Главная Статьи Интерьерные часы. Время возможностей
 
Интерьерные часы

Интерьерные часы:

Время возможностей

Рынок интерьерных часов значительно меньше рынка наручных. Но благодаря растущему спросу сегодня именно это направление может стать для магазина хорошим подспорьем


Эхо былой славы

Howard Miller. Этот американский концерн является крупнейшим игроком на рынке напольных механических часов. Несколько лет назад компания приобрела немецкую фирму Kieninger, чьи механизмы активно использует в своих моделях. Эксклюзивпып дистрибьютор - фирма «Анкона». Те приборы, которые мы сейчас называем интерьерными часами, появились на много раньше часов наручных. Одним из непременных предметов в жилище обеспеченного европейца XVIII или XIX века были каминные, каретные или величественные "дедушкины" часы. Каминные залы британских подданных сложно вообразить без мелодии Вестминстера, а атмосферу дома немецкого бюргера - без свиста механической кукушки и шелеста маятника. Но шли годы, и интерьерные часы теряли свою главную функцию прибора времени, превращаясь в дань традиции, украшение, предмет дизайна. Компьютеры и умные органайзеры-будильники на рабочих столах сыграли в жизни больших часов такую же роковую роль, как и сотовые телефоны - в жизни часов наручных. Тем не менее остаются люди, которые считают важным видеть время "живьем", наблюдать за движением стрелок, качанием маятника, прислушиваться к ритму секунд и с помощью боя узнавать о новом часе. Они не спешат сдавать часы в утиль, и за счет них мировой рынок этой продукции остается на плаву.

Температура по больнице

Buben&Zorweg. Немецкая фирма производит шкатулки для хранения часов и ювелирных изделий, а также лимитированные серии настольных часов. Эксклюзивный дистрибьютор - компания «Парадокс». Несмотря на то что и "большие" и "маленькие" часы вроде бы показывают время, эти рынки практически не связаны между собой. Не зря в английском языке для их обозначения существуют два разных слова. Наручные часы называют watch, а всевозможные настенные, настольные, будильники и т.п. - clock.
Рынок "больших" часов в три раза меньше рынка "маленьких" по количеству и чуть ли не в десять раз - по обороту. По оценке Японской ассоциации производителей часов (JWCA), в прошлом году в мире было выпущено около 485 млн штук крупногабаритных часов, причем рынок этот весьма нестабилен. С 1999 по 2002 год наблюдался сильный спад, и общемировой объем выпуска снизился до 320 млн штук. Однако затем он сменился еще более резким подъемом - за шесть лет производство выросло на 52%.
Большая часть из полумиллиарда интерьерных часов производится в Китае и Гонконге. Японцы оценивают свою долю в скромные 5%. Еще, дай бог, если столько же выпускают Европа, США и прочие развитые страны. Однако это все действительно не более чем "средняя температура по больнице". Интерьерные часы очень разноплановы, и в каждом направлении присутствует свой тренд.
Hermle. Крупнейший в Германии производитель интерьерных часов. Механизмы Hermle можно найти как в кварцевых, так и в механических часах многих фирм. Благодаря давнему присутствию на российском рынке, сегодня Hermle - известнейшая марка интерьерных часов. Рост, который показывает статистика, связан прежде всего с усиливающейся популярностью всевозможных электронных часов с дополнительными функциями (настольные календари, метеостанции и т.п.) и удешевлением обычных стрелочных часов. Если пять лет назад нижним пределом цены на механизм считалось $0,5-0,7, то сегодня ряд китайских фирм готовы поставлять их по $0,15-0,2. Это позволило снизить себестоимость часов, а также разнообразить их ассортимент, сохраняя приемлемую для конечного покупателя цену. При этом ассортимент расширяется не в сторону классических направлений, а скорее в сторону дизайнерских и сложных.
В прошлом номере, анализируя новинки весенних часовых выставок, мы писали, что наручные часы из прибора времени и предмета статуса постепенно превращаются в игрушку. Точно такой же "самодвижущейся игрушкой" становятся и интерьерные часы. Грубо говоря, чем дальше, тем меньше в часах остается собственно часов. В дополнение к традиционным "тарелкам" и "маятникам" добавляются всевозможные модели с танцующими человечками, градусниками, раскрывающимися циферблатами и т.п.
Но если китайцы стремительно набирают обороты с помощью часов-игрушек, то у европейских производителей, специализирующихся на более дорогих классических товарах, дела идут не так здорово. Очень многие немецкие компании испытывают серьезные трудности. Кто-то из них прошел через процедуру банкротства (Hermle, Dold), кто-то сменил владельца (Kieninger). Основная причина проблем - высокая себестоимость, обусловленная курсом евро. Но хорошо знающие ситуацию специалисты утверждают, что кроме этой, лежащей на поверхности, есть и еще одна причина: слабый менеджмент. Большинство европейских производителей часов - это небольшие, по сути семейные, фирмы. Соответственно и управляются они обычно не профессиональными высококвалифицированными специалистами, а кем-то из членов семьи, что часто ведет к стратегическим просчетам. Так, европейцы, по большому счету, проспали момент, когда китайские компании от производства совсем дешевых "тарелок" перешли к выпуску более дорогих и престижных моделей из дерева, с высококачественными кварцевыми и даже механическими капсулами, и ничего не смогли противопоставить им.
Помимо специализированных часовых компаний, в Европе выпуском интерьерных часов занимается довольно много дизайнерских фирм. Однако у нас они известны пока плохо.

Российская специфика

Acetime. Английский брэнд, часы под которым производятся в нескольких странах мира. В России действует сборочное производство, где изготавливается ряд кварцевых настенных моделей. Диапазон оптовых цен - от $6 за «тарелки» до $70 за деревянные часы с маятником. В ассортименте компании представлены также напольные часы по цене от $270 до $540. Что касается нашей страны, то еще с царских времен высшие классы российского общества не хотели отставать от европейской моды и, обставляя свои жилища, не забывали и про часы. В интерьере любой сохранившейся усадьбы можно увидеть английские, французские или немецкие образцы часового искусства. А самым ярким экспонатам нашлось место в Эрмитаже, Историческом и других крупных музеях. К тому же производство настенных часов было освоено в России еще в 60-х годах XIX века.
В СССР "интерьерных часов", как и секса, не было. Не то чтобы их не выпускали, наоборот: перед перестройкой в этой нише работали шесть заводов. Просто официальная статистика вместо термина "интерьерные часы" использовала словосочетание "часы коллективного пользования". Вольно или невольно такой подход отражался на дизайне и качестве, и когда в 90-х в страну хлынули низкокачественные, но яркие, блестящие китайские "тарелки", от продукции отечественных предприятий покупатели отказались почти сразу.
Наибольшего размаха импорт китайских часов в Россию достиг в конце 90-х. По некоторым оценкам, ежемесячно их продавалось более 150 тыс. штук, или около 2 млн штук в год, притом что суммарное годовое производство настенных и настольных часов (без будильников) всех российских заводов в 2000 году составило порядка 300 тыс. штук.
Однако уже в 2001-2002 годах производство в России начало восстанавливаться. Чудес не произошло: наши заводы не предложили ничего сногсшибательного. Просто некоторые компании, которые раньше завозили товар из Китая, посчитали свои затраты и поняли, что производить те же "тарелки" в России получается удобнее и дешевле: сборка часов на месте позволила сократить производственный цикл и снизить расходы на таможенные платежи и транспортировку. А некоторые фирмы пошли дальше и наладили в России производство корпусов. В результате российская продукция почти вытеснила китайскую, по крайней мере в нише наиболее простых в производстве пластиковых часов.
Таким образом, можно сказать, что в России рынок интерьерных часов всегда шел на один шаг впереди рынка наручных. Первое мануфактурное производство настенных часов было организовано еще в 60-е годы XIX века - на 70 лет раньше производства "наручки". Спустя полтора века под напором дешевого, но яркого импорта производители "интерьерки" сломались в первую очередь - гораздо раньше заводов наручных часов. И уже 4-5 лет как производство возвращается в Россию: импорт из Китая почти ушел в прошлое, и большая часть реализуемых у нас настольных и настенных часов собрана в России.
При подготовке этой статьи мы побеседовали с руководителями многих оптовых и производственных компаний, работающих в разных сегментах рынка. Все они заявили, что сегодня на рынке интерьерных часов в России наблюдается устойчивый рост. Общую точку зрения на его причины высказал Алексей Козлов, директор по развитию компании Gastar: "Нефтедоллары вызвали рост благосостояния людей. Они покупают новые квартиры, ремонтируют старые, обставляют их и, конечно же, обращают внимание на интерьерные часы".
Однако тенденции, которые прослеживаются в России, едва ли не противоположны мировым. У нас сегмент дешевых часов постепенно сжимается, а продажи дорогих часов растут. Но обо всем по порядку. Попробуем выделить основные сегменты рынка и рассказать о том, что происходит в каждом из них.

Нижний сегмент: освободите место!

Zero Branko. Итальянская марка дизайнерских настенных часов, завоевавшая большую популярность среди россиян благодаря оригинальному дизайну и невысокой цене. Розничная цена на продукцию Zero Branko редко поднимается выше 3 тысяч рублей.

Сегмент самых дешевых часов, до 2 тыс. рублей, как и положено, является самым массовым. Однако он же - самый проблемный, и динамика здесь явно отрицательная. Как уже говорилось, в этом сегменте российские производители сумели значительно потеснить китайцев, и сегодня здесь представлены в основном несложные в производстве часы российской сборки. Среди основных игроков на этой площадке можно упомянуть новосибирский "Салют"; угличскую "Звезду", выпускающую оригинальные часы в деревянных корпусах под маркой Mikhail Moskvin и российское предприятие компании Acetime. Чуть более дорогие и сложные модели можно увидеть в коллекции часов Rhythm, которые привозит в нашу страну группа компаний "МОСАЛТ", в ассортименте Reiter, Sinix и Gastar.
Однако сегодня жизнь у производителей и импортеров дешевых часов уже не столь радостная, как 4-5 лет назад. Сегмент, основу которого составляют пресловутые "тарелки" и дешевые будильники, явственно сжимается по вине таможенных органов и стремительно растущих требований покупателей. Но главное - торговля поняла, что работа с таким товаром невыгодна.
Чтобы сгенерировать оборот, позволяющий компенсировать стоимость аренды и хотя бы часть зарплаты продавца, магазин должен продавать "тарелки" сотнями, что невозможно физически. Более дорогие часы хотя и продаются реже, но прибыль приносят более значительную. Поэтому торговля постепенно отказывается от дешевого товара. Особенно ярко это проявляется в Москве и Санкт-Петербурге, где и аренда, и доходы населения самые высокие в стране. Директор угличского завода "Звезда" Олег Смагин говорит, что 85% столичных точек отказались от торговли часами ценой до 1 тыс. рублей.
Чтобы сохранить уровень продаж, производители ищут другие пути. Во-первых, стараются усилить работу с регионами, где арендная плата в торговле не так завышена, а доходы населения не позволяют покупать более дорогие вещи. Так, Gastar создала региональные оптовые центры, которые успешно продают ее часы. Преимущественно в регионах находят своих покупателей и недорогие часы "Салют". Даже компания "СтильТайм", продающая отнюдь не дешевые изделия, и то почти не работает с московскими точками. "Мы сотрудничаем в основном с магазинами в Подмосковье и регионах", - рассказала представитель "СтильТайма" Ирина Петрова.
Второй вариант для производителей дешевых часов - проникновение в новые типы магазинов. Прежде всего это оставшиеся рынки, хозяйственные магазины и супермаркеты (о последних поговорим чуть позже).
Третьим способом является изменение ассортимента в сторону более качественных моделей. Так, за последние 2-3 года ассортимент Acetime пополнился часами из дерева. Все более сложные модели появляются у Rhythm. От тарелок к псевдобронзовому литью пришла компания ЕВК, "Звезда" полностью перестроила производственную программу и запустила брэнд Mikhail Moskvin.

Средний: все больше операторов

Mado. Многообещающая японская дизайнерская марка настенных часов. Благодаря талантливому оформлению, натуральным материалам и национальному колориту часы успешно продаются во многих странах, включая Россию. Эксклюзивный дистрибьютор - фирма «СтильТайм».

В противоположность нижнему сегменту, в диапазоне цен от 2 до 10 тыс. рублей наблюдается бурное развитие. Именно здесь за последние годы появилось наибольшее количество интересных и успешных марок (Mado, Zero Branco, Lowell, выпускаемые компанией ЕВК настольные часы "Восток"), в него же постепенно смещается продукция Rhythm, Seiko, Acetime и многих других производителей, которые ранее выпускали более дешевые часы. А помимо "новичков" здесь по-прежнему продается продукция давно известных компаний: часы каминные Farbel и бронзовые фигуры от "Трансальпина", "младшие" часы из семейства Hermle и других немецких производителей. Интересно, что помимо импортных товаров в этом довольно престижном сегменте успешно работают и российские производители: часы "Восток", ряд моделей Acetime и Zero Branco производятся у нас в стране. Ирина Петрова ("СтильТайм") говорит, что в регионах наибольший среди марок компании оборот показывает Zero Branko. В месяц в среднем продается по три штуки Mado, что очень неплохо, если считать, что вся коллекция этих лимитированных часов в большинстве магазинов составляет 7-12 штук, а средняя цена - около 7 тыс. рублей. Доволен спросом и Егор Качаев из ЕВК: даже в "мертвый сезон" в месяц продается 30- 40% от выставленной коллекции.
Именно в этом сегменте лучше всего чувствуется смещение спроса в сторону дизайнерских моделей. Сергей Малофеев (компания "Анкона") отмечает: "В большинстве случаев покупателю нужны не часы как таковые, а элемент декора, грубо говоря - пятно на обоях". Именно настенные или напольные часы становятся лучшим решением для человека, который хочет украсить комнату, добавить элемент стиля и подчеркнуть индивидуальность своего жилища, но не готов приобрести картину и повесить ее на стену. Картина обязывает, показывает вкус владельца. Часы выполняют те же декоративные функции, но гости не будут разглядывать их столь же внимательно и оценивать, как живописное полотно. А в ассортименте той же "Анконы" есть марка Lowell, чьи модели объединяют в себе репродукции картин с часами.

Дорогие часы: доходно, но сложно

Reiter. Компания представлена в нашей стране с 1999 года. В данный момент она торгует настенными часами по цене от $5 до $15, выходящими с российского сборочного конвейера. Официальный представитель - ООО «Эллин». К "дорогому" сегменту мы отнесем изделия ценой до $7 тысяч. Это напольные и настенные Dold, Hermle, Howard Miller, Kieninger, К. Mozer, а также часы их европейских и американских конкурентов. В целом в этом сегменте дела идут очень хорошо: благодаря росту числа людей с довольно высокими доходами и массовому строительству, все операторы говорят, что продажи у них растут. Но работать здесь, наверное, наиболее сложно.
Прежде всего это связано с психологией покупателей данного товара. Сергей Малофеев называет это "самосознанием ложного статуса". Человек, приобретающий напольные часы за $3 тысячи, считает, что он платит более чем существенные деньги, и рассчитывает получить безупречное во всех смыслах изделие и самый высший уровень сервиса. При этом он не задумывается, что эта сумма равна всего-навсего двухмесячному пособию по безработице в Германии, и за такие деньги вряд ли стоит ожидать от товара каких-то чудес.
Как правило, в этом сегменте покупатели предъявляют очень высокие требования к сервису. Это касается уровня обслуживания в магазине, доставки, послепродажного обслуживания. Зачастую нужно не просто привезти или даже установить часы, а доставить покупку в срок с точностью до десяти минут - например, когда часы приобретаются как подарок. Очень высоки здесь и требования к торговой точке.
Высокие цены на часы операторы рынка связывают с таможенными пошлинами и стоимостью доставки. Директор представительства Hermle Петр Кашперский уверен, что в случае вступления России в ВТО острота этой проблемы заметно снизится.
Третьей проблемой сегмента является зависимость от производителей. Если потребности в часах нижней ценовой категории практически полностью могут покрыть отечественные сборочные производства, то почти все дорогие часы привозятся из-за границы. "Хорошие интерьерные часы производятся для внутренних рынков западных стран и делаются без учета предпочтений российских покупателей, - говорит Кашперский. - А кризисы, случающиеся в европейском часовом бизнесе, больно ударяют по нам - сразу оскудевает ассортимент и начинаются перебои с поставками".

Элитные часы: клондайк для понимающих

Vostok. Разработанные и изготавливаемые в России кварцевые часы средней ценовой категории. Популярностью пользуются сравнительно дорогие изделия из натурального дерева с маятником и качественным механизмом боя, а также настольные часы, имитирующие бронзовое литье и натуральный камень. Дистрибьютор - компания ЕВК.

Как и другие элитные товары, сверхдорогие интерьерные часы стали настоящим Клондайком для тех российских компаний, которые ими занимаются. Содной стороны, в стране сформировалось значительное количество людей со сверхвысокими доходами. С другой - эта ниша рынка почти пуста. "Недорогих часов много, - считает директор санкт-петербургской компании "Парадокс" Андрей Шушпанов. - Что же касается сегмента дороже $3 тысяч, то он пуст. Выбора нет, ассортимента нет".
Средитакого уникального товара можно отметить представляемые "Парадоксом" модели Buben & Zorweg, Erwin Sattler, литые бронзовые часы от К. Mozer, очень интересные лимитированные издания исторических моделей Comitti of London, которые продает компания "Анкона", штучные дизайнерские часы из драгоценных металлов от компании "Гуриати".
Число покупателей подобных изделий в России тоже невелико. Но зато некоторые из них имеют сразу по нескольку часов. Так, говорят, что дома у Владимира Жириновского напольные часы есть в каждой комнате, а в некоторых - по двое. Понятно, что далеко не все из них покупались самостоятельно - многие получены в качестве подарка. В подарок человеку, "у которого все есть", чаще всего заказывают и такие уникальные изделия, как шкаф Collector Grand Prestige от Buben & Zorweg. И хотя российская элита в целом пока не считает дорогие интерьерные часы такой же необходимой вещью, как собственный катер на Средиземном море, очередь на Collector Grand Prestige растянулась на 6-8 месяцев. Виной тому - большая инертность производителей. Если бы те выпускали больше товара, обороты российских компаний были бы выше.
Интересно, что в сегменте сверхдорогих часов успешно продаются товары не только импортного, но и российского производства. Российское представительство компании К. Mozer наладило выпуск моделей по двум уникальным старинным технологиям: высококачественного бронзового литья и флорентийской мозаики. Нигде в мире ничего подобного по технике исполнения и уровня качества не производится, потому что безумно дорого. А наши и богатые иностранные покупатели совершенно спокойно отдают десятки тысяч долларов за элитное российское изделие: они понимают, что вещь такого класса заслуживает того, чтобы украшать не только особняк, но и залы лучших музеев мира.
Разумеется, с покупателем сверхдорогих товаров работать непросто. Здесь и сами часы, и сопутствующий сервис должны быть на самом высшем уровне. К тому же важны репутация фирмы-продавца и личные связи руководителя компании. И, как говорит Шушпанов, в этом сегменте не спрос формирует предложение, а наоборот - предложение создает спрос.

Общие тенденции

Rhythm. Японская компания, работающая в основном в среднем ценовом сегменте. Выпускает сложные кварцевые настенные и напольные часы, но в продаже можно встретить и доступные пластиковые «тарелки» Rhythm. Эксклюзивный дистрибьютор - фирма «Масалт-2000». И все же: какие общие тенденции можно выделить на рынке "больших" часов? Прежде всего - постепенное подорожание товара. Оно происходит во всех без исключения сегментах. Причем подорожание связано с ростом качества товара. Ассортимент самого дешевого сегмента смещается в сторону более дорогой и качественной продукции. Вместо пластика все чаще мы видим дерево, а примитивные дешевые механизмы уступают место маятникам, движущимся фигуркам и т.п. В среднем и дорогом сегментах появляются товары, основная стоимость которых заключается не во вложенных производственных технологиях, а в идее, дизайне.
Одновременно с предложением меняются и интересы потребителей. "Раньше для покупателей главным была доступная цена, затем обратили внимание на материалы, а сейчас стали интересны не только материалы, но и дизайнерские решения", - говорит Елизавета Глинкина (компания Acetime). А Ирина Петрова из "СтильТайм" сравнивает рынок интерьерных часов с рынком часов наручных: "Обычными "тарелками" людей уже не удивишь. Нужны новые модели на каждый сезон, как это происходит в fashion-сегменте наручных часов".
Второй тенденцией является постепенное увеличение доли часов, производимых в России. Как уже говорилось, крупнейшие импортеры постепенно открывают собственные цеха и превращаются в производителей. В дешевом сегменте это "Салют", Gastar, Mikhail Moskvin, в среднем - Zero Branco, в дорогом - элитные модели К. Mozer.
Ну, и третьей зарождающейся тенденцией становится расширение списка мест, где продаются интерьерные часы.

Прибор, мебель или украшение?

Mikhail Moskvin. Марка настенных кварцевых часов с деревянными корпусами, изготовляемых на заводе «Звезда» в городе Углич. Невысокая цена (в пределах 400 рублей за классические модели) и яркий колорит сделали эти рожденные в центре России часы популярными по всей стране. Кроме того, завод выпускает и эксклюзивную продукцию - модели с ручной росписью по дереву и резные часы. Ни для кого не секрет, что в большинстве часовых отделов интерьерными моделями занимаются по остаточному принципу. Чаще всего ими заполняют стену за спиной продавца и неудобные для "наручки" верхние и нижние полки шкафов. Салонов, которые работали бы с "интерьеркой" всерьез, очень мало. Между тем многообразие ролей, которые играют в жизни "большие" часы, привело к тому, что их частенько можно встретить в магазинах и другой направленности. В большинстве стран мира такими часами торгуют не часовые, а мебельные магазины, а также салоны подарков и предметов интерьера. Пока производители и оптовые компании не стремятся расширить круг клиентов за счет нечасовых магазинов, однако относятся к ним достаточно благосклонно. Так, большая часть часов Gastar продается в часовых магазинах, но непрофильные догоняют их. "У них большие площади, большие возможности для маневра и нет внутренней конкуренции между марками", - говорит Алексей Козлов. "Салют" успешно работает с крупными сетями хозяйственных магазинов. По словам генерального директора компании Сергея Семенова, эти сети показывают большую гибкость, постоянно исследуют спрос, берут часы крупными партиями и быстро реализуют их.
Дизайнерские Mado продаются в часовых и мебельных магазинах, но лучше всего они расходятся в отделах подарков. Чтобы "занять стены", японское творчество с удовольствием приобретают дизайнеры интерьеров. Часы Zero Branko можно найти среди мебели, а также в дизайн-студиях.
Но продажи зависят не столько от марки, сколько от других факторов. "В Москве нашими реализаторами являются в основном мебельные центры, а в Питере, напротив, - специализированные часовые магазины", - рассказывает Егор Качаев.
Если для производителей и оптовиков любой новый канал сбыта, дающий дополнительные продажи, - это всегда хорошо, то владельцы магазинов иначе относятся к появлению конкурентов в лице "непрофильных" торговых точек. Представляют ли мебельные, сувенирные и прочие отделы опасность для часовых магазинов? Думаем, что нет.
Естественно, наибольшие опасения вызывают активно открывающиеся супер-и гипермаркеты. В них действительно часто можно встретить часы по буквально бросовым ценам. Но специфика этих магазинов заключается в том, что они нацелены на продажу узкого ассортимента моделей по минимально возможной цене, то есть ни ассортимента, ни обслуживания покупатель здесь никогда не найдет. Если гипермаркеты и могут составить кому-то конкуренцию, то прежде всего рынкам. Эти магазины постепенно "откусят" значительную часть самого нижнего сегмента рынка, но доходы часовщиков от продажи дешевых моделей все равно мизерные, и жалеть не о чем.
К чему приводит работа гипермаркетов, рассказывает Егор Качаев: "В Чехии вся торговля часами сосредоточена в крупных универмагах, которые ведут жесткую конкурентную борьбу, в том числе ценовую. Эта гонка цен лишила интерьерные часы особого статуса, священного отношения к ним как к дорогому предмету европейской техники и искусства и превратила их в заурядный товар".
Значительно более перспективными являются мебельные и сувенирные магазины. Тем более что в США именно мебельные являются главным каналом продажи крупных часов, да и российские компании постепенно нарабатывают опыт сотрудничества с ними. Лучшие результаты достигаются, когда в рамках мебельного магазина создаются отдельные секции часов. "Когда часы не разбросаны по всему залу, а собраны вместе, человеку проще сделать выбор", - говорит Егор Качаев.
Но по статистике компании "Анкона" мебельщики, хотя и наращивают продажи часов, по динамике уступают отделам подарков. Владельцы этого вида магазинов более активны и постоянно экспериментируют. Они очень хорошо продают настенные и настольные часы. Мебельщиков же тормозит привычка продавать по каталогам. Но в отличие от кухни или спальни, наш потребитель не готов покупать дорогие часы по каталогу. Он хочет обязательно увидеть и потрогать их своими руками, послушать бой. И уже потом принимать решение.
Однако и в мебельных, и в сувенирных магазинах существуют свои ограничения. Они связаны прежде всего с тем, что для работы с часами нужны грамотные продавцы и особый сервис. Мебельщики же торговать часами попросту не умеют. Свои проблемы есть и у ювелиров. По словам Виктора Туровинина, ювелирные магазины продают часы К. Mozer, но, как ни странно, только самые дешевые изделия.
Алексей Козлов высказал общее мнение: "Успешные продажи часов зависят не от профиля, а от настроя владельца заведения. Для них подходит любой магазин, где хозяин считает часы серьезным товаром и где есть грамотный персонал". И хотя часовые магазины, как уже говорилось, занимаются интерьерными часами по остаточному принципу, большая часть продаж по-прежнему приходится на них, и ситуация вряд ли резко поменяется в ближайшем будущем.

Сервис всему голова

K. Mozer. Английская компания K. Mozer в 1994 году первой официально привезла в Россию напольные часы, а ее магазины стали примерами для подражания. K. Mozer продает как обычные классические настольные и каретные часы, так и уникальные модели из бронзового литья, декорированные флорентийской мозайкой, которые достойны называться высоким искусством.

Говоря о специфике торговли интерьерными часами и практике работы различных магазинов, мы неизбежно приходим к вопросу особого сервиса, которого требует этот товар. Причем слово "сервис" здесь означает не столько ремонт (благодаря значительным размерам всех деталей механизма, "большие" часы практически не ломаются сами по себе), сколько особое отношение, которого требует покупатель, и особый спектр услуг.
Для успешных продаж даже относительно дешевых часов Mado необходимо создать определенное окружение, в котором покупатель смог бы представить товар в интерьере своей квартиры. Не менее важно грамотно упаковать часы, чтобы их в целости и сохранности довезли до места.
Все становится еще сложнее, когда речь идет о механических маятниковых, особенно о напольных часах. В Европе их продают просто как мебель, а распаковкой и установкой занимается сам владелец. Но русский человек, купивший часы за $3 тысячи, не таков. Даже если коробку с ходиками привезут ему домой, этого мало. В отличие от мебели, в том числе дорогой, покупатель воспринимает напольные часы как статусную, имиджевую вещь и ожидает соответствующего отношения к себе.
Поэтому практически все компании, серьезно работающие с этим товаром, имеют мастеров, занимающихся установкой и настройкой часов на месте. Эти же специалисты выезжают по гарантийным случаям, большинство из которых связано не с поломками, а с неправильными действиями владельца, когда тот, например, неаккуратно передвинул часы, нарушив вертикальную установку. И самым тяжелым для мастера в этой ситуации оказывается не устранить неисправность, а суметь аккуратно разрешить все психологические проблемы с владельцем дорогой игрушки.
Чем дороже товар, тем более внимательного отношения требует клиент. К. Mozer предлагает даже такую услугу, как перевоз часов на новый адрес в случае переезда владельца. "Наша "фишка" - это очень хорошо поставленный сервис. Воспроизвести его в регионах, не снизив достигнутого уровня, очень сложно, поэтому наши продажи и сосредоточены в столицах", - говорит Виктор Туровинин.

Как заработать на интерьере?

Gastar. Марка Gastar известна россиянам уже более шести лет. Сборочное производство на территории России выпускает настенные часы в корпусах из пластика и натурального дерева, будильники. Оптовые цены на часы Gastar начинаются от 350 рублей. В отличие от рынка наручных часов, где ситуация стала весьма сложной, рынок "интерьерки" не только находится на подъеме, но и имеет пока достаточно свободного пространства для новых серьезных игроков.
Чтобы заработать на "больших" часах, нужно помнить несколько правил. "С одними настенными часами магазин не выживет", - говорит Сергей Малофеев. - Если серьезно хотите заниматься интерьерными часами, то нужно делать ставку на напольные. Это должен быть специализированный магазин настенных часов со всеми типами интерьерных часов либо совмещенные варианты: наручные-напольные, мебель-напольные".
Интерьерные часы не продаются сами по себе. Недостаточно заполнить стенки или выложить на прилавок каталоги - практика показала, что часы по каталогам почти не продаются. Для хороших продаж "больших" часов нужны особые условия:

  1. ассортимент: люди покупают только то, что видят "вживую", поэтому необходимо выставлять максимальные коллекции;

  2. полный сервисный цикл, включая мастера, обеспечение установки часов в домах клиентов;

  3. "физическая сила" (грузчики, упаковщики и т.д.).

Необходимо очень внимательно подходить к формированию ассортимента. Интерьерные часы - это предмет дизайна. Следовательно, "классика" продается всегда, а изделия с современным дизайном - в зависимости от веяний моды. В начале работы с "интерьеркой" можно воспользоваться рекомендациями оптовиков. Они могут дать совет, какой продукт подойдет для того или иного магазина.

Каждому дому по часам

Kieninger. Немецкий производитель интерьерных часов и механизмов с почти столетней историей, продукция которого считается одной из самых надежных в мире. В 1993 году компания Kieninger стала частью корпорации Howard Miller Group, что позволило немцам пережить кризисы и успешно развиваться. Эксклюзивный дистрибьютор - фирма «Анкона». Перспективы рынка интерьерных часов напрямую связаны с двумя факторами. Первый - доходы населения и объемы вводимого в строй и ремонтируемого жилья. С этим в России все в порядке. В стране наблюдается строительно-ремонтный бум, который продлится, похоже, еще несколько лет. Компания может рассчитывать на хороший доход, если откроет свой магазин в едва построенном районе.
Второй фактор - культура россиян. "Будучи в США, в одном маленьком городке, тысяч на 15 жителей, случайно зашел в местный магазин. Это что-то типа нашего сельпо, когда под одной крышей продается все от жвачки и хлеба до телевизоров и лопат. Так вот, в этом магазине стояло 85 штук напольных часов!" - рассказывает Сергей Малофеев. Да, пока мы далеки от США, где практически в каждом доме есть "большие" часы.
"Мы даже зубы чистим неправильно! Мы долгое время не видели у себя часов крупнее будильника - откуда же взяться культуре или привычке иметь в доме хорошие часы? - вопрошает Виктор Туровинин. - Но отечественный покупатель отличается от мирового тягой к дорогим вещам, и всем "интерьерщикам" на нашем рынке повезло, что они работают именно в России". Практически все опрошенные нами представители компаний отметили, что в последнее время потребители все больше внимания стали уделять дизайну жилищ и рабочих кабинетов, и спрос на все более качественные и интересные модели часов неуклонно растет.
Во многом стимулом к увеличению спроса являются сами магазины. "Интерес к интерьерным моделям повышается по мере открытия новых магазинов и увеличения их площадей", - уверен Петр Кашперский.
А вот объем рекламы интерьерных часов все опрошенные сочли недостаточным. Инвестиции в рекламу напрямую связаны с объемом рынка, а он в деньгах пока не так велик. Каждая компания выходит из положения по-своему. Mado проводит локальные рекламные акции на местах. "Притет Трейдинг" уже третий год издает собственный журнал-каталог. Gastar участвует в региональных выставках, в том числе культмассовых, мебельных и т.п. Но какой-то серьезной рекламы часов в России пока нет. "Очень правильно сделали продавцы катеров и яхт. За счет публикаций в различной прессе они создали в умах обеспеченных людей установку, что иметь яхту недалеко от дома, на том же Пироговском водохранилище в Подмосковье - это престижно. И не беда, что там на ней ходить негде. Но вряд ли что-то подобное возможно с часами", - сожалеет Сергей Малофеев.
Тем не менее, несмотря на отсутствие рекламы, рынок интерьерных часов растет. Как показывает пример той же компании "Анкона", имеющей помимо оптового направления еще и сеть магазинов, в этом сегменте можно заработать неплохие деньги. Присоединяйтесь, места еще есть!

Вячеслав Медведев







Часовой бизнес №4/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Компания: МОАО "Слава" Торговая марка - «Слава» Кратко: современные часы с элементами ретро-дизайна и настоящими механизмами второго МЧЗ «Слава». Качество часов гарантировано персональной сборкой и личным клеймом мастера Ценовая категория: до $100
Часы 2001 года На прошедшем в ноябре-декабре "Московском часовом салоне 2001" были оглашены итоги Национального конкурса "Часы года", в котором в 7 номинациях участвовали 120 моделей часов 42 марок из 9 стран.
Стивен Сарджент: «На изменение имиджа марки у нас есть пять лет» Став мануфактурой, Maurice Lacroix принялась осуществлять громадье планов по переходу в «высшую часовую лигу». Об основных этапах этого перехода мы попросили рассказать Стивена Сарджента, занимающего пост регионального директора по продажам в странах Бенилюкса, России и Ближнего Востока.
Antiquorum. Тайны женевского двора Открывающийся аукционный сезон запросто может стать самым интересным за всю насыщенную событиями 30-летнюю историю Antiquorum - интерес к коллекционным часам стремительно растет.
© 2007 «TimeWay»