Главная Статьи Ebel. Возвращение к истокам
 

EBEL ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

1911 Perpetual Calendar1911 Perpetual Calendar

Корпус из белого золота, инкрустирован 44 бриллиантами огранки багет и 216 бриллиантами обычной огранки, общий вес 6,17 карата

Сегодня существует довольно устойчивое и отчасти справедливое мнение, что в
основе успеха современных престижных часов лежит грамотный маркетинг. Что же тогда сказать о часовой марке, которая сумела сохранить стиль, популярность, престиж не благодаря, а как раз вопреки тому, что с ней пытались сделать маркетологи последние десять лет? Только то, что часы Ebel действительно достойны успеха

Престиж по наследству

На самом деле обаяние маркетинга и прочих имиджевых ухищрений сильно переоценено. Как утверждает известный аналитик British Telecom Йен Пирсон, ценность и качество самого продукта намного важнее самых продвинутых технологий продаж. Действительно хорошую вещь можно просто раздать людям бесплатно, потому что через некоторое время они непременно купят ее снова, причем за любые деньги. Этот пример помогает понять, что скрывается за уже довольно размытым понятием «престиж». Итак, престиж — это не цена, не красивая легенда о происхождении, не славная история, не сверхновые материалы и технологии, а непоколебимое убеждение людей в качестве и привлекательности самой вещи. Убеждение, которое может возникнуть только на протяжении многих лет.

Люк Опринзен, управляющий директор европейского отделения американского концерна MGI, который приобрел Ebel три года назад, на вопрос «Что для него лично значит эта марка», не задумываясь, ответил: «Для меня Ebel всегда была одной из самых престижных часовых марок. Моя мама носила Ebel. Ее подруги отдавали предпочтение именно этим часам. В бизнес-кругах часы Ebel всегда пользовались уважением. Модели Ebel славились отличными механизмами и интересным узнаваемым дизайном. В 80-е годы, когда механических часов практически не выпускалось, в Швейцарии остались всего 3—4 компании, которые по-прежнему отстаивали престиж механики. И одной из них была Ebel. Коллекции Beluga и «1911» и тогда и сейчас символизируют солидность и роскошь. Поэтому, на мой взгляд, людей не нужно убеждать в том, что Ebel — это отличные часы. Уже несколько поколений во всем мире знают это. Меня нисколько не удивляет, что как только марка вернула себе свой стиль и идентификацию, ее популярность сразу же многократно возросла».

Хронографы «1911 BTR», Caliber 137Часы Ebel любят не только американцы и европейцы. Та же Beluga была одной из самых популярных моделей первых российских состоятельных людей. Неслучайно сегодня в России Ebel представлены в самых престижных часовых салонах компании Mercury наряду с Patek Philippe, Rolex, Breguet, Girard-Perregaux и другими именитыми швейцарскими часовыми марками.

Компания Ebel на протяжении XX века успешно наращивала имидж элитного часового производителя, в основе которого лежит настоящий талант и творческая оригинальность.

Два лица Ebel

В 2004 году американский концерн MGI, в состав которого входят культовые за океаном марки Movado и Concord, приобрел марку Ebel. «Для нас это была необыкновенная удача, — считает Люк Опринзен. — Ведь Ebel — это не просто известное имя. Это имя, которое вызывает конкретные ассоциации с очень узнаваемыми часами. Для успеха нам достаточно было возродить классический стиль часов Ebel который вызывал восхищение и в начале, и в середине, и в конце прошлого века, и придать ему современное звучание».

ИзображениеДва кита Ebel — качественная механика и оригинальный дизайн — с момента основания марки существовали в симбиозе. Это произошло благодаря тому, что у компании было два полноправных основателя, последовательно развивавших оба важных направления Ebel.

Когда потомственный часовой мастер из Ла Шо-де-Фона Эжен Блюм открыл 15 июля 1911 года собственную часовую компанию, он, не колеблясь, сделал свою супругу Алис Леви партнером. Инициалы супругов и составили название марки — Eugene Blum Et Levy. Г-н Блюм был традиционным и консервативным часовщиком, полагавшим, что в основе часов должен лежать надежный механизм. А его супруга, обладавшая тонким вкусом и коммерческим даром, сразу поняла, что успешные часы XX века должны создаваться как единая концепция, в которой точно выверен баланс между механизмом, эргономикой корпуса и запоминающимся оформлением.

ИзображениеВ часах Ebel как в лучших творениях периода Ар Деко, эскиз модели и дизайн корпуса стали определяющими для всего остального — часового механизма и ювелирной отделки. Для своего времени это был весьма революционный подход к часовому искусству. Соединение красоты, оригинальности и практичности сразу же выделило Ebel среди ряда других часовых марок. Уже в 1914 году она удостоилась золотой медали на Национальной швейцарской выставке за лучшие женские ювелирные часы. А оригинальные часы-кулон Montre Pendentif Bijou стали самой популярной женской моделью в 1917 году. В отличие от других часовых дизайнеров того времени, стремившихся создавать вещи сложные и помпезные, Алис Леви наделила свои часы интересным, но при этом подчеркнуто скромным и лаконичным обликом. При этом все модели были оснащены качественными и точными механизмами, созданными Эженом Блюмом.

Секрет успеха Ebel во все последующие годы заключался в том, что ей удалось избежать крайностей, не превратиться в чисто ювелирную или дизайнерскую марку, а всегда сохранять репутацию отличного часового производителя. Так, во время экономической депрессии 20-х годов, когда спрос на ювелирные часы резко упал, сын Эжена и Алис — Шарль Блюм — спас семейное дело, начав поставлять крупным часовым компаниям безупречные механизмы, разработанные отцом. А в 1935 году Ebel стала первой швейцарской маркой, которая стала использовать систему Western Electric для тестирования точности хода.

Brasilia — часы Жизель БюндхенВо время войны Ebel подтвердила репутацию надежного часового производителя, став одним из поставщиков британской армии, что не помешало компании в мирное время сразу же вернуться к своей основной концепции. Уже в 1964 году асимметричная модель с сапфирами и бриллиантами Lune Etoile снова получила первый приз в категории «Лучшие ювелирные часы» на Национальной швейцарской выставке в Лозанне. Сама Алис Леви до 1960 года оставалась креативным директором компании и окончательно ушла на покой, оставив пост председателя совета директоров только в 1968 году, когда ей исполнилось 88 лет.

Но настоящий взлет популярности ожидал Ebel впереди. Представитель третьего поколения семьи Пьер-Ален Блюм принял компанию в самый разгар «кварцевого бума» и оказался одним из немногих, кто не поддался соблазнам новой дешевой технологии, продолжая развивать производство механики. Благодаря Пьеру-Алену модели Ebel поддерживали престиж автоматических часов. Именно в это время были созданы самые популярные и по сей день коллекции марки.

В 1977-м увидела свет коллекция Sport Classic, в 1983-м — линия сложной механики Perpetual Calendar, в 1985-м — знаменитая Beluga, а через год — самая известная коллекция «1911», названная в честь года основания компании.

EbellissimoЗнакомые новые лица

В 1995 году Пьер-Ален Блюм оставил бизнес и продал семейную фирму корпорации Investcorp, вошедшей в новейшую историю часового искусства с довольно печальной репутацией. Она скупала известные часовые компании с целью быстро повысить капитализацию и перепродать, что, конечно, не способствовало развитию творческого потенциала марок. Через жерло Investcorp прошло множество легендарных имен, достаточно вспомнить хотя бы Breguet. В интересы новых владельцев Ebel не входило создание свежих моделей, и развитие марки фактически остановилось до 1999 года, когда ее приобрел французский концерн LVMH.

Ведущий концерн мира роскоши возродил к жизни многие великие дома. Но в случае с Ebel маркетологи LVMH допустили серьезную ошибку: они попытались превратить уважаемую часовую фирму в ювелирный дизайнерский брэнд. Неожиданные цветовые сочетания, обилие кварцевых моделей, рискованные формы корпуса — все это отлично подошло бы какой-нибудь юной fashion-марке, но только не Ebel имидж которой создавался десятилетиями.

Moon ChicПоэтому через четыре года Ebel рассталась с LVMH и присоединилась к концерну MGI. Руководство последнего приняло единственно верное решение: забыть последние десять лет и вернуться к тому моменту, на котором остановился Пьер-Ален Блюм. Был возрожден классический дизайн линий Beluga, Ebel Classic и «1911». Линия SportWave стала более элегантной и практичной.

Ebel стала вновь развиваться согласно изначальной идее создателей: разрабатывать новые механизмы и обрамлять их в корпуса концептуального дизайна. В 2006 году на выставке в Базеле состоялась премьера новой модели Ebel Brasilia — изящных лаконичных часов в прямоугольном корпусе, роскошном, но не вычурном. Примечательно, что в середине XX века компания уже выпускала часы под аналогичным именем. Brasilia — это лучшее из дизайна Ebel в современной интерпретации. Модель создана для молодых энергичных людей. Неслучайно лицом коллекции стала одна из самых известных топ-моделей мира — бразильянка Жизель Бюндхен.

Между прочим, в 50-е годы прошлого века посланником Ebel был культовый киноактер, «мистер элегантность» Гарри Купер. С тех пор официальных посланников у марки долгое время не было, и теперь в Ebel решили возродить и эту традицию. Если молодежные Brasilia представляет Жизель Бюндхен, то лицом классических коллекций стала другая легендарная топ-модель Клаудиа Шиффер.

И, наконец, серьезной вехой в истории Ebel стала презентация в 2005 году собственного механизма Calibre 139. Этот хронограф с ретроградными счетчиками часов и минут был полностью разработан и собран в ателье компании в Ла Шо-де-Фон. Более того, к серийному запуску готовы новейшие собственные калибры с модулями вечного календаря и GMT. В этом может убедиться каждый, кто посетит историческую штаб-квартиру Ebel. Она по-прежнему расположена в оригинальнейшей вилле «Ладья», которую спроектировал сам Ле Корбюзье.

С каждым годом Ebel все увереннее возвращается к тому образу, который принес марке славу и уважение, — образу часов, которые носят, потому что это признак хорошего тона и вкуса. «Естественно, мы не собираемся превращать Ebel в классическую марку, которая будет из года в год производить только вариации на тему известных моделей, — говорит Люк Опринзен. — Мы готовы к экспериментам. Но лишь к таким, на которые были бы согласны сами Эжен Блюм и Алис Леви».

Секреты механики EbelСекреты механики Ebel

Одним из последних проектов Пьер-Алена Блюма стал созданный им еще в 1995 году Calibre 137. До этого спортивные хронографы Ebel оснащались калибром 134, который создавался на базе знаменитого «зенитовского» El Primero. Но Блюм стремился вернуть Ebel репутацию полностью независимого производителя, поскольку только так компания способна гарантировать своим клиентам высочайшее качество и надежность. Хотя первые версии Ebel 137 не отличались особенными «наворотами» (это хронограф-хронометр, сертифицированный COSC, с частотой баланса 28 800 пк/час и резервом хода 48 часов), специалисты оценили его весьма высоко. Естественно, собственный калибр был помещен в самую мужественную и стильную коллекцию марки «1911» с узнаваемыми пятью винтами на безеле.

Надежность и точность калибра 137 подтвердило само время. За десять лет с момента выпуска первой коллекции на Ebel не пришло ни одной рекламации. Поэтому в 2005 году компания решила в честь первого юбилея механизма не только выпустить новую серию хронографов 137, которыми оснастили новую модель «1911 BTR», но и представить новый собственный калибр, также целиком разработанный на фабрике — Calibre 139.

Его конструкция уже по-настоящему оригинальна: традиционные круглые счетчики заменены в нем ретроградными шкалами, на отметке «3 часа» разместился календарь-дата. Новый калибр отлично подошел к знаменитому изящному узкому корпусу Beluga Tonneau. Естественно, калибр 139 также является хронометром, сертифицированным COSC.

Наконец, в 2006 году в линии «1911 BTR» появись две новейшие модификации калибра 137: хронограф с GMT (калибр 240) и хронограф с вечным календарем (калибр 288). Они также были полностью созданы в мастерской Ebel и обладают теми же высокими характеристиками точности и надежности, что и их предшественники. Так, например, для лунного диска разработан специальный модуль, благодаря которому корректировать индикацию фазы Луны придется лишь раз в 122 года.

Уникальность часов и механизмов Ebel в том, что их создатели никогда не задавались изначальной целью непременно кого-нибудь поразить или шокировать. Это часы, которые создаются для долгой надежной службы, не теряя при этом лоска и не выходя из моды. Именно это входит в понятие «престиж».

© Мои часы №1/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Вернисаж Марка эксклюзивных часов и ювелирных украшений Leon Hatot продолжает коллекцию элегантных часов-трансформеров Kimay, инкрустированных разноцветными камнями.
Rebecca. Успех закономерен Разрушать стереотипы, создавать новые направления и сегменты рынка - на такое способна не каждая марка. Итальянской Rebecca это удается.
Право первой ночи Имея весьма слабое представление об имеющихся на рынке моделях, человек приходит в магазин и уже там выбирает товар. Давайте задумаемся, а как покупатель выбирает магазин?
Достойная замена импорту Два года назад руководство компании "Торговый Дом "Полет" поставило перед собой цель наладить выпуск продукции, способной конкурировать с импортной в диапазоне до $150. Тогда большинство сочло эту затею утопией. Но сегодня можно утверждать, что выпускаемые компанией часы занимают уверенные позиции в нише, где еще недавно господствовали корейские марки.
© 2007 «TimeWay»