Главная Статьи Самая рыночная отрасль
 

Самая рыночная отрасль

Возможно, термин «маркетинг» не был известен советским часовщикам. Но их опыт в этом направлении заслуживает изучения


САМАЯ РЫНОЧНАЯ ОТРАСЛЬСлово «дефицит» было хорошо знакомо жителям СССР. Каких-то товаров в стране не хватало периодически, каких-то постоянно, талоны вводились практически на все — от колбасы до стульев. Но вот что всегда было в избытке, так это часы. Поэтому в отличие от большинства других отраслей, за продукцией которых в СССР выстраивались очереди, часовая промышленность во все времена была одной из очень немногих чисто рыночных отраслей советской экономики. Ведь часы не являются товаром первой необходимости, и невозможно заставить человека купить часы или тем более выбрать модель конкретного завода. О степени «рыночности» отрасли говорит такой факт, что с понятием «кризис перепроизводства» часовщики познакомились еще до перестройки.

Советский Часпром ежегодно выпускал до 65 миллионов часов и механизмов. Около половины этого количества шло на экспорт, но 24—27 миллионов часов продавалось внутри страны. Другими словами, на каждые десять жителей, включая детей и пенсионеров, продавались одни часы. К слову, они стоили в среднем 30—40 рублей, что было значительной суммой для большей части населения. Как же удавалось продавать их в таких количествах? Успех отрасли основывался на работе в трех направлениях: аналитическом, совершенствовании товара и рекламе продукции. Прогноз спроса на часы строился на основе анализа самых разных данных. Во-первых, это демографическая информация. Причем в расчет бралось не только изменение в численности населе­ния, но и миграция из деревень в города: спрос на часы у горожан выше. Во-вторых, данные о потреблении различных смежных товаров, прежде всего длительного пользования и культурно-бытового назначения. Анализировались даже планы по строительству жилья в том или ином городе, ведь в новые квартиры потребуются настенные часы, будильники и т.п. Разумеется, тщательно собирались и данные о продажах часов и даже такой экзотический на сегодня показатель, как обеспеченность населения наручными/интерьерными часами. Анализ всего массива информации позволял делать количественные прогнозы по потреблению часов для страны в целом и для каждого региона в отдельности. Эти прогнозы служили основанием для планирования выпуска часов и распределения продукции по республикам и областям.

Однако даже самый лучший прогноз остается всего лишь прогнозом, в который жизнь вносит свои коррективы. Так, в 1978 и 1983 годах отрасль сталкивалась с жесточайшими кризисами перепроизводства. Причиной того стал разрыв контракта с крупным зарубежным партнером. Несколько миллионов сверхплановых часов выплеснулось на внутренний рынок, спутав часовщикам все карты. Для преодоления этого кризиса заводы осваивали новые модели, стремились расширить круг покупателей за счет новых категорий населения. Те же «Юношеские» чистопольского завода и детские серии часов «Заря» — попытка выйти из кризиса начала 80-х за счет привлечения подростков, понижения возрастной планки потребления товара. Так же неслучайно появились часы со шкалой сердечного ритма и многое другое. Нескончаемый поток новых корпусов и механизмов — еще одно свидетельство гонки за покупателем. Часовщики не просто разрабатывали новые механизмы, они стремились создать моду на те или иные часы: в 70-х — на тонкие модели, в 80-х— наоборот, на крупные с календарями.

«Командирские»Высшим проявлением рыночной ориентации российской промышленности стали «Командирские». Как и гласит легенда, эти часы действительно были созданы по заказу Министерства обороны. Но с реальной обороной страны они не имели ничего общего: по свидетельству старожилов, заказ исходил от Управления торговли МО, то есть от структуры, ведавшей «Военторгами». Кто-то в недрах управления сообразил, что ассоциирующиеся с доблестной Советской Армией часы послужат прекрасным средством выполнения плана. Вообще, система разработки товара в советское время вызывает уважение. Чтобы новая модель корпуса или циферблата попала в продажу, она должна была пройти утверждение на худсовете в отраслевом НИИЧаспроме. Во многом благодаря этому порядку и серьезному отношению худсовета к своим обязанностям заводы сегодня гордятся своей продукцией 60—80-х годов.

Тот же НИИЧаспром внимательно изучал мировой опыт и следил за новыми разработками иностранных фирм. Институт выписывал массу зарубежных журналов и книг по часовой тематике, на их осно­ве делались и рассылались по заводам аннотации, переводы и аналитические статьи. Анализу подвергалась информация об экономике иностранных предприятий, новых технологиях и тенденциях дизайна. В 1985 году в Ереван была даже проведена международная конференция «Будущее часов», в которой участвовали дизайнеры из СССР, Японии, Франции и других стран. Материалы той конференции поражают: ее участники предсказали практически все, что было сделано в мировой часовой промышленности в последующие 15—20 лет! Очень серьезно была поставлена работа в области рекламы. Надежность чистопольской «Амфибии» доказывала переезжающая через часы «Волга» (через 20 лет похожий трюк, только с мотоциклом, показала Casio в рекламе G-Shock). На Угличском заводе и по сей день висят плакаты с изображением обвешанного часами молодого Киркорова.

Два года длилась борьба НИИЧаспрома с Министерством торговли за то, чтобы запретить продажу часов во всевозможных сельпо и тому подобных мелких магазинах, где они соседствовали с мылом и резиновыми сапогами. В результате часовщики отстояли-таки имидж своей продукции, и часы стали продаваться только в универмагах, специализирующихся на товарах культурно-бытового назначения. И уж совсем фантастической сегодня кажется система обучения и повышения кадров торговли и сервиса. Специалисты заводов и НИИЧаспром регулярно выезжали в областные центры и проводили там семинары для продавцов и часовых мастеров. Издавались каталоги всех выпускавшихся моделей часов, книги по их ремонту и устройству. Наивысшего расцвета эта система достигла в 80-х, когда заводы освоили выпуск кварцевых часов и потребовалось быстро обучить людей работе с новым товаром. Почему же такой прогрессивный и рыночный советский Часпром не выдержал конкуренции с иностранными фирмами? Как вы заметили, все перечисленные в этой статье мероприятия по аналитической работе, обновлению модельного ряда, продвижению товара и обучению велись на уровне рынка и промышленности в целом. Увы, с началом перестройки заводы ринулись завоевывать самостоятельность, не понимая, что их успех во многом основан на работе вроде бы ненужного центрального звена. Результат нам известен.

©Часовой бизнес, спецвыпуск 2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Классика далекая от народа В описании часов Blancpain эпитеты превосходной степени встречаются удивительно часто. У нее и самая долгая история, и самый классический и элегантный дизайн, и самые сложные механизм и самые преданные поклонники... Что ж, попробуем разобраться.
Dubey & Schaldenbrand.  Техника плюс искусство Эти часы без труда можно узнать по корпусу с характерными округлостями и тончайшей пружинке на циферблате. Dubey & Schaldenbrand - одна из очень немногих современных швейцарских фирм, которая выпускает часы Swiss Made даже не на 100, а на все 1000 процентов.
Секреты топ-менеджмента от Baume & Mercier Входящий в Группу Richemont бренд Baume & Mercier по узнаваемости в России пока заметно уступает таким корифеям, как, скажем, Breguet, Vacheron Constantin или Breitling. Однако, судя по настрою главы компании Мишеля Ньето, все может измениться кардинальным образом в ближайшие годы.
Знак совершенства Эталонное качество, надежность и превосходство в деталях - не просто слова, если речь заходит о часах Omega.
© 2007 «TimeWay»