Главная Статьи Longines. Часть группы
 

LONGINES

Часть группы

беседовал: Вячеслав МЕДВЕДЕВ

Полковник Вальтер фон Кенэл лучше других знает, что для успеха армии важны слаженные действия всех ее подразделений. Поэтому, руководя Longines, он не забывает про общую стратегию Swatch Group.


В каталоге Longines с некоторых пор исчезла информация о точности часов. Почему? Она перестала быть важна?

В часах важно все. и точность в том числе. Но мы действительно перестали указывать параметры в каталоге. Сперва — для кварцевых часов, а теперь и для механических. Дело в том, что все механические или кварцевые часы имеют примерно одинаковую точность. Точность важна не сама по себе, как абсолютная величина. Она должна быть достаточной для покупателя и разумной с точки зрения цены. Мы остановили выпуск наших моделей с механизмом VHP, потому что на них не было спроса.

Это тот самый замечательный механизм, который давал ошибку менее 20 секунд в год, мог работать без замены батарейки 10 лет и имел вечный календарь?

Да. Но мы сняли его с производства. Я всегда верил в важность высокой точности. Но выяснилось, что мало кто хочет доплачивать лишние 300—400 франков за повышенные характеристики.

Едва ли не единственная компания, которая еще продолжает выпускать кварцевые хронометры, — Breitling. Но для нее точность — это часть корпоративной стратегии. Все механические часы Breitling выпускает только с сертификатом хронометра и в ее планах продолжить ту же идеологию в кварцевой линейке. К слову, по моим сведениям, высокоточные кварцевые механизмы занимают у Breitling незначительную долю продаж.

С прошлого года в модельном ряду Longines начались большие изменения. Вы стали производить много керамических часов...

Да, в прошлом году мы начали производство, но на серьезные объемы выходим только сейчас.

Керамика всегда была прерогативой Rado. Что коллеги говорят о вашем вторжении на их поле?

Я не забочусь о том, что скажут в Rado. Примерно два года назад мой босс Ник Хайек вызвал меня и директоров Omega и Rado и объявил: «Джентльмены, я открываю для Omega и Longines двери в керамические часы». Сегодня часы с керамическими элементами делаем не только мы, но и Omega, Jaquez Droz.

Почему был сделан такой шаг? Да, внутри группы Rado — единственная компания, которая работает с керамикой. Для нее керамика — это ДНК, одна из основ позиционирования. Но на рынке Rado вовсе не единственная. Огромный бизнес на керамике делает Chanel. Есть еще множество компаний, в том или ином объеме использующих керамику. Этот материал становится все более популярным. И в одиночку Rado тяжело выстоять перед целым рынком.

Швейцарские компании-производители корпусов, такие как Commadur, тоже не одни на рынке. Есть Kiocera в Японии  и множество других фабрик. Выпуск керамики — это деньги, бизнес, хороший бизнес, отказываться от которого неграмотно. И я думаю, что решение работать с керамикой было правильным, тем более что мы не пересекаемся с Rado. Мы выпускаем совершенно различные часы и не отнимаем хлеб друг у друга: для них керамика — основной материал. Longines использует в своих моделях лишь отдельные элементы дизайна из керамики, подчеркивая общий стиль часов.

Так что выпуск часов Longines с керамикой — это не наша вылазка в стан соседа, а глобальное решение Swatch Group.

Будете ли вы использовать карбон, кремний и прочие модные ныне материалы?

Нет. Из всех необычных материалов мы используем только каучук для браслетов. Да и тот сложно назвать новым, просто к нему до сих пор не привыкли. У нас нет планов по использованию ультрамодных элементов в часах Longines. Любой шаг требует четкого анализа рынка: сколько денег и усилий, в том числе организационных, он потребует и к каким изменениям приведет. Сегодня я вполне доволен тем, что мы производим. Swatch Group разрабатывает проект по использованию деталей из кремния. Это фантастический материал, из него уже делают балансы и другие компоненты. Но данный проект ориентирован на Breguet. Это не территория Longines.

Последние годы девизом Longines была прежде всего элегантность, а теперь вы ринулись в область спортивных часов. Почему произошла такая перемена?

В ноябре позапрошлого года во время одного из собраний менеджмента группы мы обсуждали диспозицию марок Swatch Group. Среди них только Longines и Omega имеют опыт и традиции выпуска спортивных часов. Причем Longines производит измерительные устройства для спорта с 1878 года и по сегодняшний день, привнеся колоссальный вклад в технологии хронометража. Этот вклад трудно переоценить. Когда Omega прекратила выпуск часов по 1000—2000 франков, то в диапазоне 800—3000 франков остался, по сути, только я. Так сегмент спортивных часов автоматически отошел к Longines. Отлично! Это очень интересное для нас направление, приносящее все большую прибыль. Я был бы счастлив, если бы обладал достаточным количеством механизмов, чтобы удовлетворить все заявки. Но, к сожалению, пока это невозможно.

Вы хотите сказать, что вам не хватает механизмов?!

Да. Мы ощущаем огромный дефицит механизмов для механических часов.

Но вы же члены Swatch Group, как и ЕТА...

И тем не менее наши заявки выполняются не полностью.

Я не могу в это поверить! Вы производите механизмы для всей швейцарской часовой индустрии, и при этом жалуетесь на дефицит?

Поскольку ЕТА занимает доминирующее положение на рынке, наше антимонопольное ведомство приказало вплоть до 2010 года поставлять механизмы сторонним фирмам. Причем в объемах не меньших, чем это было до 2002 года. Но рынок механики растет, наши собственные потребности увеличиваются. А наращивать объем выпуска с такой скоростью невозможно. Поэтому мы, так же как и все, испытываем дефицит механизмов. И многие модели Longines, представленные на выставке, невозможно купить. А ряд моделей был выпущен с большим опозданием.

Часы становятся все более индивидуальными. 20—30 лет назад каждая компания представляла линейку из 30 моделей, но эти 30 моделей производились миллионами штук. Сегодня каждый бренд имеет более широкий ассортимент. Но количество становится меньше, а цена выше. Что будет дальше?

Это относится к рынку в целом, но не к Longines. Я не могу отвечать за другие компании. Вероятно, лучшим примером может служить Zenith, чья цена выросла в три раза. Компания свернула все старые модели, оставив только мануфактурные механизмы. Этот ход сработал, и я уважаю Zenith за это.

У нас же все остается по-прежнему. Да, мы добавляем новинки. Но одновременно уходят в прошлое какие-то другие модели. У каждого товара, у каждой модели есть пики и спады. И мы так формируем модельный ряд, чтобы несколько моделей постоянно были на гребне волны, и в то же время им на замену готовились новые.

Наш ценовой диапазон остается неизменным: от 800 до 3000 франков. Разумеется, средняя цена растет, потому что мы платим больше за золото, бриллианты, за более сложные механизмы. Но при этом стремимся удержать цену и не поднимать ее резко. Swatch Group — это не маленькая компания, в которой допустимы резкие повороты. Объем выпуска Longines — от пятисот тысяч до миллиона часов в год. И мы не намерены снижать его, переходя на эксклюзивные вещи. Наша цель — объем.

Тем не менее стремление к эксклюзивности — это тренд. Многие марки, например Omega, сокращают в России число магазинов. Что планируете делать вы?

Мы — часть группы. И, помимо стратегии каждой из фирм, имеем и общую стратегию. Значит, если Omega где-то закрывает один магазин, то Longines один магазин открывает.

Часовой бизнес №3 2008

 


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Сложные После выхода этих часов можно сказать, что теперь все мужские и дамские коллекции Zenith имеют в качестве топовой модели турбийон.
Дмитрий Цедро: Часы - это больше, Чем деньги Второй год на часовом рынке работает российская компания Tsedro. Сделав ставку на выпуск коллекционных механических часов в корпусах из драгоценных металлов, украшенных бриллиантами, сапфирами, рубинами, дизайнеры компании используют в качестве основы отечественные калибры, подвергая их не просто переборке, а кардинальной переделке.
Пестрая лента Попробуйте просто сменить ремешок, и вы поразитесь, насколько сильно изменится характер привычных вам часов
Raymond Weil В конце прошлого года Женевский дом Raymond Weil после серии успешных и мужественных коллекций Parsifal и Don Giovanni создал абсолютно новую изысканную и бесконечно элегантную женскую коллекцию SHINE.
© 2007 «TimeWay»