Главная Статьи De Grisogono. Редкое время
 

De Grisogono. Редкое время

Если попытаться определить национальную принадлежность одного из самых знаменитых ювелиров мира Фаваза Груози, то возможных ответов будет как минимум три. По происхождению он ливанец, родившийся в Сирии и воспитывавшийся до 18-летнего возраста в Италии. Поскольку национальность, равно как и сознание, определяется бытием, назовем мсье Груози итальянцем - вряд ли он будет возражать. Этим летом маэстро драгоценной роскоши отметит 54-ю годовщину - самый творческий расцвет для мужчины, - так что времени для дальнейшего процветания у возглавляемой им компании de Grisogono еще предостаточно.

DE GRISOGONO. РЕДКОЕ ВРЕМЯ Карьера Груози началась в городе его детства Флоренции. Юноша работал подмастерьем у одного весьма известно ювелира, который, впечатлившись талантами ученика, отправил его консультантом в свой лондонский бутик. Дослужившись до директорского кресла, Груози проработал в Лондоне еще четыре года, после чего получил предложение попробовать себя в качестве представителя Harry Winston в Саудовской Аравии. От такого подарка судьбы было трудно отказаться, и ливанский флорентиец на три года отправился в южные земли. Вернувшись в Европу достаточно известным профессионалом в своей области, Груози практически сразу же попал в руки агентов Bulgary. Сам Джанни Булгари, как выяснилось, создал для «возвращенца» персональную должность с практически неограниченными полномочиями. Груози был назначен главным по всем ювелирным коллекциям Bulgary и ответственным за мировое продвижение бренда. Будущее казалось блестящим, но в 1 993 году пути Джанни Булгари и его детища разошлись, и «режиму благоприятствования» пришел конец. Именно тогда Фавазу Груози пришла в голову мысль начать собственное дело. Без каких-либо углубленных финансовых расчетов и анализа рынка он основал марку de Grisogono, которая на удивление успешно принялась пробиваться к вершинам ювелирного бизнеса. Три года спустя судьба приготовила нашему герою поистине королевский подарок: совершенно случайно к нему в руки попал 190-карат-ный черный бриллиант «Черный Орлов». В 1 930-х ювелиры не смогли найти ему достойного применения - отчасти по причине повышенной хрупкости, отчасти из-за мелких включений, - и камень пролежал без дела до наших дней. Красота «Черного Орлова» настолько очаровала Груози, что он решил объехать все основные бриллиантовые трубки планеты и собрать максимально возможное количество черных алмазов. В результате на свет появилась уникальная коллекция украшений, сделавшая de Grisogono маркой мирового масштаба. Груози украшал своими «любимцами» буквально все: от солнцезащитных очков до мобильных телефонов, и в рекордные сроки заставил считаться с собой признанных мэтров ювелирного дела. Считаться - и даже подражать! Черный бриллиант стал революционным откровением для всех поклонников ювелирного искусства и принес своему «крестному отцу» Груози вселенскую славу. Последний не остался в долгу: за три года цена карата «графитового» бриллианта буквально взорвала ювелирный рынок. Подобного не случалось еще никогда! DE GRISOGONO. РЕДКОЕ ВРЕМЯ То, что для любой другой компании могло бы сразу стать верхом желаемого, для de Grisogono стало только стартом. В ближайшие годы последовала череда похожих «открытий». Например, в начале 2000-х Груози вознес на пьедестал молочно-матовые, «ледяные» бриллианты, которые раньше считались банально мутными, или, проще говоря, некондиционными. Как ему это удалось - загадка, но факт остается фактом: icy diamonds сегодня уверенно конкурируют со своими черными собратьями за право венчать вершину ювелирного шика. И наконец, сравнительно недавно, года три назад, удачливый предприниматель и одаренный художник достал из пронафталиненных бабушкиных сундуков пупырчатую кожу ската, которая и раньше-то использовалась разве что в качестве скромной альтернативы коже обычной. Поскольку к тому времени Груози уже был величиной мирового масштаба, никто особенно не удивился, когда galuchat - эта самая кожа ската - в кратчайшие сроки превратилась в элитный материал, верный признак дорогих эксклюзивных вещей. Таких, как, например, часы, в производстве которых Фаваз Груози рискнул попробовать себя в 2000 году. Рискнул - и, разумеется, снова выиграл, потому что ему очень этого хотелось. Далее- рассказ от первого лица.



Александр Ветров


© Часы №4, 2006


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Rhythm - специально для России Известный японский производитель крупногабаритных часов Rhythm впервые представил в России свою новую коллекцию наручных часов.
Кимихару Суенага: "Мы можем все" Кимихару Суенага - очень важная персона. Он отвечает ни много ни мало за европейскую экспансию японского часового гиганта Seiko. Памятуя о том, что некогда именно Seiko «спровоцировала» кризис механической хронометрии и что именно она сегодня остается одним из самых мощных конкурентов швейцарских часовщиков, мы не могли упустить возможности попросить г-на Суенагу расставить некоторые точки над i.
Время посмотреть на часы В предыдущих номерах журнала можно было прочесть об истории создания, организации производства и маркетинговой политике американской часовой компании Timex. Теперь настал черед рассказать об основных модельных рядах и коллекциях часов этой марки.
Часовое королевство Maurice Lacroix Собственное производство для многих — непозволительная роскошь. И если учитывать это, то две фабрики, которые принадлежат компании Maurice Lacroix — двойная роскошь.
© 2007 «TimeWay»