Главная Статьи Инвестиции В Счастье
 

Инвестиции В Счастье

Инвестиции В Счастье Современные часы не только прибор, символ статуса, модный аксессуар и украшение, но с недавних пор и одно из самых привлекательных, благородных, надежных и прибыльных капиталовложений.

Как это ни странно, но инвестиции в часы — бизнес молодой. Нынешние корифеи этого бизнеса, например владелец Antiquorum Освальдо Патрицци или консультант крупнейших аукционов мира и обладатель лучшей частной коллекции Patek Philippe Массимо Барракка, любят рассказывать, как каких-то 20 лет тому назад скупали под насмешки ювелиров редкие экземпляры сложных часов за смешные сегодня 1500 долларов. Причем и тот и другой искали лучшие звезды своих коллекций не в какой-нибудь дикой в смысле часовой культуры стране, а в лучших бутиках в центре Нью-Йорка.
Да, в ту пору часы, действительно, воспринимались не как инвестиции, а скорее относились к категории представительских расходов, как сейчас, скажем, суперкар Bentley Continental GT. Поэтому не существовало ни серьезных каталогов, ни прайс-гидов. А наступление лучших времен нутром чувствовали только коллекционеры. И дождались.
Благодаря мудрой политике и тактике ведущих часовых брэндов, росту популярности часов и часовой культуры, а также повышению общего, как говорится, благосостояния народов мира, цены на редкие часы увеличились в среднем в 1000 (тысячу) раз! И их ныне приходится упрятывать подальше от завистливых посторонних глаз. При этом принято не только не говорить, в каком банке хранятся заветные часы, но и в какой стране тот находится. То, что ныне лучшие экземпляры коллекций приходится надежно скрывать и никому не показывать, настоящие коллекционеры называют самым большим злом.
Впрочем, о величине этого зла можно поспорить. Ведь теперь, когда ежегодно шедеврам часового искусства посвящаются сотни богато иллюстрированных томов, а дотошные эксперты вычислили, оценили и самым подробнейшим образом описали каждую более или менее достойную внимания модель, ее можно увидеть на профессиональном фото.
Конечно, гигантскому скачку цен на редкие экземпляры наручных часов и превращению их в объект капиталовложений во многом также способствовало и появление на рынке множества богатых людей. Это они сначала фактически убили рынок карманных часов, взвинтив цены до запредельных 11 миллионов за Patek Philippe Graves (Нью-йоркский аукцион, 1999 год) или 5 миллионов за Caliber 89 той же компании (Antiquorum, 2004). А ведь карманные часы гораздо сложнее наручных, и чтобы стать удачливым финансовым игроком на этом рынке, надо стать настоящим экспертом и историком часового дела, разбираться в технологических и конструкционных особенностях спусков и усложнений, знать хронологию открытий, ювелирное дело и прочее — в общем, просто обладать высокой культурой. С наручными же часами все куда проще: это касается и механизмов, и цен, и прекраснейшим образом поставленной ныне информации. Собирать их сегодня можно по принципу «Узнал, купил, сохранил, перепродал». Поэтому и в секторе наручных часов цены уверенно стремятся к миллионным высотам.
Так что же, все предрешено, и вкладывать в часы — удел лишь мультимиллионеров и счастливчиков, особо приближенных к сильным часового мира сего? Нет, не все так плохо, если придерживаться определенных правил и владеть информацией. Конечно же, времена 1000-кратной прибыли уже никогда не вернутся, но гарантированно застраховать несколько сотен тысяч собственных долларов от инфляции с немалой вероятностью получить через несколько лет еще и бонус в наши дни еще можно. Итак, какими же достоинствами должны обладать часы, в которые вкладывают деньги?

1. Красота

Да-да. Если уж красота спасает мир, то деньги и подавно. Охотников за редкой красотой всегда будет куда больше любителей эксклюзивного уродства. Именно это имел в виду президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Прелокс, когда говорил в беседе со мной, что не любит тех, кто покупает часы с целью вложения средств. «На мой взгляд, это просто глупо, — считает глава одного из самых любимых инвесторами брэндов. — Еще большей глупостью для брэнда было бы подстраивать свою маркетинговую политику исключительно под эту публику. Да, бывают случаи, когда человек покупает часы за 400 тысяч долларов, а через некоторое время продает их за пару миллионов. Но я твердо убежден, что даже в этих случаях речь прежде всего идет не о деньгах, а об эмоциях. Сами по себе деньги не имеют ценности. Удовольствие и счастье от обладания прекрасными часами — вот что по-настоящему бесценно. И только часы с душой способны вызвать их. Поэтому-то люди и готовы платить за них огромные суммы, осуществляя тем самым вложения в счастье и эмоции».

2. Брэнд

Современные технологии позволяют создавать красивые часы без особого труда. Более того, большая часть продукции новорожденных fashion-брэндов может дать в этом отношении фору творениям грандов Haute Horlogerie. Но вот вы, скажем, уверены, что сможете спустя пять лет продать часы имени очередного раскрученного модельера хотя бы за ту же сумму? То-то и оно. Великие они потому и стали таковыми, поскольку прекрасно понимают ценность брэнда в незыблемом, словно египетские сфинксы, часовом искусстве и бизнесе. Они дорожат буквально каждыми достойными часами, которые рождаются в их мастерских. Например, Patek Philippe продает некоторые часы только тем, кто успешно «прошел» личное собеседование с нынешним президентом компании Филиппом Штерном. Столь же внимательно великие следят и за дальнейшей судьбой своих часов. Почему, скажем, иные скромные трехстрелочные Patek Philippe уходят в несколько раз дороже сложнейших гениальных IWC IL Destriero Scafusia, которые были проданы в прошлом декабре в Нью-Йорке всего за $170 000? А все потому, что Patek Philippe совсем не безразлична аукционная судьба своих детей. Компания стойко торгуется на всех аукционах мира за каждый экземпляр, никогда не позволяя ему упасть в цене ниже определенного уровня.

3. Аукционная популярность

Кстати об аукционах. Тот же г-н Пре-локс придает им огромное значение. «Цена, которую люди готовы выложить за часы через несколько десятков лет на аукционе, — не только показатель качества, но и самое лучшее средство ориентации в пространстве и времени для брэнда и серьезного покупателя, который внимательно отслеживает, творения каких брэндов пользуются особым аукционным спросом. Часовое искусство и бизнес имеют много общего со страховым делом. Покупатель должен быть уверен, что покупает по-настоящему ценные часы, за будущее которых он спокоен».
Аукцион — это место, где люди голосуют своими деньгами не потому, что кто-то провел удачную рекламную кампанию, а потому, что ценность лота доказана временем. За какие именно часы в прошлом году голосовали своими деньгами люди? Лидер прежний — Patek Philippe, за ним Rolex, которому на пятки наступает Vacheron Constantin. Первыми монобрэндовыми аукционами отметились компании Cartier и Jaeger-LeCoultre. А это очень важный сигнал, поскольку узко специализированные аукционы проводятся, только если спрос у коллекционеров на часы той или иной марки выходит за рамки спорадического. Нельзя не отметить и то, что в аукционных каталогах стало значительно больше часов Audemars Piguet, Girard-Perregaux, Officine Panerai, Franck Muller, Gerald Genta и IWC. Это также верный знак того, что компании находятся на верном пути, быстро осваивают уроки Patek Philippe и риск вложения в их продукцию стремится к нулю.

4. Редкость

Часы должны не только принадлежать великому брэнду, но и, в идеале, обладать таким свойством, как редкость. Речь, конечно же, не о повальном новомодном увлечении Limited Edition и не о часах с турбийоном от не самых авторитетных компаний, для которых уникален сам факт выпуска такой модели. Прибыль могут гарантировать часы вроде Vacheron Constantin Malte Tourbilion Russian Edition — известная модель, выпущенная знаменитым брэндом специально для российского бутика на Кузнецком мосту в единственном экземпляре. Равно как и распространенная модель, но сделанная по спецзаказу для какого-нибудь махараджи или нефтяного короля.
Кроме того, по своей природе редки сверхсложные часы вроде Sky Moon Tourbilion от Patek Philippe, специальной версии Royal Oak Grande Complication от Audemars Piguet, турбийона и минутного репетира с жакемарами Genghis Khan от Ulysse Nardin, а также сложные творения таких мастеров, как Франк Мюллер, Франсуа-Поль Журн, Вианне Альтера. Недаром их относят к классу шедевров искусства с механизмом. По ним наши потомки будут судить о культурном и научно-техническом уровне развития человечества, жившего на рубеже второго и третьего тысячелетий. Такие часы по определению невозможно создать в большом количестве, потому что конвейерная сборка исключена, а мастеров часового и ювелирного искусства высочайшего класса очень немного. Поэтому каждый экземпляр, например, одного из Opus от Harry Winston уникален: у него 19 не копий, а братьев.

5. Внешность и документы

Тот факт, что часы никто никогда не носил, они предлагаются в оригинальной упаковке, обладают оригинальными правильно оформленными и заполненными там где надо документами, сертификатами и даже чеком, способен существенно повысить послепродажную стоимость модели. Вы, наверняка, сами требуете, чтобы при покупке дорогих редких часов вам предоставили все эти успокаивающие душу документы. Точно так же потребуют их позднее и от вас.
Конечно, сейчас отремонтировать часы в реставрационной мастерской, какие существуют при любой серьезной мануфактуре, не проблема. Но наличие в биографии часов этого факта может существенно снизить их цену. И вообще, как показывает практика последних лет, хорошие деньги приносят лишь часы, чье состояние оценивается экспертами как «исключительное». (Кроме этого, в существующей ныне 5-балльной шкале есть степени «отличное», «очень хорошее», «хорошее» и «нормальное».)

6. Значимость

Пожертвовать внешним видом, можно лишь приобретая (по случаю, у невежественного или недостаточно просвещенного человека) заведомо редкий экземпляр, ознаменовавший наступление какой-нибудь эпохи, вроде первых наручных хронометров, которые Girard-Perregaux выпустила для кайзеровского флота в конце XIX века, или водонепроницаемых Oyster — часов из первой партии, выпущенной Rolex. Ценятся шедевры великих брэндов эпохи великого перехода часов из кармана на запястье. Так, за платиновый Patek Philippe Perpetual Calendar 1901 года в стиле Ар Нуво многие коллекционеры готовы не торгуясь отдать 5 миллионов долларов, поскольку уверены: будучи выставленным на крупном аукционе, этот вечник потянет существенно больше.

7. Знаменитость

Часы могут быть знаменитыми. Прославляют их, конечно же, хозяева. А если у великих людей еще были и соответствующие часы, то таким экземплярам вообще, как говорится, «нет цены». Ценятся часы Breguet Наполеона, Patek Philippe Лоуренса Аравийского, Tank Мэ-рилин Монро. Иногда сами часы помогают совершать великие дела хозяевам: Longines, в котором Чарльз Линдберг совершал трансатлантический перелет; «Штурманские», в которых Юрий Гагарин покорял космос; Omega Speedmaster, шагнувшие с Нилом Армстронгом на Луну.
Ну и напоследок — два общих пожелания. Первое можно назвать «Знания-деньги», Выражение «Кто владеет информацией, владеет всем» обрело статус аксиомы. И не мне вам объяснять, какую прибыль может принести обладание малоизвестной, эксклюзивной, а порой и секретной информацией. Читайте часовые журналы, каталоги, книги, общайтесь со специалистами и экспертами часового искусства. Даже крохотная заметка из огромного блока новостей может принести умеющему делать из прочитанного правильные выводы немалое состояние. Порой полезны и просто хорошие отношения с дилером, владельцем или даже менеджером часового магазина. Он может вам сообщить, например, то, что он послал очередной заказ в компанию, а из Швейцарии ответили отказом, поскольку эта модель снята с производства. А вовремя приобрести сложную пафосную модель, снятую с производства, все равно что купить по номиналу акции займа за неделю до его погашения.
Ну и последний совет игрокам на «часовой бирже» полностью совпадает с известной пословицей «Лучше меньше, да лучше». Помните, что капиталовложения в часы — не рулетка, в которой чем больше полей накрыл, тем меньше риск проигрыша. Крупнейшие инвесторы и коллекционеры стараются строго придерживаться «золотого» правила: лучше иметь одни отличные часы, чем десять хороших.

Часы-Копилки

Наиболее заманчивые и интересные с точки зрения капиталовложений часы, которые можно заказать у российских дилеров.

Audemars Piguet Royal Oak Grande Complication

Часы-Копилки Audemars Piguet Royal Oak Grande Complication Производятся с 2000 года. Тираж не лимитирован (производятся по заказу в количестве не более 10 штук в год).

Корпус: стальной
Функции: часы, минуты, секунды, минутный репетир, вечный календарь, сплит-хронограф, автоподзавод
Цена: 600 000 долларов

Blancpain Le Brassus Equation Marchante

Часы-Копилки Blancpain Le Brassus Equation Marchante НОВИНКА! Тираж — 50 экземпляров.

Корпус: платина 950-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды, вечный календарь, уравнение времени, солнечный компас, индикатор запаса хода, автоподзавод
Цена: 150 000 швейцарских франков

Breguet Classique 5933BB/12/986

Часы-Копилки Breguet Classique 5933BB/12/986

Модель, выпущенная в честь 300-летия Санкт-Петербурга, в корпусах из желто- го, белого и розового золота 750-й пробы в количестве 300 экземпляров (по 100 штук каждой версии).
Функции: часы, минуты, секунды, календарь-дата
Цена: по запросу

Breguet Classique Hermitage Regulator 5187BR/15/986

Часы-Копилки Breguet Classique Hermitage Regulator 5187BR/15/986 Часы-регулятор посвящены открытию выставки часов Breguet в Эрмитаже. На задней крышке выгравирована надпись «HERMITAGE 10/06/04» и автограф Николаса Хайека-старшего. Заявлений об ограничении тиража не было.

Корпус: золото 750-й пробы или платина 950-й пробы
Функции: часы, минуты, календарь
Цена: по запросу

Franck Muller Revolution 3

Часы-Копилки Franck Muller Revolution 3 НОВИНКА! Тираж не ограничен. Корпус, белое золото 750-й пробы
Функции: часы, минуты, ретроградные секунды, 3-осный турбийон, индикатор запаса хода.
Цена: 1 200 000 долларов

Harry Winston Opus 4

Часы-Копилки Harry Winston Opus 4 ОВИНКА! Очередной шедевр для «короля бриллиантов» создал Кристоф Кларэ. Opus 4 выпущен в количестве 20 штук: 18 — в корпусе из платины 950~й пробы, 2 — в платиновом корпусе, инкрустированном бриллиантами.
Функции: часы, минуты, турбийон, минутный репетир, индикатор фаз Луны, календарь-дата
Цена: по запросу

IWC Il Destriero Scafusia

Часы-Копилки IWC Il Destriero Scafusia

Производятся с 1993 года в честь 125-летия мануфактуры WC Шаффхаузен. Тираж ограничен 125 экземплярами.

Корпус: золото 750-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды, турбийон, минутный репетир, вечный календарь, сплит-хронограф, автоподзавод
Цена: от 365 000 долларов JAEGER-LECOULTRE GYROTOURBILLON I НОВИНКА! Тираж — 75 экземпляров.

Корпус: платина 950-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды. 2-осный турбийон, вечный календарь с ретроградной индикацией дней, месяцев и лет, уравнение времени, индикатор запаса хода
Цена: от 365 000 долларов

Jaeger-Lecoultre Gyrotourbillon I

Часы-Копилки Jaeger-Lecoultre Gyrotourbillon I НОВИНКА! Тираж — 75 экземпляров.

Корпус: платина 950-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды. 2-осный турбийон, вечный календарь с ретроградной индикацией дней, месяцев и лет, уравнение времени, индикатор запаса хода
Цена: 470 000 долларов

Vacheron Constantin Malte Tourbillon Special Edition For Russia

Часы-Копилки Vacheron Constantin Malte Tourbillon Special Edition For Russia НОВИНКА! Тираж — 75 экземпляров.

Корпус: платина 950-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды. 2-осный турбийон, вечный календарь с ретроградной индикацией дней, месяцев и лет, уравнение времени, индикатор запаса хода
Цена: 120 000 евро

Vacheron Constantin Royal Eagle Special Edition For Russia

Часы-Копилки Vacheron Constantin Malte Tourbillon Special Edition For Russia НОВИНКА! Хронограф, выпущенный в трех экземплярах, специально для московского бутика Vacheron Constantin на Кузнецком мосту.

Корпус: розовое золото 750-й пробы
Функции: часы, минуты, секунды, хронограф, календарь
Цена: 21 000 евро

"Мои часы" февраль-март 2005г.

СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Голубая Земля Seiko В нынешнем году компания Seiko, очевидно, решила сделать ставку на спортивные часы. Это объясняется не только активной рекламой серии Sportura, но еще и тем, что японский часовой гигант довольно неожиданно оснастил своими самыми популярными кварцевыми механизмами модели серии The Great Blue.
Appella меняет позицию Выпуском новой коллекции механических часов компания Appella Sarl резко изменила позиционирование своей продукции. Если раньше марка Appella ассоциировалась с недорогими кварцевыми моделями, то теперь - с качественными механическими часами.
Reveil! Alarm! Сигнал! Наручные будильники - очень непростые часы, ведь интегрировать в часовой механизм сигнальный модуль со всеми его молоточками, гонгами, системой спуска и независимым заводным барабаном очень непросто.
Grand Voyageur: Поезд в будущее Подобно некоторым независимым «академикам», пытающимся в равной степени преуспеть в искусстве и в бизнесе, Альтер творит сразу под двумя брендами. Первый - это хорошо известный Vianney Halter, специализирующийся на сложной часовой эстетике высокого полета, а второй - гораздо менее раскрученный, но зато гораздо более «демократичный» НТО, радующий надежными хронометрическими приборами клиентуру среднего достатка.
© 2007 «TimeWay»