Главная Статьи Обзор часовых премьер Базеля и Женевы
 

ОБЗОР ЧАСОВЫХ ПРЕМЬЕР БАЗЕЛЯ И ЖЕНЕВЫ

 ЗАБИТЫЕ СТРЕЛКИ, ИЛИ ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ!

 Александр Ветров

 Немецкое слово zifferblatt переводится буквально как «пластина с цифрами». Даже в ходе углубленного семантического анализа данного буквосочетания в нем невозможно найти ни малейшего упоминания стрелок, однако - удивительное дело! - именно они вот уже которое столетие определяют функциональную сущность циферблата. Эта вопиющая, но упорно замалчиваемая несправедливость стала абсолютно очевидной с началом очередного форума Baselworld, поднявшего наконец проблему постылой стрелочной гегемонии в Высоком часовом искусстве. И правда, доколе человек будет вычислять текущее время по комбинациям разновеликих палочек, монотонно вращающихся с разными скоростями по закольцованной минутной шкале? XXI век настоятельно требует оригинальных решений, и, наконец-то, вот они, спешите видеть! Их не так много, как, возможно, нам хотелось бы, но их несколько, и они появились одновременно, что, несомненно, свидетельствует о рождении новой тенденции.


Hands Off!

Предвестником эры бесстрелочников можно считать Opus 8, построенный инженерами Harry Winston Rare Timepieces совместно с командой молодых часовщиков под управлением Фредерика Гарино. Он представляет собой винтажный корпус-«кинескоп» 1970-х с циферблатом, напоминающим дисплей электронных часов. С той лишь разницей, что вместо электронных сегментов здесь задействованы сегменты механические. Дисплей сконструирован по принципу «игольчатого полотна» из множества подвижных элементов, воспроизводящих рельеф прикладываемых к ним трехмерных объектов. При нажатии на кнопку на правой боковине корпуса из дисплея выдвигаются образующие нужные цифры сегменты, которые убираются обратно через 5 секунд. Справа от часового информационного поля расположена линейная минутная шкала с бегунком - из 12 5-минутных сегментов. Экстраординарная концепция обладает, однако одним существенным недостатком: серые цифры плохо читаются на сером фоне. Хочется верить, что к началу серийного производства «восьмерки» (всего предполагается выпустить 50 экземпляров) проблема монотонной дисплейной колористики будет успешно решена.

Следующим в коротком перечне стрелkiller'ов идет модель de Grisogono Meccanico dG, в которой наряду со стремительно устаревающей стрелочной парой присутствует опять-таки дисплей - только на сей раз сильно смахивающий на вокзальное табло. Это табло состоит из 23 вращающихся стержней (2-7-7-7), окрашенных в черный и золотой (или эффектный зеленый) цвета и показывающих цифры текущих часа и минут в 12-часовом формате. Увы, работающего прототипа на выставке представлено не было - вместо него прессе для наглядности демонстрировалась огромная модель одного 7-стержневого блока, приводимого в движение коленчатой рукоятью. Немного жаль, что это выдающееся произведение затмило собой не менее интересную модель Otturatore с подвижным окном выбора "полезного" усложнения (малые секунды, дата, запас хода, фазы Луны)...

И, наконец, третьим представителем нарождающегося индикаторного семейства мы бы назвали прототип Sequential One молодого бренда MCF (Manufacture Contemporaine du Temps), пока еще совершенно неизвестного за пределами часового сообщества. Эти часы показывают время посредством четырех сменных часовых меток и парящей над циферблатом секторной минутной шкалы, ежечасно совершающей поворот на 90 градусов. Каждая часовая метка состоит из пяти вращающихся трехгранных призм (как в рекламных щитах со сменными имиджами) и отвечает за три цифры-«имиджа»: 1 -5-9, 2-6-10, 3-7-11 и 4-8-12. Цифра текущего часа открывается в вырезе минутной шкалы. Концепция отдаленно напоминает систему спутниковых указателей Urwerk, несколько лет назад взорвавшую традиционное часовое искусство и принесшую всемирную славу автору Opus V Феликсу Баумгартнеру. Будет ли она доведена до ума - пока трудно сказать, но очень хочется на это надеяться.

По слухам, нечто в таком же духе появилось минувшей весной в арсенале еще одной, совсем уж малоизвестной компании, однако нам, увы, так и не удалось ее найти, как мы ни старались. Но даже трех революционных решений более чем достаточно для обозначения нового вектора развития часового креатива, который к следующему году наверняка станет гораздо четче и выразительнее...

Властелины Мира и Чудесные Подмастерья

Если пару-тройку лет назад бал на безразмерной базельской экспозиции правили турбийоны, а в прошлом году все сходили с ума от хронографов, то на сей раз главные места на стендах многих производителей занимали ворлдтаимеры - worldtimers, - модели, показывающие время во всех 24 часовых поясах планеты посредством вращающегося диска с названиями городов. Впервые эту функцию в подобном исполнении оформила еще в 1930-х Patek Philippe, но, как ни странно, в последнее время она была довольно скудно представлена в ассортименте «полезных» усложнений: помимо собственно РР серийные дисковые ворлдтаимеры присутствовали в коллекциях Girard-Perregaux (ww.tc), Lange & Sohne (Lange 1 Time Zone), Zenith (Grande Classe Traveller Multicity) и еще пары брендов рангом чуть пониже. И вот лед тронулся.

Самый сложный и одновременно стильный представитель этого хроносемейства обнаружился в коллекции Glashutte Original. Называется он Sport Evolution Perpetual Calendar и, как ясно из названия, оснащен функцией вечного календаря с апертурными указателями. Немецкая лаконичность разместилась во впечатляющем корпусе диаметром 42,5 мм и толщиной 14,6 мм. Breitling анонсировала в данной категории Bentley GMT Chronograph с 30-секундной хронографической шкалой, Vulcain - Cricket GMT X-TREME с, как можно легко догадаться, будильником, a Arnold & Son - обновленную версию Hornet Worldtimer. Добавим к приведенному списку «всемирник» Geopolis, с которым на Baselworld дебютировала марка Gio Monaco, и получим весьма реалистичный портрет часового фаворита сезона... Но, как ни хороши были свежие ворлдтаимеры, они не смогли затмить другие достижения мирового хронохозяйства, коих набралось немало.

Прежде всего, порадуемся за Patek Philippe, которая наконец обнародовала результат шестилетних научных разработок, воплотившийся в годовом календаре Ref. 5450. Внутри платинового корпуса работает новейший кремниевый спуск Pulsomax с колесом из патентованного Silinvar и «силинваровой» спиралью Spiromax, по точности не уступающий анкерному, а по надежности и долговечности превосходящий его в разы. Также ценителям была представлена модель класса grandes complications Ref. 5207 с турбийоном, репетиром и, самое главное, вечным календарем с моментальной одновременной сменой всех указателей.

Исключительно оригинально выступил «король хронографов» Zenith, представив в коллекциях Defi Classic и Defy Extreme авангардную Zero-G с сапфировым «пузырем» в корпусе, в котором, подобно капле ртути, вращается по воле движения запястья турбийон-гироскоп. Кажется, будто он вообще никак не соединен с механизмом и просто болтается бессмысленной железкой, однако при внимательном рассмотрении можно увидеть сложнейшее сочленение с неподвижной колесной передачей. Как эта конструкция покажет себя при повседневном ношении -мы узнаем не раньше осени.

De Witt сняла гриф секретности с Incognito 2008, экземпляр которой был продан в прошлом сентябре на монак-ском аукционе Only Watch за 400 тысяч евро. Сконструированная в соавторстве с архитектором Жаном-Мишелем Вильмоттом, модель WX-1 (таково ее официальное название) больше похожа на небольшой переносной комод, чем на часы. Из «комода» выдвигается «ящичек» с замысловатым циферблатом и пятью вертикально расположенными заводными барабанами. В качестве бонуса в механизм установлен вертикальный же незакрепленный турбийон, видимый сквозь круглое окно сбоку. Громоздкий корпус 72,51 х 48,64 х 21,17 мм из титана, алюминия и золота весит всего 191 грамм, хотя смотрится на добрых полкило. WX-1 - яркий пример искусства ради искусства, напрочь лишенного прикладной функциональности и предназначенного только для любования и восхищения.

Нечто из ряда вон выходящее подготовила посетителям выставки Tag Heuer. Ее концепт-проект Grand Carrera Calibre 36 RS с патентованным счетчиком десятых долей секунды послужил источником вдохновения для японского конструктора GT-болидов Кена Окуямы, построившего «часовое» спортивное авто. На приборной доске суперкара имеется специальное ложе, в которое прямо с ремеш ком вставляется 36 RS. Если раньше часы всегда были, как это ни обидно звучит, побочным    хотя и в высшей степени престижным    продуктом автомотоколлекций, то теперь ситуация меняется кардинальным образом, и мы вправе ожидать в недалеком будущем появления линеек вроде Audi Designed for Jaquet Droz или Lamborghini Patek Philippe Limited Edition.

Приятно удивила Romain Jerome, придумавшая симпатичную «игрушку» Day & Night с двумя турбийонами, попеременно вращающимися днем и ночью. Стрелок тут нет и в помине, равно как и прочих конкретизирующих текущий час индикаторов: это чистая поэзия Хроноса. Предполагается, что у человека, позволившего себе такие часы, напрочь отсутствует потребность знать точное время.

DeLaCour привезла в Базель... рекламную короткометражку о двойном репетире Birepetition с уникальным механизмом работы Кристофа Кларе, отзванивающим в разных тональностях время в двух часовых поясах. Примечательно, что Кларе выступил также в роли режиссера этого ролика, чем, кстати, по его собственному признанию, изрядно гордится. Первый работающий прототип Birepetition должен появиться в начале лета.

Продолжает успешно форсировать «инструментальное» направление Bell & Ross, на сей раз отступившая от канонической квадратной формы корпуса и выбрав авангардную прямоугольную. Второе поколение линейки BR Instrument представлены моделями BR Instrument Minuteur Tourbillon и BR Instrument Grand Minuteur. Причем последняя, по словам хозяев бренда, сложнее первой, хотя из усложнений в ней только flyback-хронограф. Но не простой, а с 10-часовым счетчиком (дань уважения адвокатам, чей рабочий день состоит из 10 часов). Нестандартный во всех отношениях «Гран Минутёр» можно без преувеличения назвать одним из откровений года, о котором еще будут долго и горячо спорить.

Таким же откровением стал для знатоков трехосевой турбийон без подшипников Primus от молодого венгерского представителя AHCI Аарона Беши. Nota bene: в течение трех дней подряд у скромного стенда Беши обретался сам Людвиг Ойшлин, создатель культовой Freak, пристально разглядывавший спрятанную под стеклом внушительную конструкцию. Лучшей рекомендации начинающему кабинотье трудно придумать.

Другой член Академии, прославившийся авторством HWRT Opus 7 Андреас Стреллер, разродился авторской версией на «опусную» тему под названием Papillon («Мотылек»). Схожая система сменных указателей, тот же резной мост в форме бабочки, только размер не столь внушительный да форма корпуса иная. Серия будет ограничена всего 25 экземплярами в белом золоте.

И, закрывая тему независимых часовщиков, спешим сообщить уважаемым читателям, что один из основателей Академии, блистательный Винсенте Калабрезе, зачислен в штат мануфактуры Blancpain. Так что скоро последняя, по-видимому, серьезно обновит свой классически консервативный имидж. Хотя, судя по свежей ультраспортивной Speed Command Chronograph в стальном корпусе с черным DLC-покрытием и расцвеченным оранжевой или желтой люминесцентной разметкой карбоновым циферблатом, руководитель компании Марк Хайек и без Калабрезе не страдает от нехватки творческих идей. В черных же тонах (черный, как известно, был самым актуальным часовым цветом минувшего года и уверенно продолжает таковым оставаться) выдержаны мужская Chopard Mille Miglia GT XL Chrono Speed Black и женская Happy Sport Chrono Mark II All Black. All Black в данном случае следует понимать буквально: эти часы черные от ремешка до ранта, за исключением разве что стрелок и меток.

Чтобы совсем уж не растекаться мыслью по древу, завершим наш обзор беглым перечислением вполне рядовых по сравнению с вышеописанными моделей, оставшихся в ячейках памяти после недельного просеивания мегабайтов самой разнообразной информации. Итак:

Omega: Speedmaster Moonwatch Alaska Project в съемном алюминиевом кожухе, предохраняющем механизм от температурных перепадов в пределах от -148 до +260 градусов по Цельсию. Плюс довольно обширная Олимпийская Коллекция. Longines: импозантная Master Collection Retrograde с четырьмя ретроградными счетчиками.

Не менее солидными получились ретроградные модели Maurice Lacroix из серии Masterpiece. Особенно удались лимитированные серии Double Retrograde и Calendrier Retrograde. Эдакая рафинированная классика на модерновый манер. Про Memoire I с механической памятью мы уже писали, так что не будем повторяться.

Jacob & Со: линейки хронографов Epic I и II в прямоугольном и круглом корпусах. Очень современно и с очевидными заимствованиями из стилистики Hysek. Corum: хронограф в коллекции Romulus. Также руководство компании подтвердило принятие решения о прекращении выпуска коллекции Bubble как не соответствующей обновленному люксовому имиджу бренда. Жаль, но бизнес есть бизнес.

Gerald Genta: топовая серия Octo приросла легкомысленной Ultimate Fantasy с изображением Микки-Мауса на циферблате, приуроченной к 80-летнему юбилею любимого мультперсонажа GG. Breguet: исключительной красоты Reine de Naples Cammea с циферблатом-камеей, вырезанным из куска морской раковины. Кроме того, прессе был продемонстрирован современный улучшенный римейк механизма легендарных часов Марии-Антуанетты, который вскоре получит достойное вместилище. Любознательным на заметку: если на оригинал ушло 44 года работы, то новая версия была построена за 44 месяца.

Graham: ювелирная Swordfish АН Baba с инкрустацией из бриллиантов, изумрудов, сапфиров и рубинов, делающей 46-мм белый корпус похожим на пирожное с цукатами. Perrelet развила идею двойного ротора в дамской коллекции Diamond Flower, сделав верхний ротор в виде цветка. Получилось очень изящно.

Rado: линейки Ceramica Pave и Ceramica Chronograph Jubile с веселыми разноцветными циферблатами, усыпанными мелкими драгоценными и полудрагоценными камнями. Исключительно гламурный продукт.

И, наконец, сразу два бренда - Paul Picot и Ebel - во всеуслышание заявили о своей неодолимой любви к футболу. Вернее, к конкретным футбольным клубам. Paul Picot отметила столетие миланского «Интера» моделью Technograph F.C. Internzionale общим тиражом 2208 штук, a Ebel подписала контракты с лондонским «Арсеналом» и мюнхенской «Баварией», спроектировав для них Caliber 245 с 45-минутным секторным счетчиком для отсчета времени одного тайма. Спортивный почин базельских резидентов по удивительному совпадению поддержал обитатель женевского SIHH JeanRichard, обозначив свои фанатские пристрастия хронографом For Juventus с эмблемой клуба, выполненной темным люминесцентным составом на циферблате. В этом месте уместно перейти ко второй части повествования, посвященной, как несложно догадаться, премьерам Salon Internationale de la Haute Horlogerie.

Усложненная Красота

Женевский Салон Высокого часового искусства, не в пример Baselworld, спокойнее, академичнее и респектабельнее. Здесь традиционно меньше дизайнерского эпатажа и больше революционных, скрытых от глаз инноваций - эффективных и художественно оформленных должным образом. Салонные обитатели тяготеют к классической часовой красоте, подгоняя под ее каноны сумасшедшие ультрасовременные наработки и зачастую создавая таким образом настоящие шедевры искусства - в самом широком смысле этого слова. А если вспомнить еще элитных игроков рынка из числа «непримкнувших», выставляющихся в пя-тизвездных отелях и собственных мастерских, да экспозицию WPHH в Watchland (Franck Muller и иже с ним), то придется признать, что по части haute horlogerie Женева заметно опережает Базель. Причем эта haute horlogerie становится все более персонализированной, более интимной, если угодно. Так, Vacheron Constantin предложила концепцию Quai de L'lle, позволяющую заказчику собрать собственный экземпляр из семи деталей корпуса в трех разных металлах и с тремя типами циферблата (всего около 400 возможных вариантов). Заказ можно оформить онлайн в любом фирменном бутике в любой точке земного шара.

Нечто похожее давно практикует немецкая марка Blander, но ее статус, конечно же, несопоставим с положением VC в часовой табели о рангах.

Но не будем забегать вперед, а остановимся на еще одной важной тенденции, буквально захлестнувшей часовой мир. Имя ее - «винтаж», и она уже успела перекроить по своим меркам десятки коллекций ведущих производителей. Если раньше ценители восхищенно щелкали языками при взгляде на Breitling Superocean Heritage или Longines Lindbergh Hour Angle Watch, то на этот раз языки уставали уже через пять минут после начала осмотра. Трудно назвать бренд, не представивший в этом году хотя бы одну винтажную модель - на Baselworld сверкающие приветы из прошлого встречались на каждом шагу, порой даже не отпечатываясь в памяти. Зато на SIHH, где бал правят традиции, концентрированный винтаж был гораздо заметнее. Такой, как, например, в коллекции IWC Vintage Collection, приуроченной ко 140-летию марки из Шаффхаузена и состоящей сразу из шести обновленных бестселлеров прошлого в стальном и платиновом исполнении. По впечатляющему набору из «ручных» Pilot's Watch (1936 год), Portuguese (1939), Portifino (1984) и автоматических Ingenieur (1955), Aquatimer (1967) и Da Vinci (1969) можно изучать новейшую историю ка-бинотьерства от первых профессиональных хронометров до кварцевых экспериментов. А вот по Atmos Astronomique от Jaeger-LeCoultre можно изучать живопись ар-деко: футляр настольных часов украшает «Портрет Адели Блох-Бауэр» работы Густава Климта, выполненный в технике маркетри из более чем 1200 кусочков дерева. Если бы не великолепный Gyrotourbillon 2 Reverso, быть бы климтовскому Atmos главной звездой свежей коллекции JLC, а то и всей выставки...

Panerai внесла в атмосферу Салона свой винтажный вклад в виде двух моделей линейки Ferrari: 8 Days Chrono Monopulsante GMT с домашним калибром Р.2004/6 и лимитированной 50 экземплярами Chronograph Pink Gold 45mm с переработанным механизмом Minerva.

Неожиданно фундаментально выступила в категории сложной красоты Cartier с Ballon Bleu de Cartier Flying Tourbillon, помеченным престижным Женевским клеймом. Это первый полностью «домашний» Калибр Cartier, по слухам, изготовленный на недавно приобретенном Группой Richemont производстве Roger Dubuis. По словам руководителей марки, они решили не размениваться по мелочам, а начать сразу с самого элитного усложнения. Здесь необходимо сделать одно небольшое отступление, касающееся не столько RLG, сколько не входящих в крупные группы брендов. В этом году они через один рапортуют об открытии собственных мануфактурных мощностей. Вполне объяснимая - и похвальная - реакция на изменение торговой политики ЕТА и вызванный постоянно растущим спросом дефицит часовых составляющих выражается порой в странных проявлениях. Например, в намерениях выпускать балансовые спирали, недостатка в которых, в общем-то, никто не испытывает. Причины такого мануфактурного рвения малопонятны: возможно, управляющие пытаются просчитать ситуацию на несколько шагов вперед, а возможно, некоторым, самым тщеславным из них, просто не дает спать спокойно пример стопроцентного самообеспечения Rolex. Оговоримся, однако, что в случае с Cartier курс на независимость выглядит вполне логичным и обоснованным...

Свой турбийон впервые появился и у Baume & Merrier. 10 золотых экземпляров Tourbillon T002 из коллекции William Baume призваны показать потенциал бренда и его неразрывную связь с ремесленным наследием прошлого. Завершает турбийонный ряд A. Lange & Sohne Cabaret Tourbillon - дебют знаменитого детища Бреге в прямоугольном «кабаретном» корпусе, к тому же в качестве первого в мире турбийона с функцией останова каретки при выставлении точного времени.

Из прочих по-настоящему красивых премьер хочется также отметить посвященную Парижу Piaget Altiplano Double Jeu, в верхнем корпусе которой размещены две сообщающиеся емкости, заполненные золотым «песком» - всего почти 700 гранул. Не менее впечатляющим получилось первое «поэтическое усложнение» для мужчин Midnight in Paris в исполнении Van Cleef & Arpels: с годовым календарем в виде карты звездного неба над Вандомской площадью. И, конечно же, нельзя не упомянуть завораживающий Montblanc Nicholas Rieussec Monopusher Chronograph со счетчиками, стилизованными под маркеры первого хронографа Рьеуссека, в котором время буквально писалось чернилами на вращающихся бумажных дисках. Montblanc мчится к вершине часового Олимпа со скоростью трансконтинентального экспресса... Что до чисто технической стороны дела, то здесь в этом году вне конкуренции Girard-Perregaux, конструкторы которой изобрели принципиально новый вид спуска с пружинящим кремниевым волоском и двумя спусковыми колесами о шести зубцах каждый. Constant Escapement находится в процессе тестирования и показывает поразительные результаты, далеко опережая по надежности, равномерности колебаний и, соответственно, точности классический швейцарский спуск. Если все намеченные испытания будут пройдены успешно, часовой мир получит механический регулятор хода, схожий по характеристикам с кварцевым.

Сами по Себе.

В этой главе мы собирались рассказать о сюрпризах, подготовленных малотиражными мануфактурами, предпочитающими камерные показы масштабным выставочным акциям. Это те самые бренды, которые стимулируют развитие индустрии, накачивая ее безумными идеями и провоцируя большие компании на рисковые эксперименты. Мы хотели описать самый тонкий на планете стальной репетир Франсуа-Поля Журна, механизм с колесами из полудрагоценных камней Ришара Миля, «спутник» Феликса Баумгарт-нера с двумя нагнетающими воздух в рабочую зону ротора автоподзавода турбинами, очередной - не-раскладывающийся - Raptor Фабриса Гоне, вторую «машину» Максимиллиана Бюссера; поведать о новом бренде триумвирата Кларе-Спикмарин-Дюбуи Maitres du Temps, новейшей марке Киза Энгельбартса Cornelius & Cie и прочих инициативах швейцарских властителей Хроноса. Но, хорошенько подумав, мы решили этого не делать, так как в редакционном портфеле ждут своего часа подробные истории о каждой из перечисленных персон. Поэтому удовольствие решено было расфасовать и подавать порционно из номера в номер.

А закончим мы обзор абзацем о возможном скором возвращении к широкому потребителю карманных часов, о котором сведущие люди заговорили еще прошлой весной, сразу же после показа обновленной коллекции Piaget Altiplano. Уже в первый день Baselworld президент Zenith Тьерри Натаф обмолвился, что подведомственная ему компания, вполне возможно, подготовит к следующей выставке линейку «карманников» как дань заслугам зенитовских мастеров конца XIX - начала XX столетия. Затем Richard Mille показала жилетный хронометр RM 020 размерами 62 х 52 х 15,6 мм на цепочке, больше похожий на боевой цеп, чем на прибор для измерения времени. Одновременно RM в том же отеле Four Seasons de Bergues Антуан Прециузо выставил единичный экземпляр Tourbillon Imperial в золотом корпусе размером с кулак Валуева. И, наконец, уверенность в счастливом завтрашнем дне карманных часов окончательно окрепла, когда Йорг Хайзек признался, что также работает в этом направлении и к осени будет готов предметно поучаствовать в процессе освобождения «дедушкиных луковиц» из плена забвения. Так что срочно покупайте жилеты и держите карманы шире. Они вам скоро понадобятся.

World Presentation of Haute Horlogerie

WPHH - World Presentation of Haute Horlogerie - «альтернативный» салон Высокого часового искусства, ежегодно проводимый в женевском пригороде Жанто корпорацией Franck Muller. С каждым годом число входящих в объединение компаний увеличивается, и через несколько лет экспозиция в Watchland по числу участников наверняка сравняется с SIHH. На сей раз в дружный коллектив брендов Вартана Сирмейкеса влились сразу три новых члена: Backes & Strauss, Christian Huygens и Pierre Michel Golay. Лондонский ювелирный Дом Backes & Strauss объединил усилия с Franck Muller, чтобы жестко конкурировать с Harry Winston в области дорогих дамских часов; цели и задачи Christian Huygens будут окончательно определены к 2009 году, а специализацией Pierre Michel Golay станут элитные усложнения в элегантном классическом исполнении. Если кто не в курсе, Пьер Мишель Голей - имя действующего технического директора FM, автора всех сложных проектов, включая знаменитую линейку Aetemitas. Сирмейкес попросил Мастера поработать под своим именем в стилистике, отличной от стилистики FM, и Голей с радостью согласился. Очередным кандидатом на прописку в Жанто, если верить сведениям из надежных источников, является бренд Cvstos, принадлежащий сыну Сирмейкеса Сассуну. Из увиденного на WPHH - помимо, разумеется, вариаций Aetemitas - автору глубже всего запала в душу остроумнейшая модель Пьера Кунца Infinity Looping с двойной сочлененной стрелкой, передвигающейся по спиралевидной минутной шкале. Смотрится сложно, на самом деле просто до невозможности. Спешите видеть, оно того стоит.


Часы №3 2008


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Полный Эксклюзив! Обладать по-настоящему уникальными часами, созданными по вашему дизайну и только для вас, — один из самых актуальных трендов. Отныне подобные услуги стали предлагать не только производители дешевых «одноразовых» часов, но и гранды Haute Horlogerie
Hermleвское время Привычное тиканье часов подобно биению сердца дома. Остановите их, и всё поглотит глухая, неживая тишина. Даже обычные незатейливые ходики способны создать в жилище атмосферу спокойствия и уюта.
Защита новизной Глобальные экономические тенденции, политические интересы крупных концернов и локальные проблемы мелких компаний — все это смешалось в гремучем коктейле весенних часовых выставок.
© 2007 «TimeWay»