Главная Статьи Модернист
 

Модернист

Когда молодой амбициозный женевец Седрик Йонер объявил, что будет делать дорогие качественные часы, его слова никого не удивили: об этом мечтают Cedric Johnerсотни мастеров в каждом швейцарском кантоне. Удивилась местная пресыщенная публика, когда впервые увидела часы с логотипом Cedric Johner.

Ювелир по образованию и выпускник Женевской часовой школы Седрик Йонер десять лет проработал в крупнейших швейцарских часовых компаниях, прежде чем семь лет тому назад решился обзавестить собственным производством в одном из предместий Женевы — Вандевере (Vandoeuvres). Йонер понимал, что собственная мануфактура — отнюдь не гарант успеха, нужно выработать оригинальную концепцию часов.
Поиски собственного стиля Йонер начал с разработки необычной формы, которая сделала бы часы Cedric Johner узнаваемыми и стала «личной подписью» мастера. Традиционные круг, квадрат, «бочка», многократно обыгранные множеством дизайнеров, Йонера не устраивали. Только в 1996 году он нашел то, что искал — шестиугольник с закругленными гранями и углами. Столь необычного сочетания многоугольника и сферы в евклидовой геометрии не существовало, а потому эта фигура даже не имела названия.
Tourbillion blue en PlatineПравда, о том, кто придумал эту форму, можно спорить — именно такую форму имеет парадный вход в барселонский парк Гуэль, который воздвигал знаменитый архитектор Антонио Гауди. Но именно Йонер, а не испанец, дал имя новой фигуре и запатентовал его — Abyss. Это слово имеет множество значений. Это и пропасть, и морская пучина, и первозданный хаос — вечное движение в бесконечном пространстве. Название хоть и претенциозно, но довольно точно отражает суть необычной формы: это царство динамики и центростремительных сил. Сделав Abyss центром композиции всех своих моделей, Седрик Йонер заставляет свои часы как бы жить собственной жизнью. Может быть, сам того не желая, мастер реализовал главный принцип самого загадочного стиля XX века — модернизма: центр притягивает к себе детали, создавая сложное динамическое равновесие.
Chronographe roue a colonnesМногие, наверное, хотели бы повторить эту удивительную форму, но пока это еще никому не удалось. И дело, конечно, не только в том, что Abyss защищен патентом. (В принципе, достаточно чуточку округлить или растянуть грани Abyss, и считайте, что вы придумали новую форму.) Abyss, как настоящее произведение искусства, ко многому обязывает. Корпус часов этой формы требует безупречной обработки, так как любой огрех тут же нарушит хрупкую гармонию. Именно поэтому сапфировым стеклам придается такая же шестиугольная закругленная форма. Каждый корпус создается только на мануфактуре Cedric Johner, а их окончательная обработка непременно проводится вручную.
Cedric JohnerКорпуса особо сложных часов, например, с турбийоном и репетиром, изготавливаются вручную от начала и до конца. Именно для этих моделей Седрик Йонер выбрал самый капризный материал — платину. С платиной работают очень немногие часовщики. И дело тут не только в чудовищной температуре плавления 1772°С, которой можно добиться только в особых печах. Штамповка корпуса требует детальной регулировки пресса, инструменты при обработке платины надо постоянно очищать, а изнашиваются они очень быстро. Особенно сложна полировка: платина не допускает использования автоматических инструментов, а при малейшей ошибке поверхность покрывается «струпьями». В итоге на изготовление платинового корпуса мастер тратит в три-четыре раза больше времени, чем на создание такого же корпуса из золота. Неудивительно, что Седрик Йонер доверяет создание платиновых Abyss только трем лучшим мастерам.
MonopulsuntСледуя традициям модернизма, особое внимание Йонер уделяет деталям — ведь именно они придают форме динамику. Изогнутые римские и арабские цифры, расположенные самыми разными способами, создают удивительное впечатление: прямо на глазах разворачивается природная драма — борьба разнонаправленных сил. Цифры как бы разбегаются с циферблата, а сложная геометрия корпуса заставляет их оставаться на месте. Трудно поверить, что этот эффект вызывается элементарными законами зрительного поля. Чтобы усилить это впечатление, часовщики обычно прибегают к гравировке корпуса и гильошированию циферблата.
Йонер выбрал самый сложный способ гильоширования — ручной. Гильоше считается качественным только тогда, когда рисунок превращается в игру света и теней, а переход одной линии к другой незаметен. Достигается этот эффект, только если расстояние между линиями строго равномерно и не больше 0,2-0,3 мм. Сделать это вручную крайне сложно. Главный мотив всех орнаментов Cedric Johner — волна, продолжение темы морской пучины и логичное дополнение Abyss.
Йонер, кажется, хочет повторить в своих часах все знаменитые изобретения мастеров прошлого. Сложно сказать, какого из часовых «ухищрений» еще нет в его коллекции. Уже на первой своей выставке в Базеле в 1997 году он представил часы с прыгающим часом, а через год — вечный календарь, часы с ретроградной секундной стрелкой и модель со вторым часовым поясом. Но настоящая сенсация произошла в 2001 году. Всего лишь за год Йонер создал пять(!) шедевров: Tourbillion blue en Platine, Repetition Minutes Abyss, сплит-хронограф с колонным колесом Chronographe roue a colonnes, женский хронограф Monopulsunt и интереснейший механизм — калибр 10.
О калибре 10 стоит рассказать особо. Это механизм с автоподзаводом, 65-часовым запасом хода, украшенный 22-каратным золотом. Его детали отделаны и декорированы вручную. Калибр 10 заслужил право носить «Женевскую печать». У каждого кантона Швейцарии есть свой собственный знак качества для часов, и самый известный из них — женевский. «Печать» — это свидетельство того, что данный механизм является образцом технического совершенства. Хотя калибр 10 получил известность и заветную печать только в апреле 2001 года, но в часах Cedric Johner он используется с 2000-го. Практически тот же базовый механизм, только без надписи «Geneva», можно обнаружить под задней крышкой биретроградного вечного календаря, представленного в 2000 году.
Йонер, как и подавляющее большинство часовщиков, считает, что скрывать красоту турбийона — преступление. В Tourbillion blue en Platine задняя крышка также прозрачна, а циферблатом служит сам механизм. Верхняя часть его декоративной панели — отверстие, напоминающее по форме стилизованное и перевернутое изображение моста турбийона, а нижней просто нет. За основу Йонер взял классический вариант изобретения Бреге. Но Йонер не был бы настоящим мастером часового дела, если бы не привнес в него технические усовершенствования: он разработал барабан для этих часов.
Турбийон — любимое детище Йонера, и сборку его он не доверяет никому. Слово «blue» в названии появилось не случайно: в традиционный синий цвет окрашены винты и стальные части платины. Но Йонер решил окрасить в тот же цвет и сам механизм. А гильошированная панель подчеркивает необычный цвет механизма.
Repetition Minutes AbyssВ 2001 году Йонер создал и жемчужину своей коллекции Repetition Minutes Abyss. Его механизм был полностью разработан Йонером и его помощником Кристофом Кларе. Мастер открыл свое творение со всех сторон: через сапфировую заднюю крышку виден механизм, а через декоративный вырез в гильошированном циферблате — колокольчики и молоточки. Они оживают мелодичным боем, когда владелец хочет узнать который час.
Сегодня не иметь в модельном ряду хронографа, значит не быть часовщиком. Казалось бы, какое разочарование должно было постигнуть Йонера — делать традиционную, почти не поддающуюся инновации, вещь крайне скучно. Но и тут мастер нашел выход: вместо обычного современного и практичного кулачка он поставил колонное колесо — более сложную и трудоемкую в производстве систему. Поэтому Chronographe roue a colonnes существует только в пяти экземплярах. С женским вариантом хронографа вышла другая история. Большинство современных хронографов — двухкнопочные, что удобно, но не очень элегантно. Вот Йонер и решил создать для женщин не обычный хронограф, а изысканное украшение в виде классического однокнопочного варианта. Его основой стал механизм Jaquet с ручным подзаводом, а Седрик Йонер дополнил его мостами собственного изобретения.
Но свою самую заветную мечту Йонер пока еще не осуществил. Шесть лет назад, создавая марку Cedric Johner, часовщик-ювелир хотел, чтобы каждые часы, вышедшие из его мастерской, были абсолютно индивидуальны и отражали личность своего владельца. А для этого нужно, чтобы в создании своих часов участвовал сам клиент. Кстати, это вполне реально, ведь за 2002 год из мастерских Йонера вышло всего лишь 300 экземпляров. Приглашение к сотворчеству — не просто дань модному нынче персональному общению с клиентом, а жизненное кредо мастера — истинная красота возникает тогда, когда она индивидуальна.

© Мои часы №2/2003


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Превосходный поворот Легендарной линейке Reverso исполнилось 75 лет. Самая старая наручная модель мирового часового рынка по-прежнему выглядит молодо, с завидной регулярностью обретая новые лица. В этом году лицо вписано в квадрат массивной Reverso Squadra.
Rebecca. Успех закономерен Разрушать стереотипы, создавать новые направления и сегменты рынка - на такое способна не каждая марка. Итальянской Rebecca это удается.
Fortius! Altius! Expencius! Сильнее! Выше! Дороже! Часы и профессиональный спорт— вещи несовместимые, но представить их друг без друга сегодня совершенно невозможно.
Боевые часы Понятия «часы» и «война» связаны между собой так тесно, что они, можно сказать, близнецы-братья. Если бы не войны и не оружейное производство, возможно, наручные часы так бы и не изобрели
© 2007 «TimeWay»