Главная Статьи Начальник Шумахера - Жантодт
 

Спорт - Время Королевских Гонок

7 марта в Австралии стартует 55-й чемпионат мира по гонкам «Формулы-1». Ни в одном другом виде спорта время не стоит так дорого: преимущество над соперником всего в 1 секунду обходится команде в десятки миллионов долларов. Немногим дешевле стоит и система хронометража и телеметрии, фиксирующая результаты пилотов с точностью до 0,001 секунды

С точностью до 0,001

Спорт - Время Королевских Гонок С точностью до 0,001 Суть королевских гонок — опередить время и соперников в прямом и переносном смысле слова — технологически, стратегически, тактически. Время — основополагающая характеристика «Формулы-1 ». Пилоты уходят со старта в зависимости от показанных накануне результатов. В зависимости от результатов же настраиваются болиды, в их баки заливается определенное количество топлива. Время выявляет победителя, а иногда и останавливает гонку. Одно из условий, собственно и составляющих «Формулу-1», гласит: «Машины должны преодолеть расаояние более 301 километра менее чем за 2 часа. Если из-за частых аварий или погодных условий гонщики не сумели добраться до финиша, гонка останавливается по истечению 120 минут и победитель определяется не по результату, а по положению на трассе».

Спорт - Время Королевских Гонок С точностью до 0,001 За бесперебойную работу системы хронометража и телеметрии, которая фиксирует, обрабатывает и передает результаты болидов в боксы команд и на электронное табло стадиона, отвечает официальный хронометрист королевских гонок швейцарская компания TAG Heuer. Однако разработана эта система была предыдущим формулическим хронометристом Longines в конце 70-х. Суть ее такова. Трасса поделена на сектора, в конце каждого из которых установлена система Tele—Longines. Как только болид прерывает световой луч, система фиксирует полученные данные и передает его на центральный компьютер, откуда сигнал рассылается по боксам, на телевидение, в пресс-центр Гран-при и на зрительское табло.

Спорт - Время Королевских Гонок С точностью до 0,001 Кроме того к каждому болиду прикреплен электронный идентификационный маркер — крохотный передатчик, работающий на одной из 40 частот в диапазоне от 1,8 до 2,2 мегагерц. Этот трансмиттер передает в боксы информацию о скорости и состоянии систем болида, которую собирает по мере продвижения по трассе бортовой компьютер. Для этого вдоль трассы установлены многочисленные антенны. Данные немедленно фиксируются компьютером, установленным в боксе команды, и тут же выдаются им на дисплеи и принтеры. Таким образом инженеры и техники знают не только, как ведет себя машина буквально на каждом метре Гран-при, но и температуру, и состояние каждого метра трассы. С помощью этих же передатчиков пилоты общаются с командными пунктами своих конюшен.
Нынешняя система телеметрии, передачи и обработки результатов TAG Heuer — есть не что иное, как доработанный и сильно продвинутый Tele-Longines Model 5005 образца 1988 года. Ее же усовершенствованные версии применяются в чемпионатах мира по мотоциклетных гонкам — Мото Гран-при, официальным хронометристом которых был и остается Longines. Единственная, если так можно сказать, проблема хронометража в «Формуле-1 » и во всем спорте в целом, — возможность фиксировать результаты с точностью лишь до тысячной доли секунды. Это привело к тому, что на одном из квалификационных заездов прошлогоднего формулического чемпионата два участника показали абсолютно идентичный результат. Пришлось отдавать преимущество тому, кто показал это время последним. Современные технологии пока не позволяют создать надежные часы, фиксирующие отрезки времени с точностью до 0,0001 секунды. Но работы в этом направлении ведутся. Для этого лучшие умы спортивного хронометража из Швейцарии объединились в концерн Swiss Timing. Параллельные исследования ведут и японские хронометристы из Seiko, Citizen и Casio. Интересно, кто победит в этом околоспортивном соревновании?

TAG Heuer Micrograph F1

Спорт - Время Королевских Гонок TAG Heuer Micrograph F1

ORIS Williams F1 Limited Edition

Спорт - Время Королевских Гонок ORIS Williams F1 Limited Edition

Часы чемпионов

В королевских гонках соревнуются не только лучшие пилоты. Это еще и состязание лучших умов человечества, которые испытывают на практике новейшие изобретения и достижения науки и техники, неизведанные молекулярные и медицинские технологии, методики организации и управления большими коллективами в условиях стресса и цейтнота. Это понимают даже очень далекие от техники люди, а потому «Формула-1» по праву считается самым престижным соревнованием профессионального спорта.
Благородная аура притягивает к «Формуле-1» многочисленных рекламодателей, на которых, собственно, и держится этот многомиллиардный бизнес. Если раньше основными спонсорами команд были табачные компании, то сейчас их позиции сильно потеснили высокотехнологичные промышленные гиганты вроде Panasonic, Siemens, Motorola и многие другие. Не остались в стороне и ведущие часовые компании.
Создать или посвятить часы «Формуле-1 » не так просто, как кажется.
Во-первых, нужно добиться того, чтобы пилоты, руководители, инженеры и техники команд — люди, которые кое-что в технике понимают, — согласились их носить. Во-вторых, эти часы должны соответствовать формулическому духу и содержать в себе высокотехнологичные эксклюзивные детали. А иначе... В лучшем случае — не поймут, в худшем — просто засмеют.
Вот и осмеливаются творить для «Формулы-1» только выдающиеся или уверенные в своих силах часовые брэнды во главе с многолетним официальным хронометристом королевских гонок TAG Heuer. Посланниками TAG Heuer являются аж три формулических пилота — ныне «безлошадный» экс-чемпион мира Жак Вильнев, неоднократный призер первенства Дэвид Култхард и совсем юный претендент на главный титул Кими Райкконен из West-McLaren-Mercedes. А такие часы, как Micrograph F1 и Monaco 69, выделяются не только в формуличе-ской коллекции этой компании, но по праву считаются непревзойденными шедеврами часового искусства. Удостоенные в прошлом году Женевского Гран-при Micrograph F1 —единственные наручные часы, способные измерять время с точностью стационарных электронных хронографов (до 0,001 секунды). Кроме того в их памяти хранятся лучшие результаты всех формулических трасс. Стильные Monaco 69 умеют и помнят все то же, зато могут переворачиваться, и ваш еще секунду тому назад кварцевый хронограф превращается в солидные механические часы.
Зная, какую страшную любовь испытывают итальянцы к храму Ferrari — Национальному автодрому в Монце, TAG Heuer обзавелась роскошной линией Monza. Эти часы сделаны в чисто итальянском стиле — массивный подушкообразный корпус из золота или платины напоминает легендарные Panerai. Они вызывающе мужские и роскошные.

TAG Heuer Monaco 69

Спорт - Время Королевских Гонок TAG Heuer Monaco 69

TAG Heuer Monza Calibre 36

Спорт - Время Королевских Гонок TAG Heuer Monza Calibre 36

Forza Ferrari!

Вообще Италия, феноменальные успехи 6-кратного чемпиона мира Михаэля Шумахера и его конюшни Scuderia Ferrari — главные вдохновители часовщиков. Этим формулическим легендам посвящены золотой автоматический хронограф F1 World Champion от Girard-Perregaux с оригинальным механизмом GP33C0 (хронограф с колонным колесом, способный измерять отрезки времени с точностью до 1/8 секунды).

Girard-Perregaux F1 World Champion

Спорт - Время Королевских Гонок Girard-Perregaux F1 World Champion

Eberhard Tazio Nuvolari

Спорт - Время Королевских Гонок Eberhard Tazio Nuvolari

Очередной серией Michael Schumacher Limited отметила 6-й триумф немца компания Omega, чей Speedmaster по праву считается самыми прочными часами в мире.
По принципу «Большой победе — Большие часы» действовал Роберта Кар-лотти — шеф и главный дизайнер ECW (брэнд из Franck Muller Group). И посвятил Ferrari и Шумахеру автоматический хронограф с большой датой Panhard F-41 Rosso Italiano. Часы — замечательные во всех отношениях: огромные (размер корпуса 46x58 мм) с ярко-красным циферблатом и широченным такого же цвета ремешком — видны за километр. При этом они водонепроницаемы до 200 метров. «Красный цвет не только в Италии, но и во всем мире символизирует победу», — уверен Карлотти.
А вот компания Eberhard выпускает серию в честь другого легендарного гонщика Ferrari (оказывается, бывает и такое!) — Тацио Нуволари. Этот пилот прославился тем, что побеждал в до и послевоенное время не только в F1, но и во всех других крупнейших гонках Европы. Линия хронографов Tazio Nuvolari столь представительна разнообразна, что мы решили остановиться на последней модели — автоматическом стальном хронографе в классическом автомобильном стиле.

ECW Panhard F-41 Rosso Italiano

Спорт - Время Королевских Гонок ECW Panhard F-41 Rosso Italiano

Omega Speedmaster Michael Schumacher Limited Edition

Спорт - Время Королевских Гонок Omega Speedmaster Michael Schumacher Limited Edition

Go, Williams!

Компания Oris сделала ставку на одного из главных соперников Ferrari — конюшню Williams-BMW. Oris носит титул официального часового партнера и эксклюзивного поставщика часов команды, а потому логотип ORIS теперь гордо красуется на бортах великолепных болидов и форме пилотов и техников. В связи с этим Oris выпустил коллекционные автоматические хронографы ORIS Williams F1 Team Limited Edition. Кстати, приятная новость: купив один из двух тысяч хронографов Williams F1 Team Limited Edition, можно стать обладателем настоящей детали болида, а также копии формулического руля. В общем, часы и «Формула-1» — в одной коробке.

Начальник Шумахера - Жантодт

Он, может, самый невысокий человек во всей «Формуле-1», но по титулам, классу и профессионализму он выше на голову всех своих коллег по королевским гонкам. Да что там говорить, если Жану ТОДТУ, спортивному директору легендарной и самой популярной конюшни Scuderia Ferrari, смотрит в рот сам Михаэль Шумахер: потому что только благодаря ему Красный Барон стал лучшим гонщиком всех времен и народов. Ну а вторая страсть француза — часы

Начальник Шумахера - Жантодт — Г-н Тодт, на мой взгляд, у вас самая ответственная и нервная должность в Ferrari, а большинство наград и обожание многомиллиардной армии поклонников достаются другим. Не обидно?
— Вы знаете, у моей работы, как у медали, две стороны. И, как мне кажется, человеку, который не варится в фор-мулическом котле, понять это сложно. Да, с одной стороны, это фантастическое и ни с чем не сравнимое чувство руководить таким социальным экономическим и эмоциональным феноменом, как Ferrari, заставлять многомиллиардную армию наших фанатов сходить с ума от счастья и быть любимым ими. Многие мне завидуют, особенно сейчас, когда мы 4 раза подряд выигрывали чемпионат мира. Но с другой стороны, у руководителя великой команды — великие же проблемы. На Ferrari работают сотни людей. Ошибка каждого из них может перечеркнуть усилия остальных. В условиях невероятного психологического пресса, когда от тебя не ждут, а требуют только побед, работать колоссально сложно. Думаю, меня выручает лишь моя одержимость, моя страсть к автомобилям. Она так глубока! Она сидит во мне на генетическом уровне. Я был повернутым на машинах мальчишкой, затем профессиональным гонщиком, потом возглавлял раллийную команду, сейчас руковожу Ferrari, но чувствую, что страсть эта с годами становится лишь сильнее. До сих пор, когда я иду по улице, а мимо меня проезжает Ferrari, я останавливаюсь и смотрю ей вслед. Хотя как вы, наверное, догадываетесь, по долгу службы я ежедневно вижу более чем достаточно машин марки Ferrari.
— То есть ваша судьба, можно сказать, была предрешена изначально?
— Ну если для меня не существовало ничего интереснее машин уже в 7-летнем возрасте? А ведь, кстати говоря, почему так произошло, до сих пор не знаю. Я понимаю, почему мой сын любит автомобили: это папина работа, а он любит папу, любит бывать у меня на работе, на Гран-при, у нас дома часто гостят пилоты... Но мой-то отец был чаcтным врачом в парижском пригороде и к машине относился как к средству передвижения от одного больного к другому. У моих родителей не было ни средств, ни желания поддерживать мое увлечение автоспортом. А о том, чтобы они помогли мне купить собственное спортивное авто, речи даже не возникало. Так что мне пришлось начинать карьеру со штурмана, что в те времена не считалось ни профессией, ни тем более искусством. Но, как мне кажется, именно будучи штурманом, я узнал очень многое о том, как нужно организовывать, руководить, мотивировать людей, импровизировать на трассе и бороться со стрессами.
— Вы в детстве коллекционировали машинки?
— Ну, конечно же! Я и сейчас их собираю. К счастью, теперь я имею возможность коллекционировать в своем гараже уже не игрушечные, а настоящие автомобили. Только не подумайте, что у меня большая коллекция. Так, есть немного. Большей частью, естественно, Ferrari. Но если для кого-то они символ богатства и власти, то для меня Ferrari — части моего тела и души. Они моя страсть, я очень счастлив, что могу поставить знак равенства между профессией и страстью.

Начальник Шумахера - Жантодт

Начальник Шумахера - Жантодт — А какого рода дорогие игрушки вас интересуют, помимо автомобилей?
— Я бы не сказал, что это игрушки. Игрушки — это игрушки, детская забава. А то, что вы имеете в виду, я называю прекрасными вещами. Да, порой они вновь превращают нас, взрослых, в детей: мы прячем их, тщательно храним, показываем только лучшим друзьям... Кстати, почти все, с кем я работаю, очень любят окружать себя прекрасными вещами. И в первую очередь это часы. Михаэль Шумахер, Рубенс Баррикел-ло, пилоты, владельцы и директора других команд питают слабость к часам. Почему именно к часам? А потому что у женщин есть ювелирные украшения — ожерелья, цепочки, браслеты, кольца, серьги, которые общество запрещает носить мужчинам. Вот и получается, что наручные часы — единственное драгоценное украшение мужчины. Поэтому они так важны для нас.
— Часы, машины, командные виды спорта... — все это, можно сказать княжества мужского царства. Интересно, почему?
— Да, это наше царство. Возьмем, к примеру, футбол. Женщин в нем больше интересуют игроки, а мужчин — сама игра, стратегия, тактические схемы, статистика. Женщина обращает внимание прежде всего на силуэт корпуса автомобиля, в то время как мужчину заводят его скоростные и ходовые характеристики. То же и с часами. Женщина в первую очередь оценивает их форму, а мужчина — функции, престиж и историю брэнда, технологии, которые применялись при создании этих часов. Мужчине важно понять, на что он тратит деньги, ведь он знает, что на эту немалую сумму, которую просят за хорошие часы, он может приобрести неплохой автомобиль. Поэтому он купит только те часы, которые оправдывают каждый цент своей стоимости. Женщине подобные рассуждения, как правило, не свойственны. Если уж ей что-нибудь понравилось, то она купит это несмотря ни на что.
— А почему, если мужчина любит машины, то обычно он не менее страстно любит и часы? Как вы думаете, между этими вещами есть какая-то связь?
— На мой взгляд, есть. Сужу по себе. За последние 30 лет я как покупатель ознакомился по восходящей со всей продукцией швейцарской часовой промышленности. Не могу сказать, что хорошо знаком со всеми великими часового бизнеса, но зато хорошо знаю, что почти все они питают слабость к быстрым автомобилям безупречного дизайна. И еще я заметил: чем больше уделяешь часам и машинам времени, тем требовательнее к ним становишься. Пилот по мере роста мастерства управляет все более скоростными, совершенными и сложными машинами, а поклонник часов после первых спортивных часов приобретает хронограф, затем часы с лунным каледа-рем, вечным. Может, когда-нибудь доберется и до турбийона или репетира. Кстати, часы имеют преимущество перед авто в том, что коллекционировать машины непросто: многие люди вынуждены расставаться со своими любимцами, поскольку их просто негде хранить. А часы штука такая: чем больше их имеешь, тем больше хочется, и на определенном этапе человек становится коллекционером.
— Вы можете себя назвать коллекционером?
— Нет. Коллекционер — это высокое звание. Собирая что-то, люди посвящают предмету своей страсти часть жизни, становятся настоящими экспертами в этой области. Я любитель. Люблю шикарные часы и счастлив, что могу себе позволить купить то, что мне нравится.

Начальник Шумахера - Жантодт — А что вам нравится, кроме машин и часов?
— Ручки, красивая мебель, произведения искусства. У меня собралось много прекрасных наборов для игры в нарды. Люблю нарды и однажды даже сди-зайнировал для компании Schedoni набор с доской и чехлом — все из кожи. С недавних пор стал интересоваться современным искусством. Собираю работы Фрэнка Стеллы. Работа позволяет знакомиться с очень многими интересными людьми, а когда знаешь человека, воспринимаешь его работы совершенно иначе. Так и с часами. К примеру, первые хорошие часы мне подарил Джекки Иккс. Это были IWC. С тех пор я отношусь к часам этой марки по-особенному. И еще о собирательстве: вещь, которая может мне понравиться, непременно должна быть из моего времени. Меня почему-то не привлекают вещи из прошлых эпох, например, настольные или карманные часы, так же как и автомобили без дисковых тормозов.
— Вы согласны с известной пого воркой, утверждающего что разница между мужчиной и мальчишкой — в цене их игрушек?
— В общем, да. Однако, на мой взгляд, здесь главное — знать меру и четко соразмерять свои мечты с веща ми, которые ты можешь себе позволить на самом деле, не раздувать ничего до масштаба трагедии, не делать глупостей и уметь наслаждаться тем, что имеешь. Я не чувствую себя несчастным челове ком, потому что у меня, например, нет собственной яхты или самолета. Я знаю, что они мне не по карману. А если кто-то подарит мне яхту или самолет, я, наоборот, расстроюсь, поскольку не смогу содержать такой аппарат и мне придется от него избавляться. Куда больше удовольствия мне могут доставить прекрасные часы, красивая ручка, шикарные туфли, свитер или даже шарф. Ведь я живу в Италии, где люди очень тщательно заботятся о своей внешности, любят и умеют себя преподносить с помощью обыкновенных вещей и аксессуаров. Огромное удовольствие мне доставляет также архитектура, дизайн жилья. Важно быть в курсе новинок науки, искусства, техники, роскоши и выбирать из них то, что лучше всего подходит тебе и твоему образу жизни.
— Вы сказали, что собираете только современные вещи. Чтобы было что вспомнить в старости?
— Я собираю часы более 30 лет. Их у меня более 50 штук, и каждые имеют свою историю. Однако у меня практически не бывает времени спокойно разложить перед собой всю коллекцию, рассмотреть каждые часы, покопаться в памяти. Бывает, что я месяцами ношу одни и те же часы, потому что из-за работы просто забываю обо всем на свете, в том числе и о своей коллекции. Это и отличает меня от классического коллекционера. Вы знаете, я даже не собираю свои фотографии, кассеты или диски с записью триумфов нашей команды, сдаю в музей Ferrari кубки и прочие награды... Где-то в глубине души понимаю, что неплохо было бы сохранить парочку призов на память, но слишком уж привык жить настоящим днем.
— Что ж, вполне в традиции Ferrari и самого коммендаторе Энцо Феррари, который на вопрос «Какую машину вы считаете самой лучшей в истории?» отвечал: «Та, что я еще не построил».
— Жить завтравшим днем, постоянно думая о будущем, — не традиция. Это отношение к жизни.

Перфекционист

Перфекционист С тех пор как Жан Тодт стал в 1993 году спортивным директором Ferrari, в знаменитой конюшне изменилось буквально все. CEO Ferrari Лука ди Монтедземо-ло пригласил француза в святую для итальянцев команду только потому, что тот имел репутацию просто волшебного лидера, стратега и организатора. Репутацию эту Тодт заработал не в «Формуле-1», а в раллийном мире, в котором француз вырос в прямом и переносном смысле. Тодт мечтал стать чемпионом мира в качестве пилота, но отсутствие богатых родителей и спонсоров уготовили ему лишь роль штурмана. Однако он быстро понял, что и штурман способен внести решающую лепту в успех экипажа. Это он одним из первых стал составлять подробнейшие легенды трасс и зачитывать их вслух, чтобы максимально исключить неприятные случайности во время гонки. Последний из 15-ти штурманских сезонов увенчался победой его команды Peugeot-Talbot в Кубке конструкторов WRC-1981. Ему было 35, когда он стал руководителем Peugeot-Talbot Sport. Вскоре после этого команда дважды подряд победила в рал-лийных чемпионатах мира (1984-1985) и четырежды — в знаменитом ралли-рейде «Париж — Дакар». Его аналитические способности, умение безошибочно подбирать персонал и виртуозно руководить командой принесли Peugeot триумф в World Sports Car Championship в 1992-м и две подряд победы в гонках «24 часа Ле-Мана» (1992-1993). К этому времени он уже созрел для того, чтобы принять вызов судьбы — возглавить легендарную Scuderia Ferrari, которая не знала побед в «Формуле-1» с 1979-го. Тодт попросил не ждать от него немедленных побед. Первые три года он полностью перестраивал отдел гонок: самый представительный в формуличе-ском мире и самый неэффективный одновременно. Закончив реконструкцию, он потребовал лучшего пилота Михаэля Шумахера. Немец пришел вместе со своей победоносной командой — техническим директором Россом Брауном и дизайнером Рори Бирном. После этого Ferrari немедленно включилась в борьбу за Кубок конструкторов и титул чемпиона мира. Результат известен — 5 Кубков конструкторов и 4 титула для Шумахера. К этим наградам смело можно добавить еще и прозвище Наполеон, которое приклеилось к Жану Тодту. Ни одному простому французу прежде не удавалось заработать столь почетный псевдоним.


"Мои часы" март-апрель 2004г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Вернисаж Самая удачная находка Alfex прошлого года — это уникальный материал Elastan 3000, который позволил создать коллекцию ярких браслетов, составивших достойную конкуренцию традиционному каучуку.
Antiquorum Последний в этом году женевский аукцион Antiquorum Important Watches, Pocketwatches & Clocks, состоявшийся 13 ноября в Palace Hilton Hotel, продемонстрировал очень неплохие результаты.
Мужские тренды 2006 Увлечение минутными репетирами, возрождение механических наручных будильников можно объяснить тем, что они представляют собой сочетание таких велений времени, как престиж, сложность, акустическая привлекательность.
Новые высоты Hermle Внушительные капиталовложения в производство, открытие нового, оборудованного по последнему слову техники, заводского корпуса, серьезное обновление модельного ряда...
© 2007 «TimeWay»