Главная Статьи Президент Van Cleef & Arpels Станислас Де Керсиз: «У нас нет конкурентов»
 

ПРЕЗИДЕНТ VAN CLEEF & ARPELS СТАНИСЛАС ДЕ КЕРСИЗ:

«У НАС НЕТ КОНКУРЕНТОВ»

Беседовал Александр Ветров



- Г-н де Керсиз, в России Van Cleef& Arpels воспринимается больше как ювелирный бренд, а не как часовой. Насколько такое восприятие соответствует реальному положению дел?


- Думаю, что это все-таки немного не так. Действительно, Дом был создан в 1906 году как ювелирный, но первые часы появились в его коллекциях уже в 1908-м - всего два года спустя. Вы правы в том, что приоритетом для нас все-таки остаются ювелирные украшения. Но сейчас мы стараемся уделять большое внимание и часам - в 2007 году мы обновили до 80 процентов всей часовой коллекции! Мы сотрудничаем с лучшими дизайнерами и художниками, и источниками нашего - и их - вдохновения остаются природа и Высокая мода. У нас очень узнаваемый дизайн, и мы по-прежнему выбираем лучшие камни.


- Как конкретно вы собираетесь усиливать часовой сегмент компании?


- Усиливать собираемся, скорее, художественную составляющую часовой коллекции. Собственно, этим мы занимаемся последние сто без малого лет. Помимо кардинального обновления модельного ряда, о котором я сказал выше, мы развиваем запущенную в 2006 году серию так называемых «поэтических усложнений» - таких, например, как годовой «сезонный» календарь или ретроградные указатели в виде крылышек феи.


- Как давно вы возглавляете VC&A?


- Два года. Я пришел сюда из Cartier, где сперва был президентом французского представительства компании, а потом - североамериканского.


- Что вы сделали первым делом, когда сели в президентское кресло?


- Усилил акцент на креативность. Например, к столетнему юбилею Дома мы подготовили сразу три ювелирные коллекции - это очень много. То же самое с часами: мы стараемся быть более изобретательными, воплощать все, даже кажущиеся безумными, фантазии.


- Применительно к часам: вы говорите о креативности в дизайне или в механике?


- И там, и там. Мы хотим помочь людям получать удовольствие от жизни. Креативность порождает эмоции, вне зависимости оттого, видна она на циферблате или спрятана внутри корпуса. Когда вы смотрите на часы, вы думаете не о том, как точно они показывают время и показывают ли они время вообще - вы оцениваете их внешний вид и, если считаете себя знатоком, пытаетесь понять, какой в них установлен механизм. А потом ваши мысли постепенно переходят к вечным темам вроде того, насколько сиюминутна жизнь, как важно радоваться каждому прожитому дню и насколько относительно понятие вечности. Так рождаются эмоции. Наш турбийон - это одновременно и сложный механизм, и настоящее произведение искусства.


- Почему вы решили начать делать часы с усложнениями? Зачем вообще ювелирным украшениям технические изыски?


- Van Cleef & Arpels выпустил первые часы с ретроградными стрелками в 1927 году. В этом году мы подготовили их осовремененную версию с феей. Что касается grandes complications вроде турбийона, то он у нас появился впервые почти четыре года назад, и могу сказать, что он просто очень красивый и суть рафинированная эмоция.


- Вечные календари и репетиры не собираетесь производить? Может быть, уже что-то сделали к 100-летию присутствия в часовом бизнесе?


- Мы все-таки не технически ориентированная компания для нас художественное исполнение гораздо важнее инженерного. Но у нас уже кое-что припрятано в рукаве - в этом году вы об этом обязательно узнаете.


- Каково соотношение ювелирных и часовых изделий в ассортименте VC&A?


- Часовое производство развивается быстрее ювелирного, потому что этот сегмент традиционно сильно отставал. Соответственно, сегодня мы усиленно в него инвестируем. В идеале нам хотелось бы достичь соотношения 60 к 40. При этом нам важно оставаться такими же узнаваемыми и не потерять свое лицо. Это, поверьте, нелегко. Так же нелегко создавать высокохудожественные часы, которые оставались бы актуальными и через 20-30 лет.


- Кто ваши основные конкуренты?


- Конкуренты? Мы работаем с уникальными изделиями, и говорить о конкурентах - все равно что сравнивать, кто лучше рисовал: Ван Гог или Рафаэль. Все очень индивидуально, поэтому я отвечу вам, что конкурентов у Van Cleef & Arpels нет.


- Чьи механизмы вы используете в своих часах?


- Калибры Jaeger-LeCoultre 849 и ретроградные модули Ajenhor, разработанные специально для нас. Они движутся очень плавно, и в этом их преимущество перед аналогами. Например, в модели Lady Arpels Feerie одно крыло феи показывает часы, а второе - минуты. Циферблат - эмалевое гильоше, фон которого создает эффект полета сказочной фигурки. Создатель феи Оливье Воше -признанный мастер циферблатного декора. Мы с ним давно и плотно сотрудничаем, он прекрасный художник, работающий в разных техниках - от эмали до маркетри. Циферблаты турбийонов - тоже его рук дело. А еще он, кстати, является автором «Масочной» коллекции Vacheron Constantin Metiers d'Art. Таких, как он, всего несколько человек в часовом бизнесе.


Турбийоны делают для нас на мануфактуре Piaget в Ла Кот-о-Фе. Это один из самых тонких незакрепленных турбийонов в мире толщиной всего 3,5 мм. Данная характеристика открывает перед нашими дизайнерами широкие возможности для его вписывания в циферблат и корпус. А вообще, над одними такими часами в компании работает почти 200 человек в течение нескольких месяцев! Это действительно настоящее искусство.


- Не собираетесь ли делать упор на более «повседневные», более доступные модели вроде Mr.Arpels или Alhambra?


- Мы всегда уделяли и продолжаем уделять внимание этим сериям и будем продолжать выпускать их вне зависимости от объемов производства pieces unique.


- Спасибо за содержательную беседу. Всего вам доброго.


Midnight in Paris


Часы №2 2008


 



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Отечественный часпром Мы предположили, что зеркалом нашего часпрома могло бы стать мнение директорского корпуса отрасли и, чтобы заглянуть в это "зеркало", предложили руководителям предприятий ответить на ряд вопросов. Предлагаем вашему вниманию полученные нами ответы.
Презент патриоту Благодаря щедрости и очень высокому вкусу россиян вопрос о том, как та или иная модель будет воспринята на российском рынке, решается всеми ведущими швейцарцами аж на стадии разработки. Следующим респектом российскому клиенту стали часы Russian Special edition, которые создаются исключительно для нас. Эти часы представляют не только высочайшую коллекционную ценность, но отличный подарок для патриота.
AUDEMARS PIGUET Tradition d'Excellence Cabinet No 5 Согласитесь, ну очень длинное название у этих часов, ведь к Tradition d'Excellence Cabinet No 5 надо еще добавить и Millenary Perpetual Calendar with Dead-Beat Seconds and Power Reserve Indication. Но в данном случае ничего не поделаешь, ведь название должно отразить все особенности конкретной модели, а она очень непроста и во многом революционна.
Часы Ингеборги Дапкунайте Если бы кто-то сказал мне лет пять тому назад, что я буду носить часы с бриллиантами, я рассмеялась бы ему в лицо или даже обиделась. Но меняется мода, меняюсь и я.
© 2007 «TimeWay»