к традициям, но реже других бизнесменов заглядывают в будущее. Я предложил зенитовцам двинуться вперед, разумеется, захватив с собой лучшее, что они создали. Мы перестали производить устаревшие механизмы, делаем только несколько разновидностей El Primero и Elite и используем в новых часах только их. При этом мы существенно обновили дизайн коллекций.

       - Теперь мне в общем понятен ваш свежий лозунг "Красота - это сияние истины". Его можно расшифровать: "Красота - это истинные шедевры - El Primero и Elite - в новых модных сияющих золотых корпусах"?

       - Ну это не мой лозунг, а великого Платона. Но в целом вы правы. Наши великолепные механизмы - как ядерный реактор или авиалайнер, в общем двигатели компании Zenith. Для того, чтобы бы успешным, необходимо четко ощущать, понимать время и людей, что именно сегодня требует время и что именно нужно людям. Ну и, конечно, если ты стоишь во главе крупной международной компании, нужно иметь хорошее представление и о странах, для которых работаешь.

       - А как вы понимаете современное время и что нужно современному человеку?

       - Время сейчас такое, что человек может узнать который час, посмотрев куда угодно - на дисплей компьютера, органайзера или мобильного телефона, на панель авто... Но ни одни из этих часов не представляют собой частичку вашей личной концепции времени. Ни одни из них вы не сможете надеть на руку, чтобы они подчеркивали вашу индивидуальность и вкус. Значит нужно преподносить покупателям время так, как понимают его ОНИ - в технически, эстетически и эргономически безупречной форме, которая могла бы выделить их из толпы.

       - Поэтому вы всегда носите двое разных часов на обеих руках?

       - (Смеется.) А что? Это между прочим удобно. Я недавно заметил, что, в зависимости от настроения, узнаю время, взглянув то на одни, то на другие часы. Так что для меня это уже не только служебный долг.

       - Изменение курса компании не осталось незамеченным. Извините, но нередко приходится слышать, что если раньше сильной стороной Zenith было идеальное сочетание высочайшего качества и разумной цены, то теперь ваши часы - сочетание тяжелого золота и такой же цены...

       - Не извиняйтесь. Ваш вопрос вполне закономерен, и я с удовольствием объясню вам свою позицию. Когда я пришел в компанию, прежде всего меня удивил тот факт, что 90 процентов наших топ-механизмов уходило на сторону: мы снабжали ими Rolex, Cartier, Panerai и другие брэнды класса люкс. Они после ничтожных доделок украшали наши механизмы своими логотипами, вставляли их в свои корпуса и продавали часы в десятки раз дороже. А почему, собственно, мы должны работать во славу конкурентов, подумал я, и два года тому назад известил партнеров, что мы прекращаем поставки механизмов, так как собираемся развивать собственный брэнд.

       - Вы не боялись понести существенные убытки?

       - Куда больше я боялся потерять Zenith как таковой. Объемы посторонних заказов и темпы их выполнения были столь высоки, что мы порой даже не имели возможности обновить станки и прочее оборудование. Поэтому и решился пойти на краткосрочные денежные потери ради больших прибылей в скором будущем. В LVMH меня прекрасно поняли и поддержали не только морально. Я сделал три вещи. Первое - изменил дизайн часов. Если раньше наши топ-модели в золотом корпусе оснащались стальным ротором автоподзавода, а в застежке ремешка золота было всего лишь 3 грамма, то сейчас роторы в наших механизмах исключительно золотые, а одна только застежка из чистого золота весит 43 грамма. Второе - я существенно усилил этап окончательной обработки часов: нанял лучших декораторов и полировщиков - золото есть золото. Некоторым из них было за 70, но я нанял и молодых мастеров, чтобы они перенимали опыт старейшин часового дела. При этом повысил зарплату сотрудникам. Ну и, наконец, я почти полностью обновил оборудование. Вы не поверите, но большая часть производства осуществлялась на станках 30-х и даже 20-х годов...

       - При столь существенных капиталовложениях вам нужно было бы увеличить цены на Zenith еще больше...

       - Вот именно! А цены на модели из золота увеличились всего на 50 процентов, при том что золота в них теперь гораздо больше. Стальные подорожали еще меньше - лишь на 15-20. Эти цифры не дают повода утверждать, что теперь Zenith - сверхдорогой роскошный брэнд. Да, некоторые модели стоят дорого, но в наше время фирма со 120-летней историей обязана иметь в модельном ряду часы такого рода. А средняя стоимость наших часов составляет 3000 долларов. Это вполне доступно нашим покупателям всех возрастов. И это тоже часть моей концепции: человек должен иметь возможность носить Zenith на протяжении всей жизни - молодым, зрелым и пожилым. Пусть сначала это будут часы с El Primero в стальном корпусе, затем - в золотом, затем сложные золотые часы со все тем же сверхкачественным механизмом внутри. Роскошь - не значит цена. Это прежде всего красота, которая не боится времени. Роскошные часы, именно в этом смысле слова, я готов выпускать в любом количестве.

       - Роскошные часы не выпускают массовым тиражом. Как же вы собираетесь оправдывать капиталовложения?

       - Капиталовложения эксклюзивными часами не компенсируешь, для этого мы выпускаем недорогие модели, в которых используем даже не всегда детали собственного производства. Не могу сказать, что мне это нравится. Я бы предпочел быть полностью независимым производителем. Но здесь существует масса нюансов. Как можно отказаться от услуг крохотных семейных предприятий, которые работали на Zenith более ста лет? Это означает лишить их заработка... Не все так просто.

       - А сколько часов в год производит Zenith, если не секрет, конечно?

       - Вы знаете, я очень не люблю говорить на эту тему. Я же в конце концов не сыр делаю и не колу. Вот в этих областях принято поражать воображение огромными цифрами... Давайте лучше вернемся к разговору об эксклюзивных дорогих часах... Спасибо. Так вот, я очень рад, что наконец пришло их время. Если бы я мог, я вообще не выпускал массовые часы. 500 часов одной модели на весь мир вполне хватит. Я люблю шикарные вещи. А какой шик в том, чтобы прийти, скажем, в ресторан "Пушкин" и увидеть, что у соседа на руке такие же часы. Клиента надо уважать! Поэтому я лично проверяю каждую партию лимитированных часов и только после этого ставлю под каждым сертификатом свою подпись. Современный человек покупает не часы, а счастье и гордость.







Часовой бизнес №4/2003


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Компания: Интерэкс-Орион Торговая марка - «Орион», «Карди» Кратко: яркая и интересная механика по разумной цене Ценовая категория: до $200
Инкогнито из Вернье На выставке в Базеле владелец бренда DeWitt граф Жером де Витт наконец-то представил свои первые концепт-часы WX-1, которые в прошлом году скрывались под условным названием Incognito.
Гонконг выстоял! В последние годы российский рынок заполонили недорогие часы, на циферблатах которых красуются эмблемы и логотипы самых знаменитых торговых марок мира. "Красиво, престижно и доступно. Что ж в этом плохого?" - спросит неискушенный покупатель. То, что "достоинства" этих изделий не соответствуют его ожиданиям.
Antiquorum подводит итоги весеннего сезона 14 июня в нью-йоркском отеле The Grand Havana Room прошли очередные, последние на момент выхода журнала торги аукционного дома Antiquorum, на которых выставлялись настольные, карманные и наручные часы из частных коллекций, а также часовые инструменты.
© 2007 «TimeWay»