Главная Статьи Механический кризис
 

Механический кризис

       В швейцарской часовой промышленности случился переполох. Известие о том, что после 2006 года ЕТА собирается прекратить продажу незаконченных механизмов компаниям, не входящим в Swatch Group, вызвало в Швейцарии большое беспокойство, А подавляющее большинство часопромышленников назвало его событием года.

       Всемогущая компания ЕТА - производственный мозг группы Swatch, создающий часовые механизмы - официально объявила, что с 2006 года будет продавать "неродным" клиентам только полностью собранные механизмы и только определенных калибров. Безусловно, это большой удар для швейцарских компаний, которые не входят в Swatch Group, привыкли получать механизмы ЕТА в полуразобранном виде, чтобы затем усложнять их всевозможными функциями. Их будущее под угрозой, и только СОМСО - антимонопольное ведомство швейцарской федерации - может им помочь, если, конечно, не сочтет это заявление внутренним делом ЕТА.
Что бы не было написано на циферблате и механизме, под балансом абсолютного большинства швейцарских часов стоит логотип ЕТА. Вопрос, как отказ фабрики поставлять механизмы не входящим в Swatch Group фирмам повлияет на часовую промышленность Швейцарии, пока остается без ответа        Решение ЕТА взбудоражило весь часовой мир, потому что поставило на грань выживания многие компании. Более 700 квалифицированных мастеров могут оказаться на улице, а независимые брэнды, которые в данный момент выпускают часы с механизмами на основе ЕТА и соперничают с марками группы Swatch, потеряют конкурентоспособность. То есть созданная чуть более 20 лет тому назад для спасения швейцарского часпрома группа в скором будущем может подорвать его могущество. Впрочем, обо всем по порядку.

Кварцево-механическая война

       В конце 70-х во время "кварцевого кризиса" многие часовые компании Швейцарии находились на грани банкротства. Даже тот, кто крепко стоял на ногах, мог в любой момент исчезнуть во всеобщем хаосе. Спасаться швейцарский часпром решил совместно. Договорившись о поддержке с влиятельными банкирами и политиками, часовщики объединились в 1985 году в концерн SMH, который затем был переименован в Swatch Group. Во главе встал Никола Хайек. Сконцентрировав в своих руках огромный объем производственных сил, г-н Хайек повел контрнаступление против кварца, план которого был разработан еще до его воцарения. Ну а после заслуженной победы в кварцево-механической войне Swatch Group превратилась в настоящую часовую империю, чья роль год от года только возрастала.
       Сегодня группа является лидером не только в производстве законченных часовых механизмов (компании ЕТА, Valjoux, Nouvelle Lemania и Frederic Piguet), но и в поставке незаконченных механизмов (группа контролирует 80% рынка) и узла баланс-спираль (90% рынка). Кроме того, концерн Swatch - далеко не последний производитель часовых стрелок (Universo), сапфировых стекол (Comadur) и микромеханических деталей (Valdar). Стоит ли упоминать о многочисленных предприятиях по сборке часов, вставке драгоценных камней и производству корпусов? В группе Swatch работают около 20 000 сотрудников, а годовой оборот компании составляет более 4 миллиардов швейцарских франков.

Внезапное прозрение

       На сегодняшний день единственными по-настоящему независимыми производителями часов являются Rolex и Swatch Group. Зато от самой группы почти полностью зависят 200 швейцарских компаний. Довольно долгое время интересы "подчиненных" практически не пересекались с "хозяйскими". Swatch Group вполне устраивало господство на рынке часов среднего класса. А если какому-нибудь из "независимых" производителей требовался особо сложный модуль для дорогой серии часов, то он не изобретал велосипед, пытаясь производить его самостоятельно, а компенсировал группе расходы по его изготовлению. Однако когда на мировом рынке наметилась тенденция к стремительному росту доходов от производства и продажи товаров роскоши, а часы haut de gamme (иначе говоря, часы категории люкс) стали очень популярны, ситуация изменилась. Г-н Хайек по-новому взглянул на конкурирующие брэнды. Ведь выходило, что вместо того чтобы вкладывать деньги в производство, соперники инвестировали их в маркетинг и рекламу собственных часов в ущерб популярности марок группы Swatch. Конкурирующие компании получали значительную прибыль, порой увеличивая цену немного усложненного механизма ЕТА в десять раз.
       "Никто из них не хочет рисковать и инвестировать деньги в производство деталей механизмов, - говорит г-н Хайек. - Да и зачем, если они могут купить у нас все что захотят!? Но мы хотим изменить ситуацию".
       Прав ли он? Не совсем. Ведь успех и прогресс на любом рынке во многом обеспечиваются острой конкуренцией независимых компаний. И пусть никто не любит соперничества, объективно оно нужно, дабы монополист не закисал, почивая на лаврах. И хорошо, что еще один крупный концерн Richemont активно вкладывает приличные суммы в создание новых производственных центров (по некоторым данным, эти инвестиции за последние 12 месяцев составили 300 миллионов швейцарских франков). LVMH серьезно сотрудничает с Zenith - создателем знаменитого механизма El Primero. Более скромные, однако не менее важные попытки в этом же направлении предприняли Parmigiani, Chopard, Roger Dubuis и другие. То есть не все часовые компании хотят "паразитировать на теле" Swatch Group. Многие изо всех сил стараются либо сохранить, либо обрести независимость. И если их усилия увенчаются успехом, потеря большинства клиентов грозит сокращением прибыли и производства швейцарскому монополисту. Намеки на порой не очень достойные способы борьбы с конкурентами раздавались в адрес Swatch Group уже давно. Уж слишком часто клиенты часового гиганта сталкиваются с задержками и трудностями в получении уже оплаченных ими поставок.

На ЕТА сошелся клином белый свет?

       Swatch Group объясняет задержки с поставками тем, что ее производственных возможностей не хватает, чтобы обслужить даже собственные марки. По свидетельству технического директора одного независимого брэнда, подобные сбои начались в 2000 году, когда взлетел спрос на знаменитый механизм ЕТА 2892 - один из наиболее надежных калибров. Сроки поставок тогда выросли до 12-16 месяцев, но под давлением клиентов в 2001-м заказы стали выполняться в течение 8 месяцев, в 2002-м - за 200 дней. То есть производственные мощности ЕТА достаточны, и решение сократить ассортимент поставляемых конкурентам механизмов вряд ли вызвано объективными причинами.
       Конечно, производить и собирать механизмы могут и другие концерны. Например, предприятие по сборке часов Sellita производит около 1 миллиона механизмов в год, Soprod - около 200 000 - 300 000 штук. Но проблема ведь не только в количестве, но и в качестве.
       Сегодня многие брэнды, в первую очередь специализирующиеся на эксклюзивных часах, как, впрочем, и на часах среднего класса - технически усовершенствуют свои модели, дополняя закупаемые механизмы собственными сложными модулями. Эти модификации позволяют брэндам делать весьма оригинальные модели. Именно стремление к оригинальности стимулировало развитие швейцарской часовой индустрии в течение многих десятилетий. Теперь новая политика ЕТА уменьшит динамику ее развития. Не исключено, что "чужим" компаниям придется просто разбирать механизмы ЕТА, трансформировать их и вновь собирать, что, конечно, повлечет за собой дополнительные и довольно значительные затраты.

Кто виноват?

Небольшая модификация и декорирование превращает стандартный механизм ЕТА в собственный калибр одной из часовых фирм и делает его в десять раз дороже        В качестве еще одного оправдания своему решению ЕТА заявила, что на рынке появились высококачественные подделки всемирно известных марок, в корпусах которых, тем не менее, работают настоящие механизмы ее производства. Г-н Хайек возмущенно обвинил в этом некоторых недобросовестных клиентов: мол, это они закупали заведомо большее количество механизмов, а потом перепродавали их нелегалам. Конечно же, обвиненные дружно и категорически отвергли этот выпад.
       Это заявление и впрямь звучит неправдоподобно, потому что поставка механизмов "левым" фирмам - афера не из легких. Для этого необходимо тщательно подстраховаться, а значит - пропустить товар через несколько рук, причем не очень жадных, чтобы производство фальшивки в конечном счете не превысило стоимость оригинала. А некоторые выдвинули контраргумент, заявив, что подделки с настоящими механизмами ЕТА поступали в розничную сеть прямо с предприятий Китая, принадлежащих... группе Swatch. Так что разобраться в этом деле не так-то просто, как кажется на первый взгляд.

Три года на раздумья

       ЕТА утверждает, что ее решение не грозит "неродным" клиентам негативными последствиями, поскольку у фирм есть целых три года на поиски новых поставщиков или создание собственного производства. К тому же, как уверяет Swatch Group, доля незаконченных механизмов в общем обороте концерна составляет только 1 процент, и это вряд ли окажет сильное влияние на часовую индустрию Швейцарии.
       Единственное, что не вызывает сегодня никаких сомнений, это то, что Swatch Group продолжает занимать лидирующие позиции среди швейцарских производителей. В других странах Европы законы не позволяют монополистам диктовать участникам рынка собственные правила игры, да и еще и с таким спокойствием и не без цинизма. Слово за СОМСО. Только она может решить, что делать со Swatch Group или... не делать.

Часовой бизнес №6 2002


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Чудак с алмазным сердцем Скорее всего, приз вновь - в 5-й раз за последние 6 лет - получит швейцарская компания Ulysse Nardin. На этот раз за часы Freak 28 800 Diamond Heart.
Око черное Владелец компании de Grisogono Фаваз Груози представил в Базеле самый необычный наручный минутный репетир в истории часового искусства - Occhio Ripetizione Minuti.
Санкт-Петербург. Уроки времени 11 марта в Санкт-Петербурге прошла расширенная презентация швейцарской марки EPOS и немецких часов Bruno Sohnle.
GC. Красное и черное Поля Марсиано Марка Gc, фаворит часовых салонов Франции, Голландии и Италии, объявила Россию очередной страной, на рынке которой она намерена добиться лидирующих позиций.
© 2007 «TimeWay»