Главная Статьи Мануэль Эмш: "Мне повезло оказаться в нужном месте в нужное время"
 

ПРЕЗИДЕНТ JAQUET DROZ МАНУЭЛЬ ЭМШ:

«МНЕ ПОВЕЗЛО ОКАЗАТЬСЯ В НУЖНОМ МЕСТЕ В НУЖНОЕ ВРЕМЯ»

Беседовал Александр Ветров


Мануэль Эмш молод, амбициозен и обоснованно самоуверен. Ему было всего 27, когда Swatch Group приобрела пребывавшую в коматозном состоянии марку Jaquet Droz со славным прошлым и туманным будущим. Теперь ему 33, a Jaquet Droz процветает и вот-вот возвратит себе давным-давно утерянный мануфактурный статус.



- Мануэль, скажите, почему вообще г-н Хайек решил приобрести Jaquet Droz и каким образом именно вы занялись ее реконструкцией?


- Jaquet Droz вошла в состав Группы в 2000 году, аккурат между Breguet и Glashutte Original. Все эти бренды были призваны усилить люксовый сегмент холдинга, на тот момент практически отсутствовавший. У Jaquet Droz, как вы знаете, прекрасная «родословная»; компания является основоположницей многих часовых традиций. Хочу сразу заметить, что лично для меня история является значимой, но не основной составной частью бренда. Главное - то, что происходит сегодня.


Так вот. С конца 1980-х марка принадлежала корпорации Investcorp, в которую также входили Breguet, Chaumet и Omega. По причине всеобщего упадка швейцарской часовой индустрии и переносом центра рынка роскоши в Японию Jaquet Droz особо никто не занимался и вообще разделили на несколько частей. Дистрибуции как таковой не существовало; компания специализировалась на выпуске единичных экземпляров по индивидуальным заказам. У нее было три основных клиента, один из которых - король Марокко. Существовавший статус-кво устраивал всех, пока король не скончался, и тогда вдруг стало ясно, что без налаженной агентской сети и, соответственно, пересмотра производственной политики бренд не выживет. Так что фактически мы воссоздавали компанию с нуля.


-А кто выступил инициатором? Николас Хайек?


- Инициатива была его, а осуществил ее я. Я пришел в Swatch Group незадолго до описываемых событий на должность менеджера в маркетинговый отдел Rado. Поскольку я родом из региона Невшатель, то неплохо знал историю Jaquet Droz - он же до сих пор считается там национальным героем! Я составил бизнес-план и показал его г-ну Хайеку, хотя лично меня он ни о чем таком не просил. Просто мне очень хотелось заняться чем-то серьезным, чем-то таким, что оказало бы влияние на всю отрасль.


И мне повезло оказаться в нужном месте в нужное время. Г-н Хайек одобрил мой план и предоставил карт-бланш для его осуществления. Начали с кардинальной «перепланировки» бренда: разработали новую философию, новый дизайн, логотип, новую маркетинговую политику, систему распространения - буквально все. От прошлого не осталось ровным счетом ничего, кроме богатой истории.


- Где набирали команду?


- Постепенно, отовсюду. Сперва нас было всего двое: я и один часовой мастер, специализировавшийся на ремонте старинных часов Jaquet Droz. На выставке в Базеле в 2002 году нас было уже шестеро. А сегодня в компании работает 50 человек по всему миру. В этом году начинается строительство фирменной часовой фабрики, рассчитанной уже на сто рабочих мест. Скорее всего, ее построят к началу 2009 года, и тогда, став полноценной мануфактурой, мы будем расти вглубь: заниматься разработкой механизмов, корпусов, циферблатов...


- Чью механику используете сегодня?


- Базовые калибры Frederique Piguet и усложнения собственного производства. Калибры ЕТА не покупаем только из-за их сравнительно невысокой моральной ценности. Они делают прекрасные механизмы, лучшие с позиции «цена - качество» и, думаю, скоро обязательно поднимутся и в престиже. Всего в год выпускаем порядка 2500 экземпляров, но с переходом в разряд мануфактур придется увеличить эту цифру до 4 тысяч максимум.


- А что для Вас важнее: форма или содержание?


- Меня учили, что форма следует за функцией. И это так на самом деле. Мы всегда «танцуем» от механизма, который подсказывает нам свое эстетическое воплощение. Такова философия бренда. Любое усложнение очень рационально отражено на циферблате. Часы могут выглядеть очень просто, но быть очень сложными.


- Как бы Вы кратко охарактеризовали стилистику своего бренда?


- Как смесь традиций и технических изысков в современной эксклюзивной обработке. Циферблат - чистейший, стопроцентный дизайн XVIII века, а вот механизмы - самые что ни есть современные. Выражаясь поэтически, можно назвать часы Jaquet Droz ожившей классикой.


- Расскажите, как вообще Вы попали в часовой бизнес?


- Я вырос в Гренхене - на родине ЕТА и Breitling. Когда мне исполнилось 7 лет, начался кварцевый кризис, и родители практически всех моих друзей остались без работы. 60-70 процентов горожан работали с часами и сильно пострадали. Мой отец был архитектором, поэтому его беда не сильно затронула, а вот деду-часовщику досталось. Для меня это стало сильным потрясением: разрушился привычный жизненный уклад. Профессию часовщика стали считать ненадежной, даже опасной, а мне хотелось заниматься творчеством сродни кабинотьерскому. Поэтому я пошел учиться в Арт-Центр - швейцарское отделение американской калифорнийской Школы искусств. Специализировался, в основном, на автомобильном дизайне, но, как ни странно, на практику попал в дизайнерский отдел Swatch в Милане. Там за четыре месяца придумал два дизайнерских эскиза для коллекции 1992 года, чем весьма горжусь до сих пор. Тогда в этой области была очень высокая конкуренция, деньги за это платили не самые большие, а работа отнимала много сил, поэтому через год я сменил область деятельности и ушел экспертом в Дом Sotheby's, в отделение Works of Russian Arts and Icons. Это было чрезвычайно интересное время: работа с Фаберже, произведениями импрессионистов, иконами и, конечно же, прекрасными карманными часами из собраний русских аристократов. Я могу рассказывать бесконечно о людях, вращавшихся тогда в этом бизнесе, об историях аукционных лотов... После Sotheby's я получил в университете Лозанны диплом экономиста и затем два года работал в области микротехнологий. Очень хорошую маркетинговую школу я прошел в Philippe Morris, но когда борцы с курением стали одерживать верх в войне с табачными концернами, я в очередной раз решил сменить специализацию и заняться наконец часами.


- Пару лет назад на стенде Jaquet Droz стоял автоматом ЖакаДро «Писарь». Вы продолжаете делать механические куклы? Почему не украшаете ими свои выставочные площади?


-Лично меня современные версии авто-матонов не возбуждают. Зачем, спрашивается, делать упрощенные копии шедевров культурного наследия? Что было - то было, пусть сохранившееся радует людей в том состоянии и объеме, в котором оно дошло до нас сквозь толщу веков. Тем более, мы их не делаем полностью своими силами, а привлекаем мастеров со стороны. Но поскольку спрос есть, мы его удовлетворяем. Сейчас вот выпускаем так называемую Time-Writing машину, рисующую время. Это специальный проект, довольно интересный автоматон, в котором использованы ноу-хау XVIII столетия. Скорее всего, отправим его в наш музей в Ла Шо-де-Фон, где собрано богатейшее собрание старинных произведений Jaquet Droz.


- Какие часовые бренды, помимо Jaquet Droz, Вам по душе?


- Мне нравится концепция Swatch. У меня дома около полутора сотен «Свотчей», из многих уже вытекли батарейки, но я их все бережно храню. Еще нравится Omega. Когда-то с удовольствием носил IWC и Panerai...


- А что за модель сейчас на Вас?


- Это самый первый экземпляр Jaquet Droz Grande Seconde Full Fire (Grandefeu -AS.) Enamel в белом золоте, который я ношу уже шесть лет. Он мне постоянно напоминает о том, как все начиналось и сколько времени и сил было потрачено на его создание. В 2000 году я был полон энтузиазма, многого не знал, но именно это помогало мне смело бросаться в бой и совершать подвиги. Сейчас я бы, наверное, не смог повторить сделанное, настолько сложным все кажется.


- Кстати, кто автор оригинального дизайна циферблатов Jaquet Droz?


-Я.


- Сколько в среднем стоят часы Jaquet Droz?


- Недавно мы подняли минимальную цену с 5 тысяч франков до 9 тысяч за экземпляр. А средняя цена колеблется от 18 до 30 тысяч.


- Последний вопрос: в чем секрет популярности черного цвета, присутствующего в новых коллекциях многих производителей - Jaquet Droz в том числе?


- Ну, во-первых, у нас не просто черный цвет, а черная эмаль, производство которой очень сложно и трудоемко. Нам понадобилось три года только для того, чтобы достичь желаемой цветовой насыщенности! А вообще, это тенденция ближайшего будущего. Черный завораживает и чем он глубже, тем сильнее оказываемое им гипнотическое влияние.


"Часы" №6 2007


 



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Ника. Впереди новые вершины Новый год в деловой среде — это не только праздник, но и своего рода итоговая черта. И оттого, с каким багажом подойдет компания к этой черте, будут зависеть ее успехи в наступающем году.
Frederique Constant. В поисках идеального ротора Женевская компания Frederique Constant продолжает расширять ассортимент своей мануфактуры. В этом году она представила первый собственный калибр HBM (Heart Beat Manufacture) с автоподзаводом.
Antiquorum подводит итоги весеннего сезона 14 июня в нью-йоркском отеле The Grand Havana Room прошли очередные, последние на момент выхода журнала торги аукционного дома Antiquorum, на которых выставлялись настольные, карманные и наручные часы из частных коллекций, а также часовые инструменты.
Отрасль парадоксов Принято говорить, что часовой промышленности в России больше нет. Однако слухи о ее смерти сильно преувеличены
© 2007 «TimeWay»