Главная Статьи Быть инновативной - характерно для Patek Philippe
 

БЫТЬ ИННОВАТИВНОЙ -

ХАРАКТЕРНО ДЛЯ PATEK PHILIPPE

Беседовал Герхард Клауссен


Президент Patek Philippe Филипп Штерн и его сын, вице-президент Тьерри Штерн, об актуальных событиях и продукции мануфактуры, о часовой индустрии и предстоящей смене поколений.



Вице-президент Тьерри Штерн. Президент РР Филипп Штерн.

- Господа, скажите, как обстоят дела у Patek Philippe в целом?


Филипп Штерн: Большое спасибо, очень хорошо, но это характерно сегодня для всей часовой индустрии. Успешно прошла Базельская выставка. Мы получили хорошие отклики от наших клиентов, да и отдельные покупатели порадовали. 2006 год выдался удачным, так что ждем, что 2007 год тоже не подведет.


- в 1996 году было открыто новое большое производственное здание. Кроме того, появилось отдельное предприятие, где изготавливают корпусы и ремешки. РР постоянно растет?


ФШ: Да, у нас сегодня больше людей. В 1996 году, когда мы переехали сюда, у нас работало около 500 сотрудников, сегодня - почти 1200 человек. Но это вовсе не означает, что количество нашей продукции увеличилось вдвое.


Конечно, оно выросло, но незначительно. То, что мы производили в последние годы, - это утонченные, высокотехнологичные часы.


Если раньше мы продавали, к примеру, больше простых автоматических моделей с указателем даты, то сегодня, допустим, наш приоритет в производстве -модели с годовым календарем. И чем больше часов с усложнениями мы хотим производить, тем больше времени нам на это необходимо, так как количество деталей увеличивается прямо пропорционально сложности экземпляра. При этом не должно страдать качество. Мы заботимся, в первую очередь, о качестве, а не о количестве.


- То есть количественный рост не наблюдается?


ФШ: Мы пытаемся увеличить объем продукции, но, прежде всего, мы всегда ищем хороших людей, хороших часовщиков. Необходимо обучать их, чтобы вывести на наш уровень, что тоже требует времени. Если мы берем на работу выпускников школы часовщиков, нам нужно от 2 до 4 лет для их дополнительного образования, прежде чем они смогут у нас работать.


- Как происходит развитие спроса и продаж?


ФШ: За последние годы спрос на нашу продукцию вырос, но вследствие того, что удовлетворить его в полной мере мы не в силах, одновременно снизилась доля присутствия на рынке. К тому же появилось много новых часовых марок, что я приветствую. Но мы идем своей дорогой. Мы ограничены в возможностях производства, и, к сожалению, это ведет к тому, что иногда нашим клиентам приходится долго ждать определенных моделей.


- Значит, ваша доля на рынке опускается из-за появления большого числа новых марок?


ФШ: Да, но еще и потому, что вырос спрос. Другие бренды пытаются производить именно столько продукции, сколько необходимо, чтобы удовлетворить покупателей. Мы тоже к этому стремимся, но для нас качество - приоритет, как я уже отметил ранее.


- Несколько лет назад вы говорили, что производите ежегодно 20 000 экземпляров часов и не хотите делать больше.


ФШ: Нет, я не сказал, что мы не хотим производить больше. Но мы задумываемся о расширении производства только тогда, когда способны удовлетворить имеющийся спрос. Наш постоянный годовой рост всегда составлял 5-6%, в зависимости от того, какие часы мы делаем. Сегодня мы изготавливаем около 38 000 экземпляров в год - 30 000 механических и 8 000 исключительно женских часов с кварцевым механизмом.


- Как обстоят дела с модельной политикой? В 2006 году вышел совершенно новый хронограф с годовым календарем, внешне очень современная модель. В этом году вы представили немного старомодные женские часы. Какая связь здесь прослеживается?


В честь 30-летнего юбилея модель Nautilus была переработана и модернизирована. На фото модель GrandeTaille, которая выпускается в белом, красном и желтом золоте. Толщина корпуса около 40 м. «Домашний» автоматический Калибр 315 SC, 213 деталей, диаметр 27мм, толщина 3,22 мм, ротор из золота, баланс Gyromax с 21 600 полуколебаний в час. Женевское клеймо. Мужские наручные часы в так называемом «офицерском» корпусе - обозначение, которое используется у РР для часов с откидной задней крышкой. Под ней скрывается защищенный сапфировым стеклом Калибр 315 SQR с указателями вечного календаря. Особенность часов - ретроградная стрелка даты, которая возвращается в исходное положение в конце месяца. Технические характеристики: толщина 5,25 мм, диаметр 28 мм, 275 деталей, ротор из золота, баланс Gyromax, Женевское клеймо.

ФШ: Мы - за разнообразие. У нас есть несколько коллекций, которые мы пробуем расширять. Есть Calatrava, которая остается традиционной. Коллекцию Gondolo составляют часы в корпусах разной формы, здесь мы добавили новую модель. Мы не против того, чтобы экспериментировать с женскими часами. Наши клиенты должны иметь возможность выбирать, и до сих пор такая политика была очень успешной, поэтому мы будем следовать ей и дальше. Мы не хотим выпускать продукт, рассчитанный только на большие продажи, что могло произойти, например, с Nautilus. Мы могли бы полностью сконцентрироваться на этих спортивных часах и на 10 лет загрузить 80% нашего производства.


- Можно ли сказать, что, с одной стороны, вы стремитесь, поддерживать интерес у любителей классики, а с другой, - привлечь новых покупателей?


ФШ: Безусловно, новые клиенты - одна из наших целей, поэтому мы развиваемся в разных направлениях. Тьерри очень интенсивно занимался данным вопросом и, пожалуй, может кое-что об этом поведать.


Тьерри Штерн: Нельзя ориентироваться только на прежних покупателей. Дело в том, что многие из тех, кто сегодня интересуется PR - дочери и сыновья наших давних клиентов. Они уверены в качестве предлагаемых часов, но хотели бы, к примеру, другой дизайн. Такие клиенты очень значимы для меня, так как в дальнейшем они становятся постоянными покупателями. Нам необходимо считаться с этим фактом, необходимо сохранять наш стиль и в то же время адаптировать его для молодой аудитории. Удачный пример - наш годовой календарь (Ref. 5110), восхитительные часы, которые понравятся и отцу, и сыну.


По моему мнению, люди хотят оставаться молодыми, и замечательно, что часы - одна из тех вещей, которая позволяет продлить молодость. Тем не менее не стоит забывать, что это PR а не модная новинка. Я не хотел бы создавать модные часы, которые носят только шесть месяцев. Это неприемлемо для нас.


- Вы можете подтвердить, что вышеназванный хронограф типичен для РР?


ТШ: Безусловно, у него типичный корпус. Циферблат мог бы выглядеть по-другому, но для РР характерно быть ннновативной, иначе нет развития. Я не боялся представить такой циферблат, так как знал, что многие люди будут поражены, но никак не разочарованы. У нас здесь недавно гостили журналисты со всего мира, они так и сказали: «Новый стиль, но все тот же РР с прекрасным механизмом, интересной техникой и красивым платиновым корпусом». По моему мнению, это одни из тех часов, которые мы должны были выпустить, чтобы показать миру, как эволюционирует PP. Конечно, всем не угодишь, именно поэтому, как уже сказал мой отец, наша марка представляет широкий спектр различных часов. Это очень важно.


- Если мы заговорили об инновациях, стоит упомянуть и о деталях механизма, в частности о спусковом колесе из кремния. Покупатель оценивает это по достоинству?


ТШ: Клиент принимает во внимание технические новинки, но очень важно объяснить, для чего они нужны. Проблема состоит в том, что новые материалы применяют сегодня многие часовые марки, но большинство использует их как рекламный ход. Возможно, в этом кроется причина изначального скепсиса покупателей. Приходится объяснять, для чего это делаем мы, в случае со спусковыми колесами - чтобы улучшить точность хода часов. Только это можеть быть целью любого хорошего часовщика.


ФШ: ...и надежность...


ТШ: Как только мы выдвинули веское обоснование применения кремния, получили позитивную реакцию. В конце концов, мы же не делали кремниевый механизм, это было бы смешно.


ФШ: Здесь речь идет о так называемой «традиционной инновации». Это особенность PP. С одной стороны, мы остаемся верными классике, сохраняем традиции изящного часового искусства, что выражается, к примеру, в декорировании, которое по-прежнему выполняется вручную. С другой стороны, мы находим новые технические решения. Наши клиенты не только хотят иметь красивые часы на запястье, но и желают, чтобы они работали долго, надежно, точно. Со сменой материала для спусковых колес эти свойства улучшаются без ущерба тонкому часовому искусству.


- Кремниевые спусковые колеса действительно обходятся без смазки?


ФШ: Да, но мы продолжаем работать над дальнейшими улучшениями качества хода.


ТШ: Мы не спешим. Нововведения всегда тщательно тестируются. Для нас очень важно применять совершенную технику, а не только выпускать маркетинговый продукт.


ФШ: Как известно, мы также представили балансовую спираль из кремния, которая функционирует очень хорошо. У нас есть часы, которые уже три года работают с ней, и результат отличный. Этим путем мы пойдем и дальше, но не забывая о традициях.


ТШ: Заметьте, что пока речь идет всего о трех из 170 как минимум компонентов механизма.


- Рынок и соотношение сил на нем быстро меняются. Как это отражается на Patek Philippe?


ТШ: Мы могли бы изменить наши приоритеты, но у нас всегда было честное распределение. Из-за небольшого объема производства нам необходимо строго следить за распределением продукции. Сегодня очень активно расширяется Азия, появляется много новых клиентов. Они впечатлены РР и интересуются нашими часами, прежде всего моделями с усложнениями, такими кактурбийон и минутный репетир. Но мы не можем поставить все, о чем нас просят! Сейчас мы выходим на китайский рынок, но 3 000 экземпляров - это страшно мало для такой огромной страны! Я даже не знаю, откуда нам взять такое количество. Было бы нечестно частично урезать долю американского и европейского рынков.


ФШ: Наше распределение остается прежним: 45% в Европе, 30% в Азии и 25% в Северной Америке. Эти цифры немного меняются, но остаются стабильными в определенных рамках. Мы могли бы поставлять в Азию больше продукции, но хотим оставаться честными по отношению к другим клиентам.


ТШ: Главная задача моих поездок состоит именно в том, чтобы разъяснять клиентам, из чего складывается РР и почему они не могут иметь те или иные модели сразу. Я объясняю, что мы работаем по-другому, что нужно время, чтобы создать часы, и что наши сотрудники проходят специальное обучение. Кроме того, я приглашаю их посетить фабрику, чтобы они получили четкое представление о нашем деле, посмотрели другими глазами на производство часов.


- Интересно, как азиатская культура, совершенно отличающаяся от европейской, воспринимает европейский дизайн? Людям же приходится покупать часы, которые сделаны по европейскому вкусу.


ТШ: У меня есть достойный ответ. Вы можете себе представить кимоно с изображением швейцарского шале? Китайцы и японцы хотят покупать швейцарские часы, и они выглядят такими, какие есть.


- Интерес со стороны азиатов, вероятно, увеличит число ювелиров, с которыми вы сотрудничаете.


ТШ: Нет, мы даже стараемся сократить число наших партнеров. По причине большого спроса нам приходится заказывать большее количество часов каждому конкретному ювелиру.


- Как сегодня структурировано управление в РР?


ФШ: Управление состоит из меня, Тьерри и Клода Пени, который в качестве генерального директора ведет ежедневные дела. Позиция генерального директора оправдывает себя и все будет сохраняться, если я однажды отойду от управления фирмой. Медленно, но верно в РР готовится смена поколений.


- Существует ли у вас с сыном распределение обязанностей?


ТШ: Он работает, а я развлекаюсь (смеется).


ФШ: Это верно в большей или меньшей степени (улыбается). В основном, я занимаюсь стратегическими вопросами, Тьерри посвящает себя больше текущим делам.


ТШ: Мой отец занимается и дизайном. РР так уважаема, потому что все знают, что мы, как семья владельцев, составляем часть целого. Ни одни часы не покидают «дом», прежде чем мы не дадим оценку «отлично». Мы поддерживаем тесный контакт с нашими деловыми партнерами, они нуждаются в поддержке и получают ее. Сегодня семейное предприятие - очень редкое явление, у большинства марок имеются только частичные собственники.


- Тьерри, а вы уже готовы взять на себя управление фирмой?


ТШ: Да, но невозможно быть готовым полностью, знать все о таком предприятии, как PP. Я проработал здесь уже много лет. С другой стороны, я один не готов взять на себя такую ответственность, это слишком сложно. К счастью, у нас есть замечательный генеральный директор и отличная команда. Не только в управлении, но и на всем предприятии.


- Назначение генерального директора, которое произошло несколько лет назад, по-видимому, дало хорошие результаты?


ФШ: Да, абсолютно.


ТШ: И это заслуга не только нас троих. В общей сложности у нас 14 отделов со своими ответственными лицами.


- Существует ли для вас проблема найти хорошего часовщика?


ТШ: Да, это несомненно сложно, тем более, мы хотим принимать на работу только очень хороших сотрудников. Они должны разделять нашу философию, должны упорно работать и любить то, что они делают.


- Большое спасибо за беседу!


В честь 150-летнего юбилея РР разработала самые сложные карманные часы в мире. Двусторонние «Caliber 89» содержат не менее 33 функций. Задняя сторона юбилейных часов «Caliber 89».


"Часы" №6 2007


 



СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Новинки Swatch Group Этот год стал поистине "взрывным" для часового мира - обилие новых коллекций, дизайнерских и технологических прорывов, свежих идей и концепций, безусловно, вселяет оптимизм.
Око черное Владелец компании de Grisogono Фаваз Груози представил в Базеле самый необычный наручный минутный репетир в истории часового искусства - Occhio Ripetizione Minuti.
Dubey & Schaldenbrand Одним из главных событий прошедшего 2005 года стало награждение президента компании мадам Синетт Робер медалью "За заслуги в развитии традиций часового искусства", которая присуждается Institut International de Promotion et de Prestige (IIPP).
Рекорд: опережая рынок На рынке найдется немного компаний, которые умеют так приковывать внимание к своим действиям и вызывают такое противоречивое отношение, как "Рекорд". О том, почему линия развития компании столь извилиста, рассказывает председатель совета директоров Давид Петросов.
© 2007 «TimeWay»