Главная Статьи Машина времени №1. MB&F Horological Machine № 1
 

Horological MachineМашина времени №1 MB&F Horological Machine № 1

Текст: Тимур БАРАЕВ

Один из самых харизматичных лидеров современного часостроения Максимилиан Бюссер представил в конце прошлого года первые часы под собственным брэндом MB&F (Мах Busser and Friends). Впрочем, сам Бюссер принципиально называет свою модель не часами, a Horological Machine — машиной времени

40-летний выпускник Института микротехнологий в Лозанне Максимилиан Бюссер— бунтарь высокого часового искусства. Начав карьеру в Jaeger- LeCoultre, через 7 лет он возглавил часовое направление легендарного ювелирного дома Harry Winston. Всего 5 лет потребовалось ему, чтобы завоевать дому еще и репутацию гранда Haute Horlogerie с помощью суперпроекта Opus.

Максимилиан БюссерСуть проекта вкратце такова. Бюссер встречался с самыми талантливыми неизвестными молодыми мастерами и выпытывал у них, какие идеи они мечтали бы осуществить. Отбирал самые интересные (а иногда просто сумасшедшие) и спонсировал производство часов под брэндом Harry Winston. Вот лишь несколько имен, которые открыл миру Бюссер: Франсуа-Поль Журн, Антуан Прециузо, Вианне Альтер, Феликс Баумгартнер... Но когда контрольный пакет дома выкупила канадская алмазодобывающая компания Aber, новое руководство попросило Бюссера прекратить интереснейшие эксперименты, так как Harry Winston — все-таки «король алмазов», а не сложных часов. Бюссер отреагировал мгновенно. Ни секунды не раздумывая, он оставил престижнейший пост, поскольку создавать ювелирные часы ему «совершенно не интересно».

В своей новой компании, где ему уже никто не укажет, что делать, он реализовал абсолютно ту же схему, что и в Opus. Можно даже сказать, что Opus жив, он реинкарнировался в проекте MB&F. Друзья у Бюссера все те же — молодые гениальные мастера, только теперь деньги им дает не Harry Winston, а Макс Бюссер. То есть все участники на месте и по-прежнему живут по принципу «Возможно все!».

Кстати, работа над Horological Machine №1 была запущена еще в 2003-м. «Я летел в Швейцарию из Сингапура, — рассказал он мне. — Полет длинный, и чтобы занять себя, я нарисовал модель. Подумал, что неплохой получится Opus, а потом вдруг у меня в голове что-то щелкнуло. А почему, собственно, Opus? Неужели проработав 12 лет в часовом бизнесе, я не смогу создать свои часы? С тех пор эта мысль преследовала меня неотступно. Реализовать эту мечту сразу я не мог, так как имел обязательства перед Harry Winston Rare Timepieces. Но как только стало ясно, что прежней компании мои услуги по большому счету уже не нужны, мы расстались».

MB&F началась с рисунка, им и продолжилась. Все в этих часах — механизм, корпус и циферблат — были созданы с нуля. Конечно, это был уже не тот самолетный набросок Бюссера, а профессиональные эскизы лучших дизайнеров и художников — то есть его друзей. Более сотни часов работы потребовалось дизайнеру Эрику Жиро, чтобы набросок Бюссера превратился в полноценный трехмерный дизайн-проект.

Главное в НМ1 — стильный оригинальный корпус, напоминающий цифру 8 или две герметичные мини-упаковки сливок, которые подают к кофе. Главное, потому что именно он задал архитектуру циферблата, механизма и набор функций: часовая индикация с центральным указателем резерва хода на циферблате левого полушария, индикация минут на правом циферблате, а между полушариями — подиум для турбийона. Из-за необычной формы циферблаты пришлось дополнять сапфировыми мостами, которые несут не только шкалы, но и служат опорой для осей стрелок.

Принципиальную конструкцию механизма создал друг инженер Лоран Бессе, консультировал и помогал воплощать в жизнь задуманное знаменитый независимый мастер Питер Спик-Марин. В итоге они создали механизм, который специалисты назвали «микромеханическим чудом».

Бюссер дает понятию Horological Machine весьма простое определение: «Это устройство, состоящее из подвижных и неподвижных деталей, которое накапливает энергию и использует ее для определения времени».

Итак, об источнике энергии. Ее выдают 4 заводных барабана. Но расположены они не в ряд, а очень необычно: одна пара в левом полушарии корпуса, которое показывает часы, вторая пара — в правом, на циферблате которого индицируются минуты. Как утверждают создатели, такое революционное расположение барабанов позволяет заводным пружинам работать с гораздо меньшей нагрузкой, что, в свою очередь, уменьшает силу воздействия на колесную передачу, продлевает жизнь механизму и, сохраняя постоянное значение этого воздействия, сводит почти до нуля изохронную погрешность часов. Заводится НМ1 и вручную, и автоматически. Причем ротор автоподзавода расположен только в левой части, а правая пара барабанов заводится с помощью головки. Обе пары соединены друг с другом сложной колесной передачей. Запас хода НМ1 составляет 7 дней.

Энергия четырех барабанов складывается в модуле турбийона, который визуально объединяет полушария корпуса и возвышается над циферблатами. Каретка турбийона приводится в движение не одним, а сразу двумя колесами с обеих сторон. Этот привод также можно назвать небольшой революцией, и он, конечно же, запатентован. А то, что турбийон находится на возвышении, позволило продемонстрировать все великолепие этого самого красивого часового усложнения.

Я уже упомянул о том, что барабаны соединены между собой сложной колесной передачей. Но ведь не только они нуждаются в согласовании своего движения. В строгом согласии друг с другом должны находится минутная и часовая стрелки, разнесенные волей дизайнера по разным полушариям корпуса. Они соелинены с помощью специального колеса, которое прячется под турбийоном и циферблатами. Идеально плоское и тонкое колесобольшого диаметра отполировано до зеркального блеска и надежно укреплено в рубиновых опорах.

Калибр НМ1 в общей сложности состоит из 376 деталей и содержит 81 рубиновый камень. Конечно, большая часть деталей эксклюзивна, но вместе с тем хочется отметить,что доля узлов из проверенных временем калибров ЕТА также велика. Интересно, что Бюссер пошел на этот шаг вполне сознательно. "Да, мы хотели создать инновационные революционные часы, и соблазн сделать их уникальными на 100 процентов был - объясняет Бюссер.- Но в прошлые работы над проектом Opus я не раз сталкивался с ситуациями, когда ради инновации мастера жертвовали надежностью этих проблем. Мы старались использовать проверенные детали и узлы везде, где это было возможно. К тому же это позволит нам назначить приемлемую, а не заоблачную цену на НМ1."

Тем не менее первая машина настолько сложна,что больше 30 экземпляров в год Бюссер со всеми своими друзьями производить не может.Выпуск продлится в течение трех лет. В коробке вы найдете еще один сшитый вручную ремешок из кожи аллигатора с фирменой золотой застежкой и отвертку для смены ремешка. Саму коробку вам придется достать из роскошной кожаной сумки Etro, которую, в свою очередь, предстоит извлечь из стильного фланелевого сака.Нынешней весной Бюссер собирается презентовать Horological Machine №2. В том, что НМ2 будет не менее сложной и революционной, сомневаться не приходится. Свое жизненное кредо Макс Бюссер объясняет так: «Когда я был маленьким, отец посоветовал мне всегда и во всем находить собственное решение, свой путь, ни в коем случае не оглядываясь по сторонам и ничего не делая «как все нормальные люди». Это сложно, предупреждал он. Зато только ты будешь единственным экспертом в своем собственном оригинальном деле. И только так можно получить настоящее удовольствие от того, что ты делаешь. Я изо всех сил стараюсь жить по совету отца. Это и вправду непросто. Например, я вынужден ездить на редкой машине (Marcos TSO RT — Прим. авт.) с правым рулем, которую, как ни регулируй, при езде тянет влево, а в дождь протекает крыша. Зато в моей жизни и в самом деле много того, что доставляет огромное удовольствие».

Horological Machine №1

конструкция механизмаКорпус: 64 x 49 мм, высота 14 мм из красного или белого золота 18К, сапфировые стекло и прозрачная задняя крышка, WR 30 м

Циферблат: рельефный, из сплава серебра и рутения, сапфировые мосты для крепления стрелок из золота

конструкция механизмаМеханизм: уникальный автоматический калибр с турбийоном и раздельной индикацией часов и минут, 4 параллельных заводных барабана, частота 28 800 пк/час, запас хода 7 дней, 376 деталей, 81 рубиновый камень

Функции: часы,минуты, индикатор запаса хода

Ремешок: черный и коричневый сшитый вручную из кожи аллигатора с фирменной застежкой из золота

© Мои часы №1/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Дни согласия на Красной Пресне Статья про прошлогодний Московский часовой салон вышла под заголовком "Зеркало рынка". Действительно, отраслевые выставки как нельзя лучше отражают ситуацию на том или ином рынке. Итак, что отразилось в зеркале на этот раз, каковы тенденции-2002? Что изменилось на часовом рынке за прошедший год?
Arnold & Son Любовь к приключениям и дух исследований, которые так много значили для истории английского часового дела XVII века и династии Арнольдов, ныне возрождаются в часах марки Arnold & Son.
Сердце больших часов А между тем на российском рынке интерьерных часов происходят существенные изменения, и, в частности" на таком перспективном направлении, как производство напольных часов с импортными механизмами.
Турбийон - Святой Грааль часовщиков тарая присказка в исполнении часовщиков звучит по-новому. Есть четыре вещи, на которые можно смотреть бесконечно: как горит огонь, течет вода, работают другие и вращается турбийон. Каждый год звучат разговоры о том, что популярность этого усложнения вот-вот иссякнет - так же стремительно, как и началась. И каждый год мы убеждаемся в обратном. Турбийон - живее всех живых
© 2007 «TimeWay»