Главная Статьи Красно-белая зарплата
 

КРАСНО-БЕЛАЯ ЗАРПЛАТА
 

текст: Лиза ЕПИФАНОВА


Китай как всемирная фабрика с дешевой рабочей силой грозит прекратить существование. Новый трудовой кодекс приблизил китайского рабочего по защищенности и уровню зарплаты к цивилизованным странам.




ВО ИМЯ ГАРМОНИИ


Владельцы брендов, размещающие заказы на китайских частных фабриках, забили тревогу еще в июне: именно тогда было официально озвучено содержание нового трудового кодекса. Правда, его вступление в силу было отложено на начало 2008 года: чтобы, как изящно выражаются официальные источники в китайском правительстве, «не нарушать резко социальную гармонию».


Гармония и правда очень хрупкая. Трудолюбивый китайский работник, получающий свой доллар в час и готовый сконцентрированно работать 10-, а то и 12-часовую смену без перекуров с единственным перерывом на миску фо, — мечта любого производителя, будь то часы, одежда или автомобили. Если этот работник будет требовать 40-часовую рабочую неделю и считать 4 часа работы в день уже статусом «полной занятости», к которому полагаются все соответствующие социальные льготы и гарантии, включающие ежегодный рост зарплаты (а именно такие права получают работники по новому кодексу), то о какой низкой себестоимости товаров может идти речь? Конечно, о низкой, но уже не о фантастически низкой, оправдывающей и расходы на доставку из Поднебесной, растаможу и даже большой процент брака. Знаменитые фабрики в Гуанчжоу, где 5 миллионов взрослого населения заняты в производстве техники и товаров народного потребления для брендов, которые предпочитают это тщательно скрывать, могут перестать быть бесперебойным источником дешевого товара.


Стремление найти, где сделать подешевле, чтобы продать с максимальной маржой, вполне естественно для компании, работающей на свободном рынке. И до сих пор Китай отлично вписывался в мировую экономическую систему именно как источник надежной низкооплачиваемой рабочей силы, и потенциал для строительства новых фабрик в Мейнланде еще далеко, далеко не исчерпан. Что же заставило правительство принять этот новый трудовой кодекс, в котором, на первый взгляд, нет никакой необходимости? Ведь производителей и заказчиков вполне устраивала сложившаяся ситуация, а требования китайского профсоюза вообще никто не слушал, пока партия и правительство не давали ему санкцию высказаться.


Первая причина кроется как раз в самих иностранных работодателях. Европейские инвесторы рады вкладывать деньги в китайскую экономику, стоить там  заводы  и  фабрики,  но их собственное законодательство и профсоюзы запрещают иметь дело со странами, где не соблюдаются права человека. Поэтому каждый визит западных экономистов в Китай в последние годы сводился к двум требованиям: мы дадим вам еще денег, только разберитесь с трудовым законодательством и обуздайте производителей контрафакта. Причем первое — важнее.


НЕПРИЯТНОСТИ С РАБАМИ


В 1995 году, когда Китай вступил в эру свободной экономики, в стране был принят первый трудовой кодекс, пытавшийся хоть как-то привязать местные обычаи к цивилизованным нормам трудовых отношений. Согласно ему каждый работник полной занятости должен был заключать с работодателем контракт, в котором прописывалось число трудовых часов, надбавки за переработку и за выслугу лет. Однако этот закон был прописан в настолько свободной форме, что ничего из вышеперечисленного на деле не соблюдалось. И не только на чисто китайских фабриках, но и на предприятиях, принадлежащих европейцам, но управляемых местным менеджментом.


По данным статистики South China Normal University, в 2007 году более 40% работников, занятых на коммерческих предприятиях, не имели подписанного контракта. Никто не доплачивал за лишние часы работы, отсутствовали больничные и отпуска. Кроме того, чтобы не платить пенсию, наниматель мог избавиться от любого работника, даже проработавшего годы на фабрике, без особых усилий — просто уволить.


Последней каплей стал «рабский скандал», наделавший шуму в начале июня 2007-го, когда в прессе были опубликованы материалы о том, что тысячи крестьян из провинций нанимались на фабрики и получали гроши за многочасовую работу. Среди них были подростки и дети, которых иногда вывозили насильно за долги, рабочие жили в бараках, без документов о найме. Официально эти работники не были нигде учтены, поэтому трудовое законодательство их вообще не касалось.


Впрочем, сможет ли новый закон решить проблему трудового рабства в Китае и успокоить сердца защитников прав человека, неизвестно. Ведь закон касается, прежде всего, официально нанятых рабочих, с которыми теперь обязаны подписать контракт, а после 10 лет стажа вообще не могут уволить без очень серьезной причины,зафиксированной  документально.   Официально нанятых рабочих теперь должны отправлять в отпуск, оплачивать им больничный и пенсию, индексировать зарплату. Рабам китайские работодатели по-прежнему ничего не должны. И крайне сомнительно, что при все том же китайском менеджменте щепетильные европейские заказчики смогут контролировать пресловутую «третью смену». Ведь главное правило китайской свободной экономики — не воровать у государства. У остальных, будь то клиенты, поставщики или работники, воровать не возбраняется.


ПЕРЕМЕН? МЫ НЕ ЖДЕМ ПЕРЕМЕН


Так что новый закон, похоже, предназначен прежде всего для того, чтобы морально успокоить демократически настроенных инвесторов, которые вкладывают деньги в развитие производства. К тому же вопрос состоит не только в моральных ценностях. Для многих крупных производителей ТНП, техники, авто и товаров роскоши, к которым относятся и часы, Китай — это не только гигантская фабрика, но и не менее огромный рынок сбыта. И богатеющий средний класс, защищенный трудовым законодательством, превращается в платежеспособного клиента, который несет свои заработанные средства обратно — в копилку производителя.


Но это касается крупных компаний. А есть и огромное число мелких и средних частных заказчиков, которые кормятся от могучего китайского private label, то есть размещают свои заказы на местных фабриках, чтобы привезти потом товар в свою страну и представить уже под собственным логотипом (и, естественно, без маркировки «made in China»). Они не являются прямыми инвесторами в экономику Китая, не поставляют сюда свои товары, и права человека интересуют их меньше всего. Вот именно для них новый закон может стать серьезным ударом по гармонии социальной и финансовой. В нижнем и среднем ценовом сегменте повышение себестоимости товара влечет серьезный и совершенно неоправданный рост розничной цены, который может отпугнуть привычных потребителей. Как только зашла речь о введении нового трудового кодекса, среди таких производителей прозвучал клич «бежать!». А куда? Да и, собственно, зачем?


Конечно, есть такие страны, как Вьетнам, Камбоджа и Бангладеш, где час рабочего стоит даже не доллар, а порядка 20—40 центов. И где рабочий этому рад, а на все нарушения правительство зажмуривает глаза еще крепче, чем в Китае. Кстати,  с точки  зрения   правительства Китая, одним из резонов введения нового ТК является как раз создание в стране привлекательного режима для трудовых мигрантов. В миллиардной стране есть опасения, что через несколько лет своих квалифицированных рабочих будет не хватать.


Но связываться с этими странами, прямо скажем, боязно. Там нет нормальной инфраструктуры, нет дорог и даже надежных электросетей. Вьетнам — это вообще особая песня. Несмотря на то что в 2007 году страна была принята в ВТО и получила более 10 миллиардов иностранных инвестиций в развитие производства (большая часть из которых, опять же, китайские, которые ценят местную дешевизну), 3000 км побережья представляют собой постоянную угрозу всему живому. Цунами тут штука обычная, реки регулярно разливаются. В том же 2007-м смыло мост на реке Хуонг, что на несколько месяцев парализовало производство в центральном Вьетнаме. О каком массовом производстве может идти речь, если к фабрике ведет всего одна двуполосная дорога, окруженная непроходимыми рисовыми полями? Во Вьетнаме завязла американская армия, завязнет и европейский производитель.


В Китае, может, и подороже, но есть цивилизация и инфраструктура. К тому же непонятно, почему заказчиков так взволновал именно новый закон. Зарплата рабочего в Китае последние годы растет и без него. По данным Национального бюро статистики, в 2005-м она увеличилась на 14%, в 2006-м на 16% в 2007-м на 18,8%. Правда, это «средняя температура» по всей стране. Доходы работников южных провинций, где и расположена большая часть заводов движутся вверх гораздо быстрее. Но все равно, пройдет еще много времени, прежде чем их зарплата сравняется хотя бы с восточноевропейской, которая сейчас составляет около 10 долларов в час.


И, конечно же, каким бы распрекрасным и гуманным ни был новый закон (между прочим, первым делом главы Китайского рабочего профсоюза отправились праздновать его принятие в Польшу, где их поздравили представители «Солидарности»), тысячи нищих крестьян из северных провинций страны, готовых трудиться сутками ради хоть какой-то зарплаты, никуда не денутся. Ведь в отличие от жителей соседних Индии, Камбожди или Вьетнама, народов, в общем-то, безбашенных и расслабленных, китайцы очень любят работать. И не любят быстрых перемен.


Часовой бизнес №2 2008


 



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Franc Vila. Кое-что не для всех «Черный русский», «Бандит», «Сверхлегкий концепт». Одни только названия новых моделей Franc Vila говорят о том, что они предназначены для людей, у которых любовь к роскоши гармонично сочетается с умением относиться к себе с иронией и бросать вызов обществу.
Дмитрий Цедро: Часы - это больше, Чем деньги Второй год на часовом рынке работает российская компания Tsedro. Сделав ставку на выпуск коллекционных механических часов в корпусах из драгоценных металлов, украшенных бриллиантами, сапфирами, рубинами, дизайнеры компании используют в качестве основы отечественные калибры, подвергая их не просто переборке, а кардинальной переделке.
Небесная механика от Hermle ...80% этого старейшего сектора часового производства принадлежит ныне изделиям немецкой фирме Hermle, которой в этом году исполнилось всего 80 лет.
Средняя полоса России Воронеж не просто расположен в самом сердце России, в средней ее полосе. По степени развития рынка, в том числе часового, он — самый типичный российский город, одолеваемый всеми актуальными для нашей страны и бизнеса проблемами
© 2007 «TimeWay»