Главная Статьи Президент Van Cleef & Arpels Станислас Де Керсиз: «У нас нет конкурентов»
 

ПРЕЗИДЕНТ VAN CLEEF & ARPELS СТАНИСЛАС ДЕ КЕРСИЗ:

«У НАС НЕТ КОНКУРЕНТОВ»

Беседовал Александр Ветров



- Г-н де Керсиз, в России Van Cleef& Arpels воспринимается больше как ювелирный бренд, а не как часовой. Насколько такое восприятие соответствует реальному положению дел?


- Думаю, что это все-таки немного не так. Действительно, Дом был создан в 1906 году как ювелирный, но первые часы появились в его коллекциях уже в 1908-м - всего два года спустя. Вы правы в том, что приоритетом для нас все-таки остаются ювелирные украшения. Но сейчас мы стараемся уделять большое внимание и часам - в 2007 году мы обновили до 80 процентов всей часовой коллекции! Мы сотрудничаем с лучшими дизайнерами и художниками, и источниками нашего - и их - вдохновения остаются природа и Высокая мода. У нас очень узнаваемый дизайн, и мы по-прежнему выбираем лучшие камни.


- Как конкретно вы собираетесь усиливать часовой сегмент компании?


- Усиливать собираемся, скорее, художественную составляющую часовой коллекции. Собственно, этим мы занимаемся последние сто без малого лет. Помимо кардинального обновления модельного ряда, о котором я сказал выше, мы развиваем запущенную в 2006 году серию так называемых «поэтических усложнений» - таких, например, как годовой «сезонный» календарь или ретроградные указатели в виде крылышек феи.


- Как давно вы возглавляете VC&A?


- Два года. Я пришел сюда из Cartier, где сперва был президентом французского представительства компании, а потом - североамериканского.


- Что вы сделали первым делом, когда сели в президентское кресло?


- Усилил акцент на креативность. Например, к столетнему юбилею Дома мы подготовили сразу три ювелирные коллекции - это очень много. То же самое с часами: мы стараемся быть более изобретательными, воплощать все, даже кажущиеся безумными, фантазии.


- Применительно к часам: вы говорите о креативности в дизайне или в механике?


- И там, и там. Мы хотим помочь людям получать удовольствие от жизни. Креативность порождает эмоции, вне зависимости оттого, видна она на циферблате или спрятана внутри корпуса. Когда вы смотрите на часы, вы думаете не о том, как точно они показывают время и показывают ли они время вообще - вы оцениваете их внешний вид и, если считаете себя знатоком, пытаетесь понять, какой в них установлен механизм. А потом ваши мысли постепенно переходят к вечным темам вроде того, насколько сиюминутна жизнь, как важно радоваться каждому прожитому дню и насколько относительно понятие вечности. Так рождаются эмоции. Наш турбийон - это одновременно и сложный механизм, и настоящее произведение искусства.


- Почему вы решили начать делать часы с усложнениями? Зачем вообще ювелирным украшениям технические изыски?


- Van Cleef & Arpels выпустил первые часы с ретроградными стрелками в 1927 году. В этом году мы подготовили их осовремененную версию с феей. Что касается grandes complications вроде турбийона, то он у нас появился впервые почти четыре года назад, и могу сказать, что он просто очень красивый и суть рафинированная эмоция.


- Вечные календари и репетиры не собираетесь производить? Может быть, уже что-то сделали к 100-летию присутствия в часовом бизнесе?


- Мы все-таки не технически ориентированная компания для нас художественное исполнение гораздо важнее инженерного. Но у нас уже кое-что припрятано в рукаве - в этом году вы об этом обязательно узнаете.


- Каково соотношение ювелирных и часовых изделий в ассортименте VC&A?


- Часовое производство развивается быстрее ювелирного, потому что этот сегмент традиционно сильно отставал. Соответственно, сегодня мы усиленно в него инвестируем. В идеале нам хотелось бы достичь соотношения 60 к 40. При этом нам важно оставаться такими же узнаваемыми и не потерять свое лицо. Это, поверьте, нелегко. Так же нелегко создавать высокохудожественные часы, которые оставались бы актуальными и через 20-30 лет.


- Кто ваши основные конкуренты?


- Конкуренты? Мы работаем с уникальными изделиями, и говорить о конкурентах - все равно что сравнивать, кто лучше рисовал: Ван Гог или Рафаэль. Все очень индивидуально, поэтому я отвечу вам, что конкурентов у Van Cleef & Arpels нет.


- Чьи механизмы вы используете в своих часах?


- Калибры Jaeger-LeCoultre 849 и ретроградные модули Ajenhor, разработанные специально для нас. Они движутся очень плавно, и в этом их преимущество перед аналогами. Например, в модели Lady Arpels Feerie одно крыло феи показывает часы, а второе - минуты. Циферблат - эмалевое гильоше, фон которого создает эффект полета сказочной фигурки. Создатель феи Оливье Воше -признанный мастер циферблатного декора. Мы с ним давно и плотно сотрудничаем, он прекрасный художник, работающий в разных техниках - от эмали до маркетри. Циферблаты турбийонов - тоже его рук дело. А еще он, кстати, является автором «Масочной» коллекции Vacheron Constantin Metiers d'Art. Таких, как он, всего несколько человек в часовом бизнесе.


Турбийоны делают для нас на мануфактуре Piaget в Ла Кот-о-Фе. Это один из самых тонких незакрепленных турбийонов в мире толщиной всего 3,5 мм. Данная характеристика открывает перед нашими дизайнерами широкие возможности для его вписывания в циферблат и корпус. А вообще, над одними такими часами в компании работает почти 200 человек в течение нескольких месяцев! Это действительно настоящее искусство.


- Не собираетесь ли делать упор на более «повседневные», более доступные модели вроде Mr.Arpels или Alhambra?


- Мы всегда уделяли и продолжаем уделять внимание этим сериям и будем продолжать выпускать их вне зависимости от объемов производства pieces unique.


- Спасибо за содержательную беседу. Всего вам доброго.


Midnight in Paris


Часы №2 2008


 



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Breguet Фирма Montres Breguet отмечает свой 230-й юбилей в свойственном для себя традиционном стиле. Новая коллекция - это парад часов сложной комплектации исключительно ручного изготовления с отделкой в старинной технике, свидетельствующей о высоком уровне мастерства, которым всегда славилось это предприятие.
Постоянство - сила Проблема постоянной силы — самая актуальная и в то же время старая задача в часовом деле. Часовщики решали ее все последние 500 лет, и делали это с тем же упорством, с каким алхимики искали философский камень, математики вычисляли квадратуру круга, а механики — создавали вечный двигатель.
Часы на века? Интерес к часам со сложными функциями не ослабевает. Множество именитых производителей выходит на рынок с новыми чудо-механизмами. К классическим сложным хронометрам с давних пор относят часы с вечным календарем.
© 2007 «TimeWay»