Главная Статьи Greubel Forsey. Gоспода Fантазеры
 

Greubel Forsey

Gоспода Fантазеры

Робер Гребель и Стивен Форси

Высокое часовое ремесло развивается по своим законам, подчас не подвластным мировым экономическим переменам. Период возрождения старинных марок сменился эрой создания новых брендов в самых разных ценовых нишах, который, в свою очередь, уступил место тенденции возникновения элитарных "камерных" компаний, работающих с ультрамалыми тиражами. Одними из первых эту тенденцию обозначили француз Робер Гребель и британец Стивен Форси, решившие сыграть на извечной человеческой тяге к загадочному, красивому и эксклюзивному.


Одна голова хорошо, а две лучше

Greubel Forsey

Роббер Гребель родился в 1960 году в семье часовщика, что и предопределило его жизненный путь. После окончания профессиональной школы в Морто он некоторое время стажировался в отцовской мастерской, постигая премудрости хронометрической микромеханики, а чуть позже получил место конструктора прототипов в IWC. Из Шаффхаузена Гребель перебрался в Renaud & Papi (ныне дочерняя фирма Audemars Piguet), где и познакомился с Форси. Стивен Форси моложе своего напарника на шесть лет, однако по части теоретического и практического опыта нисколько ему не уступает. Он изучал часовое ремесло в лондонском Техническом колледже Хэкни - кузнице британского кабинотьерства, давшего миру как минимум еще одного выдающегося мастера, Питера Спик-Марина. Затем последовал период работы в столичной часовой компании Asprey, "курсы повышения квалификации" в Высшей школе Wostep и, наконец, работа в Renaud & Papi в качестве специалиста по элитным усложнениям. В 1999 году Гребель и Форси объединили усилия и организовали предприятие, специализирующееся на необычных интерпретациях привычных сложных функций и устройств. Начать решили с турбийона, ибо, как говорится, "если уж любить, то королеву".
Double Tourbillon 30° Впервые компания Greubel Forsey предстала пред очи широкой публики в 2004 году, предварив премьеру почти пятью годами кропотливой работы по разработке и тестированию своего детища - двойного турбийона Double Tourbillon 30° с наклоном внутренней каретки в 30 градусов по отношению к главной платине. Внешняя каретка при этом сохраняла традиционное горизонтальное положение и совершала один оборот каждые 4 минуты. Именно такое сочетание временных и геометрических параметров, по расчетам авторов концепции, гарантирует ощутимый "точностной" эффект, коего, увы, лишены традиционные турбийоны (суточное отклонение всего +/- Double Tourbillon 30° «Secret» 3,5 секунды против примерно +/- 7 секунд). Гребеля и Форси можно с полным правом назвать современными Жюлем-Луи Одемаром и Эдуардом-Огюстом Пиге, Жаком-Бартелеми Вашероном и Франсуа Константеном, Жаком-Давидом Ле Культром и Эдмоном Жеже, благо их вклад в общее дело уже сегодня вполне заслуживает увековечивания в кабинотьерских скрижалях. Только если каждая из перечисленных пар представляла собой альянс часовщика и предпринимателя (по крайней мере, с четким разделением сфер ответственности), то в данном случае мы имеем дело с двумя равновеликими ремесленниками, движимыми страстью к новаторскому созиданию.


Обратная сторона корпуса Invention Piece I украшена похожим на папиллярные линии узором, который при ближайшем рассмотрении оказывается текстом, повествующим о создании данного шедевра.


Double Tourbillon 30° «Secret»

Greubel Forsey обосновалась в одной из "часовых столиц" Швейцарии, в городке Ле Локль близ Невшателя. Партнеры последовательно расширяют свою материальную базу, желая в итоге создать своего рода научно-исследовательский институт, в котором можно было бы испытывать любые авангардные хронометрические разработки. Успех Double Tourbillon 30°, или, как его еще называют, "турбийона третьего тысячелетия", вдохновил его создателей на организацию тестовой платформы E.W.T. (Experimental Watch Technology), предназначенной для всесторонних детальнейших исследований новых технических решений на базе 30-градусного "двойника". Обычно все происходит следующим образом: Робер и Стивен предлагают друг другу свои варианты решения задуманного, затем в результате обсуждений Double Tourbillon 30° «Secret» приходят к общему "знаменателю", который и начинают "шлифовать" со всей тщательностью первооткрывателей. Сперва все "обкатывается" на компьютере: считается, что виртуальное моделирование механизма позволяет избежать до 70 процентов проблем, возникающих при реальном моделировании. Остальные 30 процентов решаются при тестировании макетов прототипа. Из деталей, похожих на детали детского конструктора, создается большая трехмерная модель, которая по мере продвижения Invention Piece I вперед становится все меньше и меньше, пока, наконец, не приобретает размеры и формы, пригодные к испытаниям в условиях часового корпуса. Иногда даже на финальном этапе испытаний рождаются интересные идеи, позволяющие улучшить изначальную концепцию и даже перекидывающие "мостики" к новым авангардным идеям. К таковым можно отнести Double Tourbillon 30° "Secret", Invention Piece I и Tourbillon 24 Seconds Incline, представленные на последней Базельской выставке, а также, безусловно, несравненный Quadruple Tourbillon a Differetiel Spherique, который будет окончательно готов уже в следующем году.

Трехмерные новости

Invention Piece I

Double Tourbillon 30° "Secret", как можно догадаться из названия, представляет собой вариант Double Tourbillon 30° с закрытым циферблатом, на котором в положении "6" размещен 4-минутный указатель скорости вращения большой турбийонной каретки. Собственно "вихрь" обозреваем только со стороны прозрачной задней крышки. Это очень элегантная и, пожалуй, самая красивая модель Greubel Forsey, но, увы, и самая малотиражная. "Секретов" будет лишь 11 штук, все - в белом золоте. Invention Piece I как бы подводит итог многолетней работы над первенцем Greubel Forsey. Это рафинированное часовое искусство, в котором техническая суть смешана в равномерных пропорциях с высокохудожественным исполнением. Часовая и минутная шкалы обрамляют окно сдвоенного турбийона на Quadruple Tourbillon a Differetiel Spherique разных уровнях, создавая трехмерный ступенчатый эффект. Обратная сторона корпуса украшена похожим на папиллярные линии узором, который при ближайшем рассмотрении оказывается текстом, повествующим о создании данного шедевра. Тираж этого экспоната Baselworld-07 составит 33 экземпляра - по 11 в розовом и белом золоте и 11 в платине. Заметим, что все Invention Piece I, как и Double Tourbillon "Secret", уже давно подчистую распроданы, хотя окончательно будут готовы только к сентябрю. Еще одним сентябрьским откровением станет Tourbillon 24 Seconds Incline - вторая серийная (насколько это слово вообще применимо к производственным показателям мануфактуры) модель GF. Главная ее особенность состоит в специально рассчитанном наклоне каретки турбийона и скорости ее вращения. Как известно, чем Tourbillon 24 Seconds Incline быстрее вращается каретка турбийона, тем меньшее воздействие оказывает земное притяжение на находящейся внутри нее регулятор хода. Однако осуществление данной задачи сопряжено со многими трудностями, главная из которых - максимальное облегчение веса каретки. Для этого здесь, в отличие от полностью стального Double Tourbillon 30°, был использован авионал - сплав алюминия, меди и магния - и титан. Из первого сделаны опоры, из второго - мосты турбийона. В итоге совокупный вес 88 частей, из которых состоит усложнение, составляет всего 0,39 грамма! Каретка зафиксирована по отношению к платине под наклоном 25 градусов и вращается со скоростью один оборот за 24 секунды. Такое сочетание, по утверждению Робера и Стивена, позволяет достичь еще большей точности работы механизма.


Greubel Forsey - часы для очень богатых и очень продвинутых людей. И далеко не для всех из них, принимая во внимание до смешного мизерные тиражи.


Tourbillon 24 Seconds Incline Ну и, наконец, QuadrupleTourbillon a Differetiel Spherique с двумя двойными турбийонами, объединенными общим сферическим дифференциалом, пока все еще находится в стадии финальной доводки, даром что представлен был на год раньше T24SI. "Четверка" запланирована к выходу в следующем году, месяц пока не уточняется. Модель выглядит необычно, в том числе и благодаря своим формам. Для того чтобы вместить в 43,5-миллиметровый корпус два сдвоенных "вихря" немалых размеров плюс лишь немного уступающий им по размерам дифференциал, авторам пришлось произвести небольшое изменение геометрии корпуса в виде округлого выступа в положении "8". Выступ Механизм Quadruple Tourbillon a Differetiel Spherique оснастили прозрачным окном, сквозь которое видны зубцы большой каретки турбийона и часть механизма. Интересно, что в подобной дифференциальной системе может быть задействовано практически любое число турбийонов, и потому нет никаких сомнений, что в лабораториях E.T.W. уже вовсю тестируются модели будущего, точность которых будет близка к абсолютной. Для того чтобы иметь возможность регулярно финансировать деятельность E.W.T., партнеры вынуждены (не совсем подходящее слово, учитывая любовь наших героев к своему ремеслу) подрабатывать "на стороне". Делают они это в качестве специалистов созданной ими же компании CompliTime, занимающейся выполнением заказов третьих лиц. В роли клиентов выступают известные бренды, названия которых по понятным причинам не оглашаются, равно как и описание заказанных работ. Так что если вдруг вы услышите об очередном громком событии в мире высоких часовых усложнений, не спешите славословить инженеров отличившейся мануфактуры. Вполне возможно, им помог тандем светлых голов из Ле Локля...
Механизм Quadruple Tourbillon a Differetiel Spherique Greubel Forsey - Rolls-Royce или Maybach часовой индустрии, причем, как по статусу, так и в общем-то по цене. Это часы для очень богатых и очень продвинутых людей. И далеко не для всех из них, принимая во внимание до смешного мизерные тиражи. В прошлом году компания, в которой сегодня трудится 30 человек, выпустила всего 24 экземпляра Double Tourbillon 30°, в этом планирует довести объем производства до 70 экземпляров. В планах - достичь к 2011 году максимального уровня в 180 штук, что на порядок меньше тиражей самых элитарных брендов.

Александр Ветров







Часы №4/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Высокая Любовь Еще недавно высокое часовое искусство Haute Horlogerie и высокое ювелирное искусство Haute Joallerie жили своей жизнью и дружили семьями. Но недавно часовщики и ювелиры заключили своеобразный брак по расчету и зажили общей крайне занимательной и красивой жизнью.
Жан-Кристоф БАБЕН. Превосходство TAG Heuer Почти во всех странах мира TAG Heuer наряду с Rolex, Cartier и Omega входит в так называемую «большую четверку», на которую приходится львиная доля продаж. В нашей же стране представительство этой компании было открыто недавно, и президент и CEO TAG Heuer Жан-Кристоф Бабен приехал в Москву, чтобы лично изучить загадочный российский рынок.
Fifty Fathoms. Полвека под водой Обычно, если речь заходит о марке Blancpain, то сразу вспоминаются две вещи: знаменитый слоган компании "Никогда не было и не будет кварцевых часов Blancpain" и тот факт, что мануфактура носит гордое звание старейшей в Швейцарии, ведя отсчет основания с 1735 года.
Maurice Lacroix. Memoire 1 Вслед за открытием собственной мануфактуры компания готова сделать следующий шаг и войти в "высшую лигу" мировых производителей часов
© 2007 «TimeWay»