Главная Статьи Филипп Паскаль. Курс на бриллианты
 
Филипп ПАСКАЛЬ
Президент LVMH Watches

Мои Часы

КУРС НА БРИЛЛИАНТЫ

Филипп Паскаль

Вы, наверное, знаете, что LVMH лидирует на рынке дорогих напитков, лидирует на рынке Haute Couture и изделий из кожи, лидирует на рынке косметики и парфюмерии... Чтобы замкнуть этот круг и полностью охватить аудиторию, нам был необходим сегмент престижных часов. Именно поэтому в 1999 году была основана LVMH Watches.
Но я бы не сказал, что мы уделяем много внимания формированию какой-то монолитной группы. Ведь обычные потребители знать не знают ни про какую группу или концерн. Их в первую очередь интересуют брэнды, а уж работают они сами по себе или в составе крупного концерна — это забота профессионалов, а не покупателей. Я бы сказал, что LVMH Watches — это коллекция марок, клуб, объединяющий единомышленников в их стремлении занять лидирующие позиции в мире Luxury. У нас не бывает ситуаций, Мои часыкогда, например, Zenith захочет выпустить ювелирные часы, а руководство концерна запрещает марке это делать, потому что нечто подобное уже выпускает Chaumet.
Мы ни на кого не равняемся и не стараемся быть похожими. Мы уже ощущаем себя в этом бизнесе весьма неплохо и развиваемся очень быстро. И я уверен, что в ближайшее время LVMH Watches станет одним из ведущих игроков на часовом рынке.


КУРС НА БРИЛЛИАНТЫ

Президент часового направления LVMH - самого мощного концерна, представляющего товары роскоши, - больше напоминает теневого советника, чем главного руководителя. Во всяком случае на конкретные вопросы о часовых марках он отвечать не любит, предоставляя это право их руководителям. А о чем господин Паскаль готов разговаривать охотно - так это об индустрии роскоши и роли, которую в ней играет LVMH

- У LVMH Watches есть какая-то структура брэндов, некий общий принцип формирования группы марок, как, например, у Swatch Group?
- Формированию какой-то монолит ной группы мы не уделяем много внимания. Ведь обычные потребители знать не знают ни про какую группу или концерн. Их в первую очередь интересуют брэнды, а уж работают они сами по себе или в составе крупного концерна - это забо та профессионалов, а не покупателей. Конечно, у каждой из марок есть свое место в структуре компании, которое проистекает из ее специфики. Наша основная марка - TAG Heuer, она имеет наибольшую известность и популярность во всем мире, она самая массовая и про даваемая. Специализация на создании спортивных моделей с уникальными характеристиками придает марке необхо димую индивидуальность. Вторая марка массового сегмента - это Dior, фэшн- брэнд с сильными позициями на рынке модных часов. Правда, я не могу сказать конкретно о российском рынке, какую нишу у вас сейчас занимает эта марка, но в мире она привлекает молодых людей, которые хотят что-то люксовое и при этом демократичное. Zenith - это ману фактура Haute Horlogerie, которая про изводит собственные механизмы, в том числе великолепный El Primero. И, нако нец, Chaumet - ювелирный дом, ведущий свою историю от времен Наполеона. Как видите, сейчас LVMH очень четко охва тывает важнейшие сегменты часового направления люкс: высокое часовое и ювелирное искусство, спорт и моду. Однако я не назвал бы строение LVMH Watches "структурой". Скорее это коллекция марок, клуб, объединяющий единомышленников в их стремлении занять лидирующие позиции в мире Luxury. У нас не бывает ситуаций, когда, например, Zenith захочет выпустить ювелирные часы, а руководство концерна запрещает марке это делать, потому что нечто подобное уже выпускает Chaumet. Даже если какая-то из марок LVMH Watches захочет сменить направление деятельности, мы можем только посмотреть, что из этого получится и дать несколько рекомендаций.
- То есть у LVMH Watches нет ника кого общего арт-директора, который следит, чтобы марки не отступали от своей идентификации?
- Каждый брэнд LVMH сам определяет стратегию своего развития. Моя функция как главы направления состоит в том, чтобы определить, насколько разумна эта стратегия. Как я уже сказал, изначально никто не ставил целью сделать из Zenith то, во что он вырос в последние годы. И я не понимаю, как вообще может быть единый арт-директор у какой-либо группы, как он может один принимать решения для совершенно разных брэндов.
- Ну, например, у Richemont Group такой человек есть - это Джампьеро Бодино. Его функция заключается в том, чтобы марка не выбивалась из своего имиджа.
- Не знаю, по-моему, это неправиль но. Возможно, это работает в Richemont Group, но в LVMH это неприемлемо. Наши марки зависят от людей, которые ими руководят, они несут отпечаток их личности. Я не представляю, кто, кроме Джона Гальяно, может формировать имидж Dior. Или кто, кроме Марка Джекобса, может создавать дизайн для Louis Vuitton. Я убежден, что все брэнды должны быть абсолютно независимыми в своем развитии, и думаю, что мой шеф Бернар Арно скажет вам то же самое. Более того, давайте вспомним Тома Форда - креативного директора Gucci Group. Я знаю, что он совершенно не вмешивался в стратегию Yves Saint Laurent и Boucheron.
- Но ведь и у Gucci Group также есть единый арт-директор - Кристиан Беда. Вам не кажется, что для единого концерна такая концепция развития все же более правильная?
- Я не думаю, что LVMH должна рав няться на Gucci Group или кого-нибудь другого. Конечно, мы еще новички на рынке часов, и наше влияние невелико, но Gucci даже по сравнению с нами - вели чина микроскопическая.
- Насколько я знаю, часовое направление в компании LVMH поя вилось позже остальных, и вообще-то марки высокой механики не слишком свойственны имиджу концерна, кото рый в основном занимается модой и товарами потребления, пусть и люксо- выми. Зачем LVMH вообще обзавелась собственным часовым подразделением?
- Дело в том, что мы хотели занять лидирующие позиции во всех категориях рынка роскоши. Как вы знаете, мы лиди руем на рынке дорогих напитков, лиди руем на рынке Haute Couture и изделий из кожи, лидируем на рынке косметики и парфюмерии. Чтобы замкнуть этот круг и полностью охватить аудиторию, нам и был необходим сегмент престижных часов. Именно поэтому в 1999 году была основа на LVMH Watches. И я не понимаю, почему вы считаете, что часовое направление не сочетается с общим имиджем LVMH. Мы просто собрали под одной крышей товары одного класса - люкс, что вполне логично.
- Интересно, что для работы в своем часовом подразделении LVMH привлекает людей, не связанных прямо с часовой индустрией. Например, главы Chaumet и TAG пришли из Procter&Gamble, Тьерри Натаф, воз главивший Zenith, до этого занимался кожаными аксессуарами в Delsy, a затем шампанским в Veuve Cliquet, часы для Dior создают модельеры Джон Гальяно и Хеди Слиман. Вам не кажется такой подход несколько странным?
- Нисколько! Как я уже говорил, LVMH - это не отлаженная машина по обеспе чению прибыли, а творческий коллектив. Наша сила в том, что мы даем каждому проявить себя. Как, например, Тьерри Натафу - он пришел на пост главы Zenith и получил полный творческий карт- бланш. Конечно, в случае с Zenith нас в первую очередь интересовала фабрика механизмов и ее ноу-хау. Согласитесь, без собственной мануфактуры ни одна часовая группа не может претендовать на лидерство в категории люкс. При этом параллельно мы решили "разбудить" и сам брэнд, применив технологии, которые отработали на других марках LVMH, не только часовых. И как видите, сочетание Haute Horlogerie с Haute Couture дало очень интересный эффект. Фактически это был эксперимент, и он показал, насколько сильны наши возможности в создании имиджа часового брэнда. Не думаю, что он удался бы, пригласи мы на должность главы марки чисто часового специалиста.
- Но вам не кажется, что все марки, входящие в LVMH, хотя они и совер шенно разные, сейчас начинают делать примерно схожие вещи: и Zenith, и TAG Heuer, что им исторически совершенно несвойственно, стали выпускать все больше гламурных дамских вещей?
- Потому что появилось множество женщин, которым нужен именно такой продукт - не уступающий мужскому, но сделанный специально для них. При этом мы нисколько не ущемляем мужскую половину наших клиентов. Даже наобо рот: например, Chaumet, как раз всегда специализировавшийся на дамских юве лирных часах, выпустил очень стильную и свежую мужскую коллекцию Dandy. Так что я бы не сказал, что наши марки меняют "ориентацию". Они просто расширяют горизонты.
- А вы не думаете, что традицион ные поклонники механики могут поте рять уважение к брэнду? Например, в случае с Zenith сказать: а, это та марка, которая делает дамские бриллиантовые хронографы? Нет, это не мой стиль.
- Нет, потому что в этих дамских моделях установлены те же легендарные механизмы, которые прославили марку: EL Primero и Elite. "Обертка" часов может быть совершенно разной, и женщины действительно выбирают дизайн и брил лианты, но мужчины - они всегда смот рят на механизм. Пока мы не изменяем основному направлению марки, мы не боимся потерять своих поклонников.
- Все-таки какое направление внутри LVMH Watches сейчас наиболее востребовано - спортивные, дизай нерские или сложные часы?
- Абсолютно точно можно сказать, что какой-то одной ярко выраженной тенден ции сегодня не существует. Фактически все сегменты часового рынка популярны. Мода очень многолика, никто не будет носить какие-то определенные часы пос тоянно только потому, что они выпущены в этом году. Кроме того, можно говорить о нескольких тенденциях в каждом направлении - в спортивных часах, в сложных часах и так далее. Наиболее интересная отрасль на сегодняшний день - ювелирные часы. Этот сегмент развивается динамичнее всего.
- В чем это выражается?
- До последнего времени ювелирные часы с полным правом могли представлять только марки класса Chaumet, то есть марки с великой историей и традициями. Ювелирная история Chaumet - наибо лее сильный козырь этого дома. Часы Chaumet продаются только в фирменных монобрэндовых бутиках. Их нельзя рас сматривать отдельно от истории и кон цепции брэнда. Здесь самое главное не часовой механизм и искусство часовщика, так как прежде всего это произведение ювелира. Однако в этом году вы могли убедиться, насколько органично ювелир ное искусство проникло и в продукцию Zenith, которая еще совсем недавно была не более чем фабрикой механизмов, и в модели чисто спортивного брэнда TAG Heuer. Мне кажется, сегодня работа с бриллиантами - самое верное направление. Но, как и в случае с фэшн-марками, несколько лет назад, реального успеха смогут достигнуть только те, кто делает ставку не только на маркетинг, но и на талант.
- По части работы с бриллианта ми вы в прошлом году перещеголяли всех, если вспомнить Diamond Fiction. Скажите честно, ради чего была созда на эта модель?
- Если честно, Diamond Fiction - это была скорее акция, способ показать, что мы можем производить лучший продукт для женщин под маркой TAG Heuer. Мы откровенно добивались того, чтобы покупательницы сказали "вау". И в итоге TAG Heuer буквально ворвалась на ювелирный рынок с этой моделью, применив принцип Technologie d'Avantguarde и доказала всем, что может делать уникальные вещи даже с бриллиантами. Но мы не собираемся развивать эту модель до серии, как делаем это с другими "концептами".
- Неожиданные сочетания - фир менный стиль LVMH. Вы привили высокой механике моду, а моде, в свою очередь - сложную механику. Зачем нужно было создавать модель Louis Vuitton Tambour с турбийоном? Это эпа таж или заявка на серьезность намере ний марки?
- Прошу заметить, что в последние годы Louis Vuitton значительно перерос рамки брэнда, производящего сумки. Существуют линии одежды, обуви и пар- фюма Louis Vuitton, есть коллекции аксес суаров и ювелирных изделий под этой маркой, которые пользуются большим спросом. Сегодня Louis Vuitton - это гло бальная марка класса люкс, и собствен ные часы, безусловно, ей необходимы. В данном случае выпуск сложных часов был обусловлен скорее философией фирмы: если уж Louis Vuitton за что-то берется, то он делает это по высшему разряду. Бессмысленно и даже вредно для имиджа такой компании создавать роскошные часы с дешевой "начинкой". Louis Vuitton Tambour Tourbillon - это как раз тот слу чай, когда говорят: Noblesse oblige.
- То есть вы считаете, что брэнд, известный своими сумками, вполне может занять место в элите Haute Horlogerie?
- Вы неправильно меня поняли. Часы Louis Vuitton - это часть общего имиджа брэнда. И у них очень четкая идентифика ция со всей продукцией марки. Вы може те это видеть в дизайне, деталях, цветовой гамме и технологии. Как часы Chaumet - органичная часть ювелирной истории Chaumet так и аксессуары от Louis Vuitton должны восприниматься как нечто целое. Поэтому часы Louis Vuitton можно купить только в фирменных бутиках. Пока что мы не собираемся самостоятельно выводить эту марку на часовой рынок.
- В последние несколько лет ваш концерн расстался с несколькими славными часовыми брэндами во главе с Ebel. Ожидаются ли в ближайшее время какие-нибудь еще изменения в структуре LVMH? He собираетесь ли вы приобрести какую-нибудь новую часо вую марку?
- Эта информация строго конфиден циальна, поэтому я не мог бы сказать вам ничего конкретного, даже если бы очень хотел. Но я хочу заявить, что все слухи о проблемах в часовом направлении LVMH - это не более чем происки наших кон курентов и вызваны тем, что они боятся растущего потенциала компании. Мы уже ощущаем себя в этом бизнесе весьма неплохо и развиваемся очень быстро. И я уверен, что в ближайшее время LVMH Watches станет одним из ведущих игроков на часовом рынке.

КУРС НА БРИЛЛИАНТЫ

МОИ ЧАСЫ № 2, май-июль 2006


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

U-Boat Thousands of feet MBY Когда мы с коллегой впервые увидели часы U-Boat на скромно расположенном на лестничном пролете стенде выставки в Базеле в 2006 году, мы даже рефлекторно схватились за перила, настолько ошеломляющее впечатление они производили. Одного взгляда было достаточно, чтобы мы сказали друг другу «хочу» и устремились мерить эти супермужественные модели.
Casio: специально для России Громадный перерыв в поставках Casio серьезно осложнил жизнь российских магазинов: шутка ли, на время из ассортимента исчезла одна из важнейших марок. И вот компания вернулась в Россию, да не просто вернулась, а представила ряд моделей, созданных специально для нашей страны.
В рекламе тоже спад 2006-й год был сложным для часовщиков. Как это отразилось на рекламе часов?
Полный Ensemble Интеграция часовых компаний в ювелирный бизнес и ювелирных — в часовой привела к тому, что роскошные колье и серьги от, скажем, Audemars Piguet превратились в прекрасный ансамбль к часам Audemars Piguet, и не нужно больше ломать голову над тем, как сочетать эти различные аксессуары во время вечернего выхода.
© 2007 «TimeWay»