Главная Статьи Нарушители Конвенции
 

Нарушители Конвенции

Дизайнеры-проповедники так называемых неконвенциональных форм распоясались в этом году настолько, что необычные формы единодушно названы специалистами одним из самых интересных и перспективных направлений развития часового искусства в ближайшее время.

Нетрадиционный взгляд на
Мону Лизу художника
Фернандо Ботеро

Нарушители Конвенции Нетрадиционный взгляд на <br> Мону Лизу художника <br>Фернандо Ботеро

Всеми новаторствующими дизайнерами движет простой как Swiss quartz movement бунтарский императив: «Красиво жить — не запретишь!» Крутонравный пастор-гугенот Жак Кальвин однажды попробовал. «Безнравственно и аморально, рабы Божьи, украшать себя кольцами, браслетами, серьгами да брошками», —сказал он. Паства послушалась, но жить красиво, тем не менее, не расхотела, из чувства протеста придумала часы и стала украшать себя ими — сначала виде брелоков, затем в виде браслетов, потом в виде брошек и колец. Я это к тому, что разнообразие (прежде всего форм) заложено в саму природу часов. А часовщики, словно сговорившись, вот уже четверть тысячелетия делают часы исключительно круглых, овальных, прямоугольных и бочкообразных форм. И то, что хоть как-то отличается от общепринятых форм, называют unconventional — то есть «неконвенциональным», что в общем-то странно, поскольку никакой конвенции часовые мастера между собой не заключали.

Нарушители Конвенции Нетрадиционный взгляд на <br> Мону Лизу художника <br>Фернандо Ботеро

Между прочим, в этом термине скрыта изрядная порция иронии. Ведь, строго говоря, необычными часами «неконвенцию» и впрямь не назовешь. «Необычными» современное часовое искусство называет турбийоны с многодневным запасом хода, автоматические репетиры, альянсы вечных календарей с хронографами и т.п. В то время как у подавляющего большинства вычурных часов необыкновенны только формы. А что касается индикаций и механизмов, то они проще простого. Ну что, скажите, сложного в простых, как бананы, механизмах, скрывающихся под общим псевдонимом Swiss quartz? Разве что долгоиграющая батарейка.

Нарушители Конвенции Нетрадиционный взгляд на <br> Мону Лизу художника <br>Фернандо Ботеро

Нарушители Конвенции Нетрадиционный взгляд на <br> Мону Лизу художника <br>Фернандо Ботеро

И все-таки, повторюсь, красиво жить не запретишь. А простота кварцевых механизмов позволяет сделать их точными и при этом маленькими. Размеры в свою очередь развязывают руки дизайнерам, которые хотят вернуть часам изначальный смысл бытия — оригинальную и неповторимую красоту. Сейчас, когда человек надевает на руку не часы, а манифест собственного «Я», настало их — дизайнеров — время. «Такую геометрию линий корпуса подразумевает архитектура моих часов и, в частности, вот эта надстройка...» — подобные слова из уст дизайнеров ведущих компаний, представляющих новые коллекции, слышатся все чаще. И в том, что часов необычной формы становится все больше, нет ничего удивительного

Ювелирные финты

Нарушители Конвенции Ювелирные финты

Впрочем, мастера, ставившие совершенство формы выше идеального содержания, существовали всегда. Особенно в компаниях, которые работают на грани ювелирного и часового искусства. Началось все с величайшего эстета всех времен и народов Луи Картье — основоположника арт-деко, человека, который первым наладил серийный выпуск наручных часов. Благодаря ему Cartier вот уже почти век выпускает свои знаменитые прямоугольные Tank и Divan, квадратные Santos, шестиугольные LaniereCuir и Roadster. В этом году претендуют на женевский Гран-при Tank S и Mini Tank Divan, а наши швейцарские коллеги из авторитетного журнала Montres Passion уже признали «Часами года» Declaration — часы-браслет с алмазно-золотыми кольцами-четками.
Изумил в уходящем году своими необычными часами и другой знаменитый ювелирный дом, сравнительно недавно занявшийся часами — Van Cleef & Arpels. Впрочем, назвать Montre Cadenas S, Ludo Pampille и Ludo Swing часами как-то даже не поворачивается язык. Это шедевральные браслеты. А то, что там есть мини-циферблат со стрелками, так они тоже своего рода элемент дизайна. Недаром все эти творения Van Cleef & Arpels претендуют на звание «Часов года», причем сразу в нескольких категориях.
Настоящий Free Spirit (дух свободы) демонстрирует и одноименная коллекция компании Delaneau. Представившая в конце ноября в Москве свои покорившие весь мир модели Bicolor Ginger, Josephine, Butterfly и Lily Marlene креативный директор Кристина Тевена поведала, сколь непросто создавать необычные корпуса на основе простых механизмов: «Постоянно обманывать законы физики, механики и часового искусства, обходить классические для часового искусства формы — это, поверьте, очень дерзкий вызов». Охотно верим. Простые кварцевые механизмы доработке не подлежат, а создавать ювелирные часы стоимостью несколько десятков тысяч долларов, которые не отличаются точным ходом, — глупое и непристойное занятие. Тем не менее г-жа Тевена выразила суть не только своей профессии, но и того, чем занимаются ведущие ювелирно-часовые брэнды.

Нарушители Конвенции Ювелирные финты

Модные потуги

Нарушители Конвенции Модные потуги

Изо всех сил стараются подражать большим и заслуженным компаниям молодые и дерзкие fashion-брэнды. За ними не стоят имена калибра Картье, у них нет пока истории, славы, нет консервативного совета престарелых директоров, зато есть продвинутые «голодные» дизайнеры, талантливые бизнесмены, знающие и умеющие раскручивать с нуля любые брэнды, а также амбиции всех вышеперечисленных. Некоторые из таких модных марок с недалекого дня своего рождения умудрились не выпустить ни одних конвенциональных часов. Из принципиальных соображений. Они целенаправленно и скрупулезно вскармливают своей продвинутой продукцией молодежь. Понимают, что пока их аудитория не может покупать часы за приличные деньги, и то, что «пока» очень скоро превратится в «уже». Вот тогда-то и появятся инкрустированные бриллиантами золотые часы-браслеты Alfex, часовые консервные ножи Storm, буквы Laura Biagiotti. Будущее принадлежит молодежи. Этот оптимистичный прогноз доказывает хотя бы пример компании Technomarine, чьи смелые формы со временем не изменились, зато озолотились и покрылись бриллиантами. А их новинка Wave Fang Shui — настоящий символ господства красоты и асимметрии над функциональностью.

Экзерсисы классицизма

Нарушители Конвенции Экзерсисы классицизма Впрочем, с ювелирами и их фэшн-клонами все ясно: их формы кормят. То же самое можно сказать и о производителях спортивных часов. Растущая озабоченность народов мира проблемами собственного здоровья еще долго позволит им зарабатывать на хлеб с маслом и зернистой икрой, не обновляя в своих моделях ровным счетом ничего, кроме расцветки и отделки циферблатов и форм корпусов. Но зачем в «сомнительное» соревнование с ними втягиваются такие уважаемые часовые компании, как Vacheron Constantin, Jaeger—leCoultre, Piaget или Seiko?
«Необычные корпуса часов, например, из коллекции 1972 — это запоминающее эстетическое заявление, — считают в Vacheron Constantin. — Потрясающий корпус трапециевидной формы привлекает не только часовых коллекционеров, но тех, кто собирает курьезные вещи. Это образец дизайнерской мысли. Нас наградили за них Diplome du Prestige de la France».
«А мое творчество эклектично, — признается подхвативший трапециевидную идею у Vacheron Constantin владелец и главный дизайнер Corum Северин Вундерман. — Я собираю воедино все лучшее, что подмечено мною у других. И такие часы, как Rocket, Trapeze, Sugar Cube, Bubble и Horizontal, я мечтал делать всю жизнь!»

Нарушители Конвенции Экзерсисы классицизма Правда, следует признать, что замечательную эту идею Вундерман не только позаимствовал (Trapeze), сколько довел до эстетического абсолюта в модели Rocket, похожей очертаниями и на ракету, и на наконечник стрелы, которая вот-вот сорвется с запястья и улетит поражать цель — сердца неравнодушных к часовому и ювелирному искусству поклонников.
«Хорошо Вундерману, — как бы оправдывая собственную некреативность жалуются дизайнеры других крупных компаний. — Над ним не стоит президент, требующий многомиллионных прибылей и не прощающий ошибок. Он сам миллионер, и не столько работает, сколько играет, получая от процесса огромное удовольствие». Что ж, в этих словах есть доля правды. Но, на мой взгляд, куда больше Вундерману повезло с наследством — традициями (это Corum создал знаменитый Golden Bridge и «Китайскую шляпку») и, конечно же, уникальными оригинальными механизмами, которые и позволяют нынешнему владельцу любые экзерсисы с формами.

Нарушители Конвенции Экзерсисы классицизма Я о том, что как бы ни любил оригинальные формы Ален Зильберштейн, но, не обладая подходящими механизмами, вынужден ограничивать свои фантазии лишь формами и цветами стрелок и циферблатов. Формы его часов — тради-ционнейшие круги и квадраты.
Никто в мире не способен повторить Calibre 101 от Jaeger—leCoultre — самый крохотный из существующих механических двигателей, чья величина составляет всего лишь треть спички. Вот и претендует из года в год разновидности их Riviere 101 на самые высокие титулы часового искусства. В этом году в десятке лучших — Joaillerie Riviere 101, чей рекламный лозунг «Самые маленькие из ве ликих».
А вот Roger Dubuis — брэнд молодой (десяти лет не исполнилось), но уже причисленный к сильным мира сего. И, по словам основателя Карлоса Диаса, изначально позиционировался как производитель уникальных часов с эксклюзивными механизмами и дизайном: «Мы хотим не следовать за модой, а сами диктовать ее». Тем не менее крест Follow Me заявил о себе, что называется, в полный голос. Об этих часах и компании говорят все, а фото не было опубликовано разве что в газетах «Завтра» и «Лимонка». Длительную дискуссию вызвало и провокационное название. Что оно означает: «Следуйте за мной!» или «Делай как я!»? Диас говорит, что устал, мол, преследовать бессовестных плагиаторов и копиистов. Вот и назвал так свои часы. А мне кажется, глава Roger Dubuis немного лукавит. Необычные часы сделали мощнейший промо-ушн его брэнду, причем бесплатный. И это была главная причина их появления на свет.

Нарушители Конвенции Экзерсисы классицизма А что? Необычные часы в старом добром мире часового искусства, где со времен кварцевой революции ничего принципиального не произошло, просто обречены на успех. Порой даже необязательно выдумывать что-то новое — достаточно выпустить реплику необычной модели, как поступила, например, компания Movado, переиздав Semi-moon.
Тряхнул стариной и титан часового искусства Breguet, воссоздав первые в истории наручные часы — необычнейшую «Королеву Неаполитанскую». За что, кстати, ему тут же и воздалось: Reine de Napolitaigne удостоилась Grand Prix de Geneve-2002. А вдруг Breguet захочет повторить успех? В какую корпорацию входит этот брэнд, думаю, напоминать излишне. Зато стоит поразмышлять, что будет, скажем, если г-н Хайек прикажет и остальным компаниям своей всемогущей Swatch Group выпускать необычные часы в неконвенциональных формах (а, судя по истории с часами Leon Hatot, он над этим уже думает). Вот тогда-то и претворятся в жизнь заветы Кальвина: в тысячи раз более функциональные часовые кольца, диадемы, ожерелья, серьги и браслеты просто заменят традиционные ювелирные украшения.


"Мои часы" декабрь-январь 2003-2004г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Graham История этой марки уходит корнями в XVIII век, эпоху расцвета британской часовой культуры. Своим нынешним успехом Graham обязана Группе The British Masters, объединившей в 1996 году под своим крылом лучшие английские бренды.
Дать ремня! Дать ремня любимым часам не так просто, как кажется. Но приходится, так как служит он год-полтора, после чего теряет внешний вид
Новые модели Sector 700 Yacht Timer, cK Dress Horizontal, Benetton Street Fluo, Police Liberty, Roberto Cavalli Metal Chic, Jaguar J947/1, Sisley Stripped Belt, MeXX uni Verse, Candino С4334/2, Le Chic Deesse.
© 2007 «TimeWay»