Главная Статьи Безвременье
 
Ebel

Безвременье

         "Что происходит?" - этим вопросом часовое сообщество обеспокоено едва ли не весь год. Начиная с прошлого июня почти все оптовые и крупные розничные компании испытали на себе пристальный интерес (назовем это так) со стороны представителей государства. Понесенные потери, по меркам нашего скудного рынка, огромны. Зимой-весной локальные проблемы отдельных компаний переросли в проблемы системные: импорт часов в Россию практически застопорился. Страна осталась без часов.
         Внутри часовой "тусовки" пошли разговоры о смерти рынка и о том, что пора перестраивать часовые салоны в парикмахерские. На известных интернет-ресурсах, заслуживших репутацию высоко осведомленных, появился ряд статей о ситуации на часовом рынке. Тексты явно писал кто-то очень хорошо знакомый с темой: большинство упомянутых фактов соответствуют действительности, что с непрофильными изданиями случается редко.
         Одновременно много вопросов было обращено к нашему журналу. Мол, чего молчите, почему не участвуете? Мы участвуем, посмотрите хотя бы ЧБ № 5 / 2005, ЧБ № 1 / 2006. Общая ситуация там описана. Просто для пересудов на тему "Что случилось в фирме такой-то" есть передачи "Человек и закон", "Мир криминала" и другие СМИ. Нас же интересуют причины происходящих событий, потому что именно знание причин позволяет перейти от обсуждения прошлого к планированию будущего.

Пять версий

         Вполне естественно, что возникшие проблемы вызвали в часовой среде огромное количество пересудов на тему "Что и кто за всем этим стоит?" Версий происходящего высказывалось минимум пять, и каждая из них имела свои аргументы и контраргументы.
         Первая - "заказ" конкурентов одним из операторов рынка, который хочет занять монопольное положение. Одна из статей в Интернете так и называлась: "Меркури" всех заказал". Правда, в ней же упоминалось, что проблемы были в том числе и у самого "Меркури". А все опрошенные нами специалисты рынка говорили, что одному оператору занять монопольное положение практически невозможно: этому будут сопротивляться как минимум производители. И в "Меркури" это прекрасно понимают.
         Вторая версия, идет расчистка рынка для нового игрока, возможно - для компании с госучастием или под патронажем кого-то из высокопоставленных госслужащих. Мол, сейчас "органы" выведут из игры крупнейших операторов, а их место займет новый игрок. Возможно, будет создана крупная сеть магазинов, охватывающая всю страну, возможно, в стране сохранятся независимые розничные и, возможно, даже оптовые компании, но появится единый импортер, через которого они будут получать товар. Версия выглядела вполне правдоподобно, особенно если учесть события, происходившие на других рынках. Но, во-первых, создать с "нуля" огромную компанию, которая покрыла бы всю страну, тяжело даже при наличии ресурсов. А во-вторых, за прошедшее время ни единого подтверждения этой версии не появилось. Государство на наш рынок пока не рвется.
         Третьей и едва ли не наиболее вероятной причиной возникновения проблем назывался "беспредел" отдельных представителей власти. Вполне естественно, что люди, пережившие перестройку, охотно верят в такое. Но дальше приведем несколько аргументов против этой версии.
         Еще одной популярной версией называлось то, что государство хочет сделать весь российский бизнес кристально чистым. Ее сторонники указывали на речи руководителей страны и телевизионные новости, а противники - на "Лужники", куда продолжали исправно поступать явно не отмечавшиеся на таможне китайские часы.
         Появилась и совсем экзотическая теория, что государство решило извести часы как категорию товара. Под нее даже подвели философское обоснование. Мол, во все времена часы были признаком власти, а ход часов на главной башне города задавал ритм жизни его обитателей. Ни прийти в церковь, ни собраться на площади для принятия важного решения или для начала карнавала без главных часов горожане не могли. Появление часов в доме у богатого вельможи означало, что он получал определенную свободу и мог больше не прислушиваться к главной башне. теперь уже он определял ритм жизни своих домочадцев, получая над ними дополнительную власть, и мог, как Мюнхгаузен, устанавливать свое собственное время. Дальше - хуже: два человека, имеющие наручные часы, вполне могут договориться и встретиться без помощи центральной власти, хранящей время. Поэтому, с ее точки зрения, огромное количество часов на руках у населения вредно. Мол, для правильного функционирования страны достаточно иметь куранты на спасской башне. А еще вспоминали Пол Пота, который напрочь извел в своей камбодже всю интеллигенцию, к которой относил каждого, кто умел писать, имел очки или часы.
         Как видим, по состоянию на май 2006 года, в чистом виде ни одна из версий не подтвердилась. Но очевидно, что причина проблем лежит вовне собственно часового рынка. Поэтому давайте попробуем проанализировать происходящее в стране и выделить те тенденции, которые оказывали и будут оказывать влияние на бизнес в ближайшем будущем.


"Золотой теленок"

Ильф И, Петров Е.

ГЛАВА XV. РОГА И КОПЫТА

         Жил на свете частник бедный. Это был довольно богатый человек; владелец галантерейного магазина, расположенного наискось от кино "Капиталий". Он безмятежно торговал бельем, кружевными прошвами, галстуками, пуговицами и другим мелким, но прибыльным товаром. Однажды вечером он вернулся домой с искаженным лицом. Молча он полез в буфет, достал оттуда цельную холодную курицу и, расхаживая по комнате, съел ее всю. Сделав это, он снова открыл буфет, вынул цельное кольцо краковской колбасы весом ровно в полкило, сел на стул и, остекленело глядя в одну точку, медленно сжевал все полкило. Когда он потянулся за крутыми яйцами, лежавшими на столе, жена испуганно спросила:
         - Что случилось, Боря?
         - Несчастье! - ответил он, запихивая в рот твердое резиновое яйцо.
         - Меня ужасно обложили налогом. Ты даже себе не можешь представить.
         - Почему же ты так много ешь?
         - Мне надо развлечься, - отвечал частник. - Мне страшно.
         И всю ночь частник ходил по своим комнатам, где одних шифоньеров было восемь штук, и ел. Он съел все, что было в доме. Ему было страшно.          На другой день он сдал полмагазина под торговлю писчебумажными принадлежностями. Теперь в одной витрине помещались галстуки и подтяжки, а в другой висел на двух веревочках огромный желтый карандаш.
         Потом настали времена еще более лихие. В магазине появился третий совладелец. Это был часовых дел мастер, оттеснивший карандаш в сторону и занявший половину окна бронзовыми часами с фигурой Психеи, но без минутной стрелки. И напротив бедного галантерейщика, который не переставал уже иронически улыбаться, сидел, кроме постылого карандашника, еще и часовщик с воткнутой в глаз черной лупой.
         Еще дважды посетило галантерейщика горе-злосчастье. В магазин дополнительно въехали водопроводный мастер, который тотчас же зажег какой-то паяльный примус, и совсем уже странный купец, решивший, что именно в 1930 году от Рождества Христова население Черноморска набросится на его товар - крахмальные воротнички.
         И когда-то гордая, спокойная вывеска галантерейщика приобрела мерзкий вид.

ТОРГОВЛЯ Галантерейными Товарами Галантпром

В. КУЛЬТУРТРИГЕР

ПОЧИНКА Разных часов Б. Павел Буре ГЛАЗИУС-ШЕНКЕР

КАНЦБУМ Все для Художника И совслужащего ЛЕВ

СОКОЛОВСКИЙ

РЕМОНТ Труб, раковин и унитазов М. Н. ФАНАТЮК

СПЕЦИАЛИСТ Крахмальных Воротничков Из Ленинграда

КАРЛ ПАВИАЙНЕН

         Покупатели и заказчики со страхом входили в некогда благоухавший магазин. Часовой мастер Глазиус-Шенкер, окруженный колесиками, пенсне и пружинами, сидел под часами, в числе коих были одни башенные. В магазине часто и резко звонили будильники. В глубине помещения толпились школьники, осведомлявшиеся насчет дефицитных тетрадей. Карл Павиайнен стриг свои воротнички ножницами, коротая время в ожидании заказчиков. И не успевал обходительный Б. Культуртригер спросить покупательницу: "Что вы хотели?", как водопроводчик Фанатюк с грохотом ударял молотком по ржавой трубе, и сажа от паяльной лампы садилась на нежный галантерейный товар. В конце концов странный комбинат частников развалился, и Карл Павиайнен уехал на извозчике во мглу, увозя свой не созвучный эпохе товар. За ним канули в небытие Галантпром и Канцбум, за которыми гнались конные фининспектора. Фанатюк спился, Глазиус-Шенкер ушел в часовой коллектив "Новое время". Гофрированные железные шторы со стуком упали. Исчезла и занятная вывеска.


Власть властвует

         Интересно, что часовщики разделились не только по поддерживаемым версиям, но и по отношению к происходящему. Большинство высказывалось в духе: "Ай-ай-ай, нас обижают злые люди! На этих людей надо найти управу". Как тут не вспомнить классическое: "Вот приедет барин, барин нас рассудит!" Меньшая часть относилась к жизни более философски: "Да, обижают. Но не больнее, чем других".
         Если посмотреть чуть дальше порога собственного магазина, то выяснится, что правы вторые. Неприятности на часовщиков свалились вовсе не вдруг, и внимание государства не является чем-то особыми. Еще 5-6 лет назад таможенные схемы перестраивали импортеры авто. Года три-четыре назад газеты пестрели сообщениями о процессах против поставщиков мебели. Сложности с таможней заставили тогда многих импортеров интерьерных часов заняться сборкой продукции в России. Полтора года назад начались изменения на рынке электроники, а прошлым летом проблемы возникли у торговцев мобильниками.
         Посмотрите на другие отрасли, почитайте заголовки газет, и все встанет на свои места. "Государство взяло автопром и авиапром", "Нефть переходит в руки государства", "Присутствие государства в экономике усиливается". А мы, часовщики, что, живем в другой стране? Вроде, нет. тогда почему на нашем рынке должно быть по-другому? Можно обсуждать цели, которые преследует государство - наполнение казны или обеспечение контроля за экономикой и ее субъектами. Можно жаловаться на приемы, которые используют представители власти. Но сути процесса это не меняет: контроль государства над экономикой и вмешательство в дела каждой конкретной компании будет усиливаться.
         Часовой рынок не первый и не последний, которому государство напомнило о своем существовании. Начав с отраслей с максимальными оборотами, государство двинулось вниз. сейчас очередь дошла до часовщиков. Через годик настанет время поинтересоваться здоровьем стилистов и фитнес-инструкторов. А что касается нашего нервного восприятия процесса, то впору вспомнить старый капиталистический анекдот: если уволили твоего соседа - это стагнация, а если работы лишился ты сам - это кризис.

Вертикаль

         Если проанализировать все те же газетные статьи, то можно заметить, что в них уже гораздо реже упоминается некогда популярное словосочетание "ветви власти" и все чаще - "вертикаль власти". Во все времена в стране было несколько институтов, или ведомств, деливших между собой формальную и неформальную власть и "присматривавших" друг за другом. создание "вертикали власти" в переводе на русский язык означает, что вся власть теперь сосредоточена в руках одной структуры, которая сама находится вне какого-либо контроля.
         Теоретически орган, которому не нужно тратить время и силы на согласования, получение разрешений и лишнюю отчетность, может быть очень эффективным. Но на практике везде работают реальные люди, имеющие свои собственные и корпоративные интересы. В отсутствии контроля эти интересы могут преобладать над целями, ради которых была создана структура. Власть пытается навести порядок в стране, но у нее свои приоритеты. Ей пока не выгодно бороться с уличной преступностью, которая уже подбирается к уровню лихих 90-х. Куда интереснее запретить большинству магазинов ночную торговлю водкой и внимательно контролировать оставшееся меньшинство. Или объявить вредными для здоровья "Боржоми", грузинские вина и партию сотовых трубок.
         Вряд ли справедливо списывать все проблемы часовщиков на действия отдельных лиц, выступающих представителями государства. Оно пытается контролировать своих служащих. Вспомните череду майских отставок в таможенной службе, ФСБ и прокуратуре. Или взгляните на статистику: на тех же таможенников с января по апрель заведено более 200 уголовных дел - цифра беспрецедентная. Даже сотрудники ГИБДД все аккуратнее и опасливее берут деньги. Борьба с коррупцией идет. Но вместе с тем в стране появилась группа неподконтрольных и облеченных большой властью людей. Естественно, что соприкосновение с ними порой оказывается очень болезненным.
         Таким образом, можно выделить два вектора, которые определяли и будут определять экономический климат в стране. Это усиление государственного вмешательства в экономику и создание бесконтрольной вертикали. Оба они связаны с усилением власти. И подобно тому, как столкновение холодного и теплого атмосферных фронтов вызывает грозу, сумма этих двух векторов принесла часовщикам множество проблем.
         Можно ли как-то избежать влияния государства, спрятаться от него? Вряд ли. Часовой салон в тайге не откроешь. Да и живем мы не в Боливии, где власть меняется дважды в неделю и слаба настолько, что едва контролирует свою обслугу. У нашего государства более чем 70-летний опыт построения коммунистического порядка на 1 / 6 части суши и прилегающих территориях. За годы перестройки этот опыт утерян не до конца. так что нам предстоит научиться жить в новых условиях, когда все и вся контролирует государство и его бесконтрольные представители. если помните, об этом мы и писали в осенних и зимних номерах журнала.

Первопричина или катализатор?

         Как бы ни было велико влияние государства на наш рынок, я бы не стал его переоценивать. сейчас говорят, что часовщики осваивают новые схемы работы под давлением государства. Думаю, что оно выступило скорее катализатором процесса. И без внешнего давления многие фирмы сами в этом году задумались бы об изменениях. Бизнес - это инвестиции, по отношению к которым есть две противоположные стратегии: высокий риск - высокая доходность и низкий риск - низкая доходность. В последние годы рентабельность работы большинства компаний снижалась, и волей-неволей они пришли бы к схеме работы с низкими рисками.
         Умрет ли часовой рынок под давлением государства? Давайте посмотрим на более "передовых" соседей. Исчез ли какой-либо из упомянутых ранее рынков и стало ли больше парикмахерских?
         Вышли из моды "пиломатериалы", под видом которых в страну приезжали кухни и диваны, но самих кухонь и диванов меньше не стало. Импортеры аппаратуры перенесли часть производства в Россию, ряд товаров подорожал, но рынок аудио- и видеотехники в целом не умер. Рядовой потребитель не заметил кризиса на рынке сотовых трубок, про который так много писали газеты. Иномарок на наших дорогах с каждым днем становится все больше. Во всех этих отраслях произошло перераспределение сил между игроками, но не более. А раз так, давайте поговорим о том, от кого и к кому будет перетекать сила.

Пока толстый сохнет…

         …худой, как гласит пословица, сдохнет. Возникшие проблемы по-разному сказываются на компаниях различного масштаба. Чем больше фирма - тем больше у нее шансов пережить смутные времена, пусть и с потерями. Ей легче пересидеть несколько месяцев в условиях дефицита товара, у нее толще финансовая подушка и больше источников финансирования. В конце концов ей есть что и кого сократить. Для маленького магазина малейшее падение оборота или рост расходов зачастую означают переход в категорию убыточных. И компенсировать убыток нечем.
         Здесь от чисто часовых проблем опять хочется перейти к общим. За последние годы было объявлено о многих инициативах, нацеленных на поддержку малого бизнеса. к сожалению, в реальности все получается наоборот. Чем дальше, тем тяжелее выживать небольшим фирмам. Возникающие то здесь, то там препоны на первый взгляд кажутся случайными перегибами на местах. Но если вспомнить два обсуждавшихся вектора, все становится на свои места. контролировать небольшое число крупных фирм легче, чем множество мелких. так что нет ничего удивительного в том, что при появлении различных "послаблений для маленьких", реальный объем сложностей, с которыми сталкиваются малый бизнес, только растет.
         Каков вывод из этого пункта? Чтобы остаться на плаву, надо или всеми силами укрупняться, или объединяться. К этому толкает государство, этого же требует рынок. Пройдет еще год, и ни один магазин не сможет работать без все еще экзотических на сегодняшний день должностей маркетолога, рекламщика, менеджера по развитию персонала. Потянет ли бюджет одной торговой точки такое увеличение штата?

9 / 11

         Уже не первый год идут разговоры о том, что вот-вот грянет кризис, аналогичный 1998 году. Будет ли он? До тех пор, пока нефть стоит $60, деньги у российского государства будут и причин для кризиса образца 17 августа не возникнет. Но серьезные перемены в экономике вполне возможны. Так, курс рубля в апреле-мае двинулся вверх. По некоторым оценкам, за 4 года реальный курс рубля с учетом инфляции вырос на 75 %. Такой рост не может не отразиться на экономике. В частности, он делает более привлекательными импортные товары.
         Есть и еще ряд соображений. За последние год-два сложнее жить стало не только часовщикам, а практически всем отраслям бизнеса. Это выливается в перестройку многих компаний, нередко сопровождающуюся сокращениями. Здесь уволили двоих, тут - четверых, там - четверть состава. Проблемы отдельных компаний суммируются, и одним из возможных последствий происходящего могут стать перемены на рынке труда. Во всяком случае анализ московских объявлений о поиске работы по ряду распространенных специальностей показал, что, несмотря на инфляцию, за период январь-апрель запросы соискателей относительно заработной платы не только не выросли, а даже несколько снизились. Возможно, это просто какая-то случайная флуктуация. Но если перемены на рынке труда окажутся сильными, неизбежны и большие перемены на потребительском рынке.
         Сейчас многие отмечают, что сложившийся в России уровень оплат непропорционально велик по сравнению с квалификацией и производительностью труда сотрудников. В возможность быстрого роста квалификации верится с трудом. Гораздо вероятнее снижение уровня зарплат, тем более что рост фонда оплаты труда на большинстве предприятий опережает рост выручки. Если такое случится, то проблемы коснутся прежде всего среднего класса. Топ-менеджмент и наиболее высокооплачиваемые слои населения пострадают минимально. Соответственно, произойдет снижение спроса на часы средних ценовых категорий при неизменной востребованности дорогих моделей. Похоже, что именно это мы и наблюдаем уже сегодня.

Швейцарский нейтралитет

         В конце августа 1998-го один мой товарищ почти искренне недоумевал: "Россия "кинула" в том числе и западных кредиторов, где же 7-й американский флот, который в таких случаях обычно выезжает на "разборки"?" Флот не пришел и не мог прийти. также и сейчас: ожидания многих компаний, что зарубежные производители как-то повлияют на процесс, беспочвенны.
         Зарубежные производители, безусловно, расстроены происходящим в России. Но ждать от них какой-либо позитивной активности бессмысленно. Во-первых, несмотря на слова о том, что Россия - один из важнейших и динамичных рынков, на самом деле роль нашей страны невелика. Так, большинству швейцарских марок Россия дает лишь 1-3 % от общего объема продаж. Потерять эти проценты обидно, но не смертельно. Во-вторых, по мировым меркам, производители часов - фирмы весьма немощные. Даже гиганты Swatch Group или Seiko с оборотами $5 и $15 млрд соответственно кажутся карликами на фоне автомобильных или нефтяных компаний.
         Небольшие независимые производители часов не могут предпринять вообще ничего, кроме как сменить дистрибьютора. Открытие собственного представительства экономически бессмысленно при обороте ниже нескольких миллионов долларов. Не будут ничего делать и известные брэнды. Главным их активом является имя, которое легко запятнать, ввязавшись в российские "разборки".
         Но самые пугливые - крупные концерны. Главная задача их руководства - обеспечение роста стоимости акций. слухи о проблемах компании в России, если упаси Господи таковые появятся, вполне способны понизить котировки. И тогда даже трехкратный рост продаж в России не спасет менеджеров от увольнения.
         Так что "буржуины" будут сидеть и ждать, пока у нас все не решится само собой. В крайнем случае самые крупные из них начнут, как Swatch Group, неспешную подготовку к открытию собственного филиала.

Калькуляция убытков

         Производители хотят оградить себя от возможных проблем и требуют от своих дистрибьюторов перестроить отношения и схемы работы.
         Это неминуемо ведет к росту розничной цены и уменьшению маржи оптовиков и магазинов.
         В таблице 1 приведены варианты ценообразования, которые сложились в прошлые годы и предлагаются некоторыми швейцарскими производителями сегодня. Для России рекомендованная розничная цена на некие условные часы, которые в Швейцарии продаются по 250 CHF, составляла 313 франков (примерно $259). Больше половины этой суммы - 173 CHF (наценка 124 % от цены покупки) - составляла маржа магазина. Реально в результате ценовых войн большинство магазинов снижали цену до уровня Швейцарии, т. е. до 250 CHF ($207) и имели маржу в 110 CHF, что соответствует наценке примерно в 80 %. При новом порядке рекомендованная цена вырастет незначительно - до 332 CHF ($274). Но вот закупать эти часы магазин будет уже не по 140 CHF, а по 199 CHF. Маржа торговли снизится до 67 %, или на 133 CHF. Очевидно, что при снижении маржи магазины уже вряд ли будут продавать товар существенно ниже рекомендуемой цены. Это приведет к повышению цен почти на треть. Если же магазины и оптовая торговля сохранят привычные наценки, то часы подорожают до более чем 400 CHF, или на 67 % от сегодняшнего уровня.
         Изменение схем рассчета вызовет массу проблем на рынке. Повышение цен должно привести к некоторому снижению спроса. каким он будет - зависит от того, насколько подорожает товар и как будут меняться доходы населения. Большой разрыв в цене между российскими и европейскими магазинами сделает выгодной покупку за рубежом, серый импорт, интернет-торговлю и т. п. Эта ситуация исправится только после вступления России в ВТО.
         Снижение маржи осложнит работу магазинов. Так, чтобы компенсировать разницу между привычной наценкой 80 % и новой 67 %, требуется увеличить оборот на 17-20 %. На торговую выручку будут влиять несколько разнонаправленных факторов. С одной стороны, рост цены приведет к сокращению спроса. С другой стороны, выручка вырастет благодаря подорожанию товара. Какая тенденция победит, предсказать сложно.
         Кто-то из часовщиков говорит, что рынок по новым правилам работать не сможет и торговля вымрет. Вряд ли все так однозначно. Уже сегодня цены на некоторые дорогие марки в России и Швейцарии соотносятся 1: 1,35 и даже 1: 1,5. Разумеется, при покупке клиент обычно получает скидку в 15-30 %, которая отчасти компенсирует разницу, но факт есть факт: продажи этих часов в России идут вполне успешно.
         Если для магазинов снижение маржи болезненно, но не смертельно, то для дистрибьюторов оно будет критическим. Руководители многих компаний говорят, что для них новая система рассчета стоимости станет надгробным камнем. Возможно, оптовики несколько сгущают краски, но удержать фирмы от убытков им будет очень непросто.

Наша оценка

         Чтобы оценить влияние кризиса на работу магазинов, мы провели опрос среди посетителей сайта TimeSeller.ru. Результаты оказались оптимистичнее, чем мы ожидали.
         Более 2 / 3 опрошенных заявили, что их оборот за январь-апрель снизился по отношению к прошлому году. Причем почти 40 % ощутили довольно серьезный спад продаж: на 10 % и более. Вместе с тем примерно треть компаний сумели увеличить выручку.
         В качестве факторов, оказавших наибольшее влияние на бизнес, большинство фирм называет общее падение спроса (63 %) и повышение розничных цен (52 %). Однако обе эти причины не мешают компаниям наращивать оборот. Водораздел между "растущими" и "сокращающимися" компаниями (т. е. теми, кто отметил положительную и отрицательную динамику оборота) проходит по тому, как они оценивают влияние перебоев в поставках и уменьшения рентабельности. так, нестабильность снабжения упомянула в числе трудностей половина "сокращающихся" фирм (против всего 25 % у "растущих"), а уменьшение скидок - 21 % "сокращающихся" и ни одна из "растущих" компаний.
         Интересно проанализировать, как компании собираются бороться с трудностями. Сокращение персонала или уменьшение расходов на него не планирует ни одна фирма. Это возможно по двум причинам: либо владельцы бизнеса понимают важность человеческого фактора в торговле часами, либо персонал и расходы на него и так ужаты до минимума.
         Среди своих наиболее вероятных шагов компании называют изменения в ассортименте. Около 43 % фирм планируют включить в свой портфель марки, не представленные у конкурентов. А вот что это за марки сильно зависит от итогов первых четырех месяцев. "Растущие" фирмы однозначно намерены двигаться в более дорогой сегмент, видя в них основу будущего успеха. среди тех, кто испытывает проблемы, лишь 21 % намерены двигаться вверх по ценовой лестнице, а 29 % - вниз, к более дешевым товарам. Четверть "растущих" планируют закрыть часть точек, в то время как среди "сокращающихся" таких всего 7 % - видимо, что могли уже закрыли.
         Порадовало то, что более четверти компаний намерены наращивать усилия по рекламе и продвижению своих товаров и магазинов. В совокупности с ответами в разделе "другое" ("открою свой магазин", "ищу эксклюзивную марку" и т. п.), что говорит об оптимизме часовщиков. А значит, рынок будет жить.

Новая миссия

         Последние апрельские дни подтвердили, что ситуация на рынке не безнадежна. Получили конфискованный товар и начали работать магазины "Да Винчи" и "кариньон". скорее всего, к середине лета восстановятся поставки товара в Россию. Но рынок уже не будет таким, как прежде.
         Наибольшая перестройка произойдет в оптовом звене. Во-первых, ряд производителей, имевших в России наиболее сильные позиции, в ближайшем времени попытаются открыть собственные офисы продаж. Получится это не сразу и не у всех, на переходном этапе не обойдется без приличного бардака, но процесс будет идти. Во-вторых, изменится расстановка сил между оптовиками. Возможно, некоторые из них сойдут со сцены или преобразятся до неузнаваемости. И, в-третьих, возможно появление новых сильных игроков: природа не терпит пустоты.
         Нелегко придется и магазинам. Цены выросли, разрушив устоявшееся разделение между марками и сегментами рынка. Поставщики убрали отсрочки, уменьшили скидки, и теперь даже некогда прибыльные магазины дышат на ладан. Но сильнее всего сказывается отсутствие товара: торговать просто нечем.
         Большинство владельцев магазинов считает повышение цен и уменьшение скидок попыткой оптовиков если не нажиться, то, как минимум, переложить проблемы на плечи розницы. Обидевшись, некоторые заявляют, что больше никогда не будут торговать такими-то марками.
         Оптовики отвечают, что они не виноваты: сильно поменялись правила игры, и только новый уровень цен позволяет им самим не уйти в глубокие минуса. А чтобы подсластить пилюлю, приводят аргументы в духе "радуйтесь: вместе с ростом цен одномоментно и без каких-либо ваших усилий возросла капитализация ваших магазинов".
         В этой ситуации логичной выглядит мысль, высказанная руководителем одной из оптовых компаний: "В новых условиях, в продолжающейся неразберихе оптовики и розница должны не ссориться, а рассматривать друг дружку как партнеров в борьбе за выживание бизнеса". Миссией оптовика становится не обеспечение магазину прибыли, а обеспечение безопасного его функционирования. Это означает поставку товара хотя бы в минимально необходимых объемах по безопасным схемам с обеспечением должного документального сопровождения этого товара. Миссия розничной торговли - эффективно управлять розничными точками, чтобы сохранить присутствие в ключевых торговых центрах и не допустить обвала рынка.

В единстве сила?

         Проблемы, о которых говорилось в начале статьи, крайне серьезны и неприятны. Но они не вечны. Гораздо опаснее отмеченное многими падение спроса на часы.
         На сегодняшний день какой-либо четкой статистики или аналитики по этому вопросу нет. Речь идет скорее об ощущениях, высказываемых владельцами большого количества магазинов. Навскидку можно назвать две возможные причины происходящего: крайне слабая реклама часов и отвлечение денежных средств населения на выплату долгов по потребительским кредитам.
         Мы часто забываем, что реклама играет двойную роль. Она не только позволяет конкретной марке / модели выделиться среди конкурентов, но и создает потребность в товаре. Из-за различных проблем в этом году большинство дистрибьюторов свернули свои рекламные программы и часы как тема почти исчезли из СМИ. В итоге мы имеем закономерный результат в виде падения спроса. когда мы произносим "в России нет культуры отношения к часам", это означает "мы пожалели денег на рекламу".
         В этой ситуации опять становятся актуальными разговоры о создании часовой ассоциации. Объединение могло бы помочь решить множество проблем рынка, таких как сбор и анализ информации, продвижение часов как товара, подготовка персонала. И хотя никакая ассоциация не станет серьезным щитом от действий представителей государства, но в определенной степени может способствовать диалогу с властными структурами.
         События последнего года наглядно показали, что каждый из нас является не просто сотрудником или владельцем какой-то компании, но и частью рынка. Наивно думать, что ситуация в отдельной фирме может быть существенно лучше, чем в отрасли в целом. Поэтому, занимаясь вопросами развития своей компании, каждый должен задумываться и о развитии рынка. Иначе и правда наступит безвременье.

Таблица 1. Варианты ценообразования
До 2006 г Рассчетные на 2006 г. и далее
Рекомендованный производителями Реально сложившийся Рассчетный при уменьшении уровня наценок Рассчетный с сохранением привычного уровня наценок
Рекомендуемая розничная цена в Швейцарии 250,00 CHF 250,00 CHF 250,00 CHF 250,00 CHF
Цена дистрибьютора 140,00 CHF 140,00 CHF 199,00 CHF 226,00 CHF
Наценка магазина (%) 124% 79% 67% 85%
Наценка магазина (сумма) 172,98 CHF 110,00 CHF 133,00 CHF 192,00 CHF
Розничная цена 312,98 CHF (259$) 250,00 CHF (207$) 332,00 CHF (274$) 418,00 CHF (345$)
Дисконт для магазина (розничная/ оптовая цена) 55% 44% 40% 46%
Разница цен в России/Швейцарии 25% 0% 33% 67%






Часовой бизнес №3/2006


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Storm. Клуб единомышленников Часы STORM ярко выделяются среди других марок. Но еще сильнее отличается подход к продаже столь уникального товара.
Писатели времени Как известно, слово «хронограф» (дословно «описывающий время») не совсем верно определяет функцию этих часов. Правильнее было бы назвать такие часы «хроноскопом» («показывающий время»).
Внимание к деталям Tissot, компания со 150-летней историей, в последние годы сконцентрировала свое внимание на деталях. Для Tissot детали - не только высокое качество изготовления корпусов или браслетов.
Хит Парад Zenith «Горячая десятка» Zenith — торжество энтузиазма и харизмы ее президента Тьерри Натафа и концепции, по которой под его руководством развивается одна из самых старейших и именитых швейцарских мануфактур.
© 2007 «TimeWay»