Главная Статьи Master'ский ход Jaeger-leCoultre
 

Master'ский ход Jaeger-leCoultre


Из лона долины де Жу
На солнце, щурясь, гляжу.
Когда доберусь в Ле-Сантье -
Куплю от жары канотье.
(В. Маяковский, из неизданного.)


У Бога за пазухой...
Master'ский ход Jaeger-leCoultre Валле-де-Жу - удивительное место. Сегодня здесь прозрачное голубое небо и жара за двадцать, а вчера мог запросто идти снег. Если вам повезет, вы попадете сюда «сегодня», когда от «вчера» на улицах не останется даже луж, а если повезет вдвойне, сможете успеть насладиться таким незабываемым зрелищем, как летний снегопад. Зеленые просторы долины ниспадают к тихому озеру Лак-де-Жу, по которому изредка курсируют неспешные катера и величавые лебеди. Загадочное «Жу» в переводе с местного диалекта означает «лес», из чего следует, что красиво-загадочные словосочетания «Валле-де-Жу» и «Лак-де-Жу» переводятся просто как «Лесная Долина» и «Лесное Озеро» соответственно. Однако вербальная простота не означает простоты визуальной. «Лесные» пейзажи погружают в восторженный транс и превращают обитателей мегаполисов в немигающие фигуры с открытыми ртами. Фотографии местных красот можно без ретуши и малейшей компьютерной обработки печатать на открытках - композиция, четкость и цветовой баланс будут гарантированно идеальными. Неудивительно, что в этом заповеднике тишины и эталонных пасторалей издавна живут часовые ремесленики Master'ский ход Jaeger-leCoultre Время здесь растянуто и почти осязаемо; его можно легко ловить изящными механизмами и бесконечно экспериментировать, перекатывая секунды, минуты и часы шестереночными хитросплетениями в поисках оптимальных условий содержания». Ле-Сантье - главный город (вернее, городок) долины - является родным домом для многих "монстров" haute horlogerie: Audemars Piguet, Breguet, JeanRichard и, конечно же, Jaeger-LeCoultre. В данный момент наследники дела Антуана Ле-Культра и Эдмона Жеже плотно заняты расширением мануфактурных площадей, в результате которого появятся просторный музейный «зал славы» и обновленный, укрупненный и расширенный парадный вход. Master'ский ход Jaeger-leCoultre Сейчас сбоку к основному зданию пристроены одноэтажные домики-времянки с офисами и конференц-залами, обставленными, тем не менее, с капитальным комфортом. На дорогих гостях эта ремонтная суета, к счастью, никак не сказывается все фабричные цеха попрежнему открыты для посетителей без ограничений на фотосъемку, что особенно приятно. Master'ский ход Jaeger-leCoultre Самые любопытные и выносливые, способные в течение светлого времени суток челночно передвигаться в горизонтальной и вертикальной плоскостях, могут, например, отследить полный производственный цикл легендарной Reverso - от вытачивания корпусных заготовок до завершающего слоя лаковой росписи задней крышки. Мало того: часовые «пролетарии» в голубых халатах с удовольствием ознакомят интересующихся с особеносстями своего труда и даже позволят самолично что-нибудь просверлить или закрутить какой-нибудь микроскопический винт в какую-нибудь микроскопическую деталь. И - о чудо! — не будут ругаться, если и винт, и деталь, и отвертка разлетятся от неосторожног движения по разным углам. Привет вам, мсье Жером! Наде-юсь, вы все-таки нашли ту золотую штуковину. - А.В.)

Master'ский ход Jaeger-leCoultre Но - не об этом сейчас речь. Главное, что за реставрируемым фасадом ни на миг не прекращается работа творческой мысли, последние плоды которой в виде Reverso Squadra и прототипа Reverso Triptique были представлены общественности на апрельском SIHH. Впрочем, слово «последние» не совсем подходит к описываемой ситуации: руководство Jaeger-LeCoultre следует мудрой стратегической линии и равномерно распределяет громкие премьеры по всем сезонам. В результате в послесалонный период затишья, когда все участники элитного форума неусыпно трудятся над созданием «боезапаса» к грядущему весеннему форуму, у JLC всегда находится одна-две резервных «бомбы», которые взрываются с удвоенным маркетинговым эффектом. В июне таковой стала модель Master Tourbillon, открывшая, по общему мнению, новое направление развития самого элитного из всех grandes complications.

...что-то тикает!
Master'ский ход Jaeger-leCoultre Ещё в середине прошлго столетия турбийоны считались чисто "выставочными" усложнениями и, в осномном выпускались мануфактурами для демонстрации собственных возможностей, но никак не для услады потребителя. Сейчас "вихри" по-прежнему служат мерилом технического уровня производителей, но прежде всего, потребительским мерилом. У Jaeger-LeCoultre с этим важным показателем всё в порядке. Master'ский ход Jaeger-leCoultre Как известно, знаменитые тысячечасовые испытания на точность и прочность, практикующиеся на мануфактуре с 1992 года, ныне обязательны для всех моделей JLC, за исключением разве что настольной Atmos и миниатюрной Calibre 101. Из чего следует, что даже турбийон - устройство в высшей степени деликатное и хрупкое - в полной мере подвергается тестовым "мучениям", прежде чем получить пропуск в большую жизнь. И всё равно до последнего времени все "жежеровские" часы с турбийонами выглядели настолько изящно, что не допускали крамольной мысли не то чтобы о небрежном - неосторожном обращении. Но совсем иначе обстоят дела с Master Tourbillon. Master'ский ход Jaeger-leCoultre С виду это типичный представитель линейки Master: простой, мощный и неприхотливый — но с узнаваемым окном в положении «6». Форма и размеры корпуса безапелляционно свидетельствуют о высокой защищенности турбийона от ощутимых внешних агрессий. В этом состоит главное и кардинальное отличие Master Tourbillon от большинства представленных на мировом рынке аналогов, которые, несмотря на колоссальные усилия создавших их инженеров, по-прежнему остаются очень восприимчивыми к толчкам и ударам. Единое целое Master Tourbillon состоит из двух противоположностей, дополняющих и уравновешивающих друг друга, словно инь и янь. Инь - это каретка турбийона, выполненная из сверхлегкого, но настолько же трудного в обработке титана grade 5 и весящая всего 0,33 грамма. Янь можно увидеть со стороны задней крышки в образе тяжелого ротора, целиком отлитого из 22-каратного золота. В качестве приятных дополнений к этой смыслообразующей связке предлагаются указатели «домашнего» времени (в положении «12») и даты. О последнем стоит рассказать отдельно. Master'ский ход Jaeger-leCoultre Дату указывает центральная стрелка, из чего следует, что в определенный период месяца она должна неизбежно в той или иной степени перекрывать окно турбийона и мешать владельцу в полной мере наслаждаться магическим вращением «рукотворного бриллианта». Разумеется, допустить такого вопиющего пренебрежения базовыми принципами высокого часового искусства конструкторы JLC никак не могли. И решили сделать турбийонный сектор зоной, свободной от календарной шкалы. То есть 15 число заканчивается примерно в 4.20, а 16 начинается около 7.40. Промежуток между этими показателями стрелка указателя даты проходит за какие-то три часа, а именно, с полуночи до трех утра, когда приличные люди спят, а не любуются обожаемыми турбийонами. Все просто до гениальности. Master'ский ход Jaeger-leCoultre И еще один символичный момент: помимо платиновой и золотой ограниченных версий Master Tourbillon предусмотрен также вариант в стальном корпусе. Это свидетельствует о том, что турбийон постепенно очищается самим производителями от излишнего пафоса и переходит в разряд привычных - хотя по-прежнему весьма дорогих - хронометрических атрибутов. Как точно отметили маркетологи JLC, «Master Tourbillon - часы для повседневного ношения», и этим, как нам кажется, все сказано.

Master Tourbillon:
Master Tourbillon Механизм: декорированный вручную автоматический Калибр JLC 978, 28 800 полуколебаний в час; состоит из 302 частей; запас хода 45 часов. Ротор выполнен из 22-каратного золота и украшен граверным орнаментом.

Функции: часы, минуты, секунды (на каретке турбийона), 24-часовой указатель времени второго часового пояса, центральный стрелочный указатель даты.

Корпус: из платины, розового золота или стали, круглый, 41,5 мм в диаметре; выпуклое сапфировое стекло, задняя крышка из сапфирового стекла; водонепроницаемость 50 м.

Циферблат: из того же металла, что и корпус, серебряный либо покрытый палладием (в платиновой версии), с накладными цифрами и метками и 11 люминесцентными точками.

Ремешок: из кожи аллигатора с раскладывающейся застежкой из того же металла, что и корпус; стальная версия может быть укомплектована браслетом.

Варианты: в платиновом корпусе - 200 экземпляров; в корпусе из розового золота - 500 экземпляров; в стальном корпусе - тираж не ограничен.


© Часы №4, 2006


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Мертвая петля «Навитаймера»  В годы Второй мировой вместе с английскими истребителями Spitfire и американскими бомбардировщиками В-17 «Летающая крепость» прошли боевой крещение и часы Breitling. Часовщики из нейтральной Швейцарии стали главными поставщиками авиации наших союзников по антигитлеровской коалиции.
Винтаж Популярные стили искусства никогда не умирают. Через 5, через 10, через 100 лет модницы извлекают старые вещи из сундуков, дизайнеры смотрят на пожелтевшие эскизы и в новых произведениях реинкарнируют гениальные идеи коллег из прошлого: форму, цвет, орнамент...
Территория Валле-де-Жу в Москве Часовая мануфактура Jaeger-LeCoultre расширила свою мировую сферу влияния. Адресом одиннадцатого бутика знаменитой швейцарской компании, основанной в 1833 году в "долине часовщиков" Валле-де-Жу, стал Берлинский Дом на Петровке.
Сенсация в Монако Совершенно неожиданно завершился благотворительный аукцион Antiquorum Only Watch 2005 в Монте-Карло. На нем предлагались 34 новейших модели (уникумы, прототипы и первые экземпля самых известных и престижных компаний.
© 2007 «TimeWay»