Главная Статьи Переворот часового искусства
 

Переворот часового искусства

Переворот часового искусства Jaeger-LeCoultre - пожалуй, самый рафинированный брэнд haute horlogerie. В идеальных ювелирных корпусах этих часов работают одни из самых совершенных и одновременно красивейших механизмов, которые создаются и украшаются мастерами Jaeger-LeCoultre вручную. Это такая редкость по нынешним временам! А иначе стала бы украшать себя этими часами Елизавета II в день своей коронации

Парадоксы

Переворот часового искусства Парадоксы Jaeger-LeCoultre — компания столь же великая, сколь и неоднозначная. Занявшись часовым бизнесом аж в 1833 году, первые собственные часы она выпустила лишь через 96 лет. Всегда ставя техническое совершенство над внешним видом, в последние годы компания настолько преуспела в украшении корпусов и механизмов, что многие современные поклонники haute horlogerie искренне уверены: Jaeger-LeCoultre — это брэнд, который специализируется на выпуске ювелирных часов.
Интересно, что компания из Ле-Сентье и не стремится опровергнуть это заблуждение. Ну разве что в прошлом году в своем павильоне на Международном салоне высокого часового искусства в Женеве они устроили мини-мануфактуру: привезли оборудование, двух уникальных мастеров, которые сидели и изготавливали знаменитый калибр 101 — самый маленький серийный механизм в мире. Я подошел к одному из них, и мастер охотно, но кратко рассказал мне о 101-м и о себе: «Да, этот калибр состоит из 98 деталей и весит при этом всего 1 грамм. Собираем и гравируем его только вручную. Конечно же сложно! Самое сложное — удерживать на высоком уровне концентрацию внимания. Мы — сборщики 101-го — как профессиональные спортсмены. Вынуждены вести очень спокойный размеренный и здоровый образ жизни без стрессов. Почти не пьем —только изредка легкое красное вино, в свободное время много гуляем на свежем воздухе, чтобы глаза всегда были ясные, а пальцы — точные и чуткие. Часто приходится работать, вооружившись даже не лупой, а микроскопом. Больше 45 штук в год сделать не получается чисто физически...»
Но так как эти попавшие в Книгу рекордов Гиннесса механизмы тут же устанавливались в шикарные платино-во-бриллиантовые корпуса ювелирных часов новой серии, названной в честь великой русской реки Лены, акция эта больше напоминала рекламу коллекции часов, а не презентацию уникальных возможностей и технического потенциала Jaeger-LeCoultre — поставщика механизмов для брэндов Richemont Luxury Group. Впрочем, стоит ли удивляться? Время нынче такое: прекрасные механизмы в дорогих часах — это уже нечто само собой разумеющееся, а эксклюзивный внешний вид — главнее. A Jaeger—LeCoultre всегда шла в ногу со временем.

Изобретатели

Переворот часового искусства Изобретатели И Шарль-Антуан Лекультр и Эдмон Жеже были в первую очередь конструкторами и изобретателями и только затем часовщиками. Лекультр в принципе мог производить на своем машиностроительном заводе все что угодно, но выбор пал на часовое оборудование, поскольку оно было в те времена самое точное сложное и передовое.
Инженер Лекультр имел страсть к точным инструментам и наладил производство станков для выточки часовых шестерен. В 1844-м создал знаменитый инструмент «Миллионометр», с помощью которого часовщики впервые получили возможность измерять величину деталей с точностью до тысячной доли миллиметра. Это позволило создавать по-настоящему точные механизмы. В 1851-м на первой выставке промышленных товаров в Лондоне Лекультр завоевал золотую медаль за механизмы карманных хронометров и часовой инструмент. В 1877-м сын Антуана Лекульт-ра начал производить сложные механизмы с хронографом, будильником, календарем, минутным репетиром и тур-бийоном. К 1925 году (когда компании объединились) мануфактура выпустила 60 тысяч механизмов, которые по праву считались в те времена лучшими в мире. Но вот почему при этом Лекультрам — ни отцу, ни сыну — не приходило в голову наладить производство собственных часов — до сих пор, можно сказать, загадка века.

Переворот часового искусства Изобретатели

Переворот часового искусства Изобретатели Талантливейшим изобретателем был и Эдмон Жеже (1858 — 1922). Уроженец Эльзаса переехал в Париж после того, как эта провинция отошла Германии в результате Франко-прусской войны 1870 года. В 1880-м он основал собственную фирму, которая работала на несколько часовых компаний. Существует даже легенда, согласно которой Жеже успел поработать учеником у самого Авраама-Луи Бреге, а его отец был часовщиком французских ВМС. Правда, знатоки часового искусства склонны считать, что эту легенду придумали рекламщики того времени. Во всяком случае оба факта не имеют никакого документального подтверждения, зато точно известно, что Жеже стал изобретателем первых спидометров, что подтверждают патенты.
В принципе Эдмон Жеже в рекламе не нуждался. Перед его талантом создавать принципиально новые ультратонкие небольшие механизмы снимал шляпу сам Луи Картье. Cartier, уже тогда превратившаяся в империю роскоши номер 1 в мире, почла за честь в 1907-м документально узаконить партнерские отношения с компанией Jaeger. Согласно заключенному на 14 лет договору Cartier обязывалась приобретать ежегодно у Жеже его механизмы на колоссальную по тем временам сумму — не менее 250 тысяч франков. В договор был включен пункт, что за отдельную плату Cartier будет приобретать эксклюзивные права и на все изобретения француза. Что ж, следует отметить, что Луи Картье был не только гениальным дизайнером но и мудрым дальновидным бизнесменом. Ведь именно благодаря механизмам и изобретениям Жеже в начале XX века наручные часы родились и приобрели всемирную популярность. Эдмон Жеже привнес в задремавшее часовое искусство свежие идеи бурного XX века и обогатил его новыми технологиями, заставив идти в ногу со стремительным техническим прогрессом.

Тройственный союз

Переворот часового искусства Тройственный союз Хотя официальное слияние компаний Jaeger и LeCoultre произошло в 1925-м, широкое сотрудничество началось в 1903-м, когда количество заказов от Картье на часовые механизмы выросло настолько, что Жеже решил подключить к их выполнению одну из самых авторитетных компаний того времени, носившую имя своего основателя Шарля-Антуана Лекультра.
LeCoultre обладал лучшим часовым оборудованием того времени. Это было как раз то, что искал Жеже, который, как и Картье, был убежден: будущее принадлежит наручным часам. Для новинки нужны были маленькие тонкие механизмы, а для них — мельчайшие прочные детали. Изготовить все это можно было только на мануфактуре LeCoultre. Начавшееся в 1903-м сотрудничество компаний Cartier, Jaeger и LeCoultre дало результат уже спустя год — появились первые наручные часы Santos, в 1906-м родились знаменитые ювелирные часы в формы tonneau, а затем и легендарные Tank. Почти все в них — 9-линейный механизм высотой всего 1,32 мм, боковая заводная головка, с помощью которой можно было корректировать стрелки, и даже застежка ремешка — было придумано Эдмо-ном Жеже.
Первые наручные часы с логотипом Jaeger-LeCoultre вышли в 1929-м, в этом же году появился и калибр 101. Он и сейчас кажется чудом, а в те времена воспринимался просто как сказка. В 1952-м часы Riviere 101 вошли в историю: на свою коронацию их надела королева Великобритании Елизавета II.

Рождение Reverso

Переворот часового искусства Рождение Reverso Однако первым хитом мирового масштаба стала знаменитая модель Reverso, которую запатентовал в 1931 году французский инженер мануфактуры Ре-не-Альфред Шове. Согласно легенде эти часы были сделаны на заказ для офицеров британского экспедиционного корпуса в Индии, которые очень любили играть в поло, а потому попросили придумать часы с небьющимся стеклом. Небьющееся стекло изобретать не стали, зато придумали гениально простое решение — конструкцию корпуса, которая позволяла переворачивать часы на время игры стеклом вниз. Безумно популярные и по сей день Reverso стали символом компании. Те, кто не имеет их в своей коллекции, не имеет права называться истинным поклонником часового искусства. Компания Jaeger-LeCoultre, конечно же, не могла не поделиться замечательной находкой с почти родственной компанией Cartier. Модернизировав конструкцию Jaeger-LeCoultre, Cartier спустя год выпустила свой не менее знаменитый Tank Basculante (в нем корпус переворачивается не «с боку на бок», а «через голову»).

Переворот часового искусства Рождение Reverso Перед Второй мировой войной Jaeger-LeCoultre создала несколько интереснейших хронографов для авиации, но увлекаться модной тогда темой не стала, сосредоточив усилия на ювелирных дамских часах на основе калибра 101, Reverso и на выполнении многочисленных заказов на механизмы. Время от времени мастера из Ле-Сентье напоминали о своих возможностях, выпуская лимитированные серии сложных наручных часов с полным календарем и индикатором фаз Луны или часы-mystery, механизм в которых был не виден. В 1951-м мануфактура удивила уникальным механизмом Memovox. Это был первый настоящий наручный будильник. Его сигнал не мог быть услышан разве что глухим человеком. Через два года этот механизм был оснащен автоподзаводом — калибр Futurematic. Он имел столь эффективную систему автоподзавода и столь внушительный запас хода (разумеется, с индикатором), что его владельцы не заводили его вручную годами.
Не забывали в Ле-Сентье и о механизмах для настольных часов. Результат их изысканий — поистине вечные часы Atmos. Главная деталь этих часов — сосуд, заполненный этилхлоридом. Внутри механизма находятся меха, соединенные пружиной. Любое расширение или уменьшение давления и температуры газа вызывает сжимание мехов, и их энергия питает механизм. Колебания температуры всего в ГС обеспечивает Atmos запасом хода в 28 часов! В общей сложности на счету изобретателей Лекультра, Жеже и их последователей 150 важнейших для часового искусства патентов.

Reverso и другие

Переворот часового искусства Reverso и другие Reverso, Calibre 101, Atmos и Master Control — четыре кита, на которых базируется современная коллекция Jaeger-LeCoultre. В часах этих линий работают 38 уникальных, разработанных на мануфактуре механизмов. Перед тем как поступить в продажу, часы Jaeger-LeCoultre проходят знаменитый 1000-часовой контроль на точность.
Основу коллекции по-прежнему составляет Reverso (почти 80 процентов общего производства), которая разделилась недавно на два направления — haute horlogerie (сложнейшие мужские и дамские версии в ювелирном исполнении) и спортивную Gran'Sport. С особым удовольствием мастера Jaeger-LeCoultre отметили 70-летие своей легендарной модели. Один за другим вышли шедевры высокого часового искусства Reverso Platinum One — скелетон с механизмом Duoface и потрясающей ажурной гравировкой платиновых мостов, затем дамские Reverso Florale Tiare (попытка повторить в золоте потрясающе красивый таитянский цветок тиаре) и, наконец, Reverso Platinum Two — с турбийоном и оригинальнейшим прыгающим индикатором запаса хода.

Переворот часового искусства Reverso и другие С недавних пор пафосные Reverso выходят ограниченным тиражом в 500 экземпляров, что превратило их в излюбленный предмет охоты коллекционеров. Нет, производственные возможности мануфактуры по-прежнему впечатляют: так, после вхождения в 2000-м году в Richemont Luxury Group Jaeger-LeCoultre легко и непринужденно увеличил выпуск продукции вдвое. Просто замечательных часов не должно быть много, иначе их просто перестанут замечать.
В этом году за самую престижную награду часового мира Grand Prix d'Horlogerie de Geneve претендовали сразу два творения Jaeger-LeCoultre: Joaillerie Riviere 101 (в категории «Лучшие дизайнерские часы») и Master Antoine LeCoultre («Лучшие мужские часы»). Последние были выпущены в количестве 200 экземпляров в честь 200-летия Антуана Лекультра, и их можно и впрямь назвать идеальными часами современного господина.

Переворот часового искусства Reverso и другие
Переворот часового искусства Reverso и другие

Платиновый корпус диаметром 41,5 мм, сапфировая задняя крышка, посеребренный с люминесцирующими точками часовой разметки и рельефными цифрами циферблат, декорированный вручную Calibre 877 с ручным заводом и двумя заводными барабанами, актуальнейшие индикатор запаса хода (192 часа), календарь с большой датой, индикатор дневного и ночного времени... Все это смотрится настолько элегантно, удачно и гармонично, что автограф Антуана Лекультра выгравирован на боковой части корпуса с полным на то правом. Мастер с удовольствием и удовлетворением расписался бы на них сам. Недаром взыскательные эксперты проголосовали за них почти единогласно и отдали им престижный «Специальный приз жюри». Не сомневаюсь, что часы в честь 150-летия со дня рождения Жеже — Master Edmond Jaeger, работы над которыми уже ведутся, также будут достойны огромного таланта выдающегося изобретателя.


"Мои часы" март-апрель 2004г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Ален Зильберштейн. 20 лет тренировки Можно сказать, что Ален Зильберштейн открыл фэшн- и дизайнерским часам дорогу в мир серьезного часового искусства. Он показал, что цветные и яркие модели с детскими смайликами могут продаваться в самых престижных салонах и быть не менее статусным аксессуаром, чем "классика" в золотом корпусе. В этом году мастер отмечает 20-летний юбилей брэнда и подводит своеобразный итог своей работе.
Фантастический город часов Часы... Часы тикают, шевелятся и перешептываются, часы говорят на своем языке, отсчитывая секунду за секундой, часы бьют и звенят. Очень много часов - настенных и наручных, авангардных и классических, дорогих и не очень. Их привезли сюда, в швейцарский город Базель, со всего света на крупнейшую международную выставку часов и ювелирных украшений.
Grande Complication Одну из первых моделей нового 2006 года Girard-Perregaux посвятила винтажной коллекции «1945», которой исполняется 10 лет.
Maurice Lacroix Когда в 1975 году компания Desco Von Schulthess AG, созданная в 1889 году в Цюрихе, выпустила первые модели Maurice Lacroix, она еще не могла похвалиться многолетним опытом, накопленным в искусстве изготовления самых сложных часов. Сегодня, по прошествии тридцати лет, Maurice Lacroix пользуется репутацией одной из наиболее авторитетных марок мирового уровня.
© 2007 «TimeWay»