Главная Статьи BaselWorid и SIHH 2008. Прощание в апреле
 

BaselWorid и SIHH 2008

Прощание в апреле

Текст: Тимур БАРАЕВ

Нынешний апрель стал последним, когда крупнейшие часовые выставки BaselWorid в и Salon International de Haute Horlogerie проходили в одно и то же время. С будущего года они расстаются, можно сказать, окончательно: теперь их будут разделять не только концепции и пространство, но и время.


Президент Часовой федерации Швейцарии Жан-Даниель Паша буквально вцепился с разговором в нового президента и CEO Corum Антонио Кальче, как только тот присоединился к коктейль-пати, что проходит по традиции в конце самого первого дня Базельской выставки. Судя по всему, разговор и впрямь был интересен: они проговорили час с небольшим, и мое интервью с Кальче началось гораздо позже намеченного.

—  Неужели обсуждали, где — в Женеве или в Базеле — в следующий раз выставится Corum? — спросил я Кальче.

—  Не только, — ответил он с некоторым удивлением и подозрением, будто бы я напророчил, что через час он выйдет с выставки и попадет под замечательный базельский трамвай производства корпорации Daimler. — Северин (Вундерман — владелец и главный дизайнер Corum. - Прим. авт.) хочет, а я сомневаюсь. Уж очень хорошо расположен здесь наш стенд - у самого входа. Можно сказать, первый в Базеле.

—  Не хочется быть 18-м в Женеве после 17 брендов RLG?

—  Вот именно. И то — 18-ми мы будем, если повезет. Так что, скорее, нет, чем да... Хотя... Поживем — увидим...

На мой взгляд слова Антонио Кальче можно вложить в уста большинства глав «неприсоединившихся» брендов. В Базеле большие участники давят массой, вытесняют более мелких из престижного 1-го павильона в ювелирный 2-й, а то и в 4-й, в 5-й, которые находятся даже не в здании выставочного комплекса, а через дорогу, в конгресс-центре отеля Radisson. После удивившего многих известия о приобретении крупнейшим концерном роскоши LVMH динамичной компании Hublot современная картинка с Базельской выставки более или менее сформировалась. По сути выставка в Базеле отныне предназначена для концернов — Swatch Group (Breguet Blancpain, Omega, Rado, Longines, Tissot и другие), LVMH (Zenith, TAG Heuer, Hublot Dior), Movado Group (Movado, Concord, EbeL Hugo Boss), PPR (Gucci и компания), Sector Group, Festina Group... Только великолепные и самодостаточные Patek Philippe, Rolex, Chopard, Ulysse Nardin, Harry Winston, тот же Corum да японские гиганты Seiko и Citizen пока не теряются на блестящем фоне гигантов. По просьбе часовых гигантов (надо же им где-то размещать свои новые марки) нынешней зимой на обоих этажах зала №1 была проведена натуральная «зачистка» территории. Проходила она, по словам Евы Ледерер, неформального лидера и идейного руководителя blu, в достаточно жесткой форме: «Или вы переезжаете во второй зал, или ауфвидерзеен, майне кляйне. Но если согласитесь, мы подумаем о предоставлении на новой территории гораздо большей площади со значительной скидкой за аренду».

Так как свободные площади для возможных базельских ренегатов в женевском Palexpo появятся лишь будущей зимой, а новорожденных компаний, желающих заявить о себе как о серьезных производителях, много, руководство BaselWord решило проблему оригинально. Уж коль основные павильоны заняты, к ним были добавлены несколько временных конструкций с громким названием Basel Palace. Этот «дворец» приютил удивительный коктейль марок из Swarovski, Paris Hilton, Casio и еще нескольких столь же разношерстных компаний.

Ну, скажите, разве это не повод крепко стоящим на ногах независимым компаниям всерьез задуматься о женевском SIHH? Пусть там они будут энными после Richemont но ведь после самой Вандомской группы, а не после 7—8 концернов пожиже (многоуважаемый LVMH не в счет). Вот многие и задумались.

Руководство BaselWorld, во главе с Рене Каммом, бодрится. Но даже на торжественной пресс-конференции по случаю открытия выставки темы раскола избежать не удалось. «Мы с оптимизмом смотрим в будущее, — заявил Камм. — Уповаем на то, что престиж выставки в Базеле очень высок, на лояльность клиентов, верность обычных посетителей, чье количество несравнимо выше. Ну и на поддержку журналистов, которым создаем куда более лучшие условия для работы».

Табуированных слов «Женева» и «SIHH» он не произнес, но их присутствие читалось между строк очень отчетливо, как и резкое недовольство активностью конкурентов. На лестнице, ведущей в бизнес-центр, встретил президента IWC Джорджа Керна: идет одинокий, никому не нужный и не интересный, будто начинающий журналист, ей Богу- Наверное, пытался аккредитоваться как деловой партнер. Но бэйджика на шее не было. «Хочу прогуляться, — сказал он. — Посмотреть, что другие компании на витринах представили». Пришлось ему покупать билет за свой счет, как, впрочем, и коллегам из A. Lange & Sonne, которые наведались в Базель с той же целью. В Женеве бы с каким-нибудь Патриком Хайнигером (президент Rolex) такое вряд ли произошло. Женевцы бонтонным манерам обучены куда лучше. Если уж мне и приходилось видеть в устланных коврами залах Palexpo Филиппа и Тьерри Штернов (Patek Philippe), Тьерри Натафа (Zenith), Северина Вундермана (Corum), Рольфа Шнидера (Ulysse Nardin) и других «базельцев», то всегда в сопровождении персонального гида в лице шеф-дизайнера Richemont Group Джампьеро Бодино, а то и в компании самого владельца концерна Йохана Руперта.

Впрочем, петь заупокойную Базелю рано. Размеры и важность выставок все еще не сравнимы. 106 800 человек и 3000 журналистов побывали на BaselWorld, в то время как на SIHH были допущены всего 14 000 гостей и 1450 журналистов. Более того, если раньше Женева поражала элитной роскошью экспонентов и их продукции, а Базель мощью и креативом крупнейших участников, то в этом году, осмелюсь заявить, что салоны чуть не ли не поменялись местами.

BaselWorld научился быть роскошным. Однако роскошь эта оставила двоякое впечатление. С одной стороны, участников стало еще больше, их стенды еще роскошнее, а торжественные вечеринки еще помпезнее. Но с другой, лично я в этом великолепии вдруг отчетливо ощутил, что этот блеск лихорадочный. Часовщики и ювелиры взобрались на очень высокую гору и теперь думают, как бы с нее спуститься с наименьшими потерями. Сенсационных новинок и свежих мощных трендов, способных задать тон промышленности на несколько лет вперед, было мало. Поначалу даже казалось, что по сравнению с прошлым годом нет вообще ничего нового. Все компании дружно продолжают выпускать часы в радикально черных корпусах с черными циферблатами. Не менее популярны комбинации красного золота с тем же черным цветом. Повсюду часы из керамики и карбона, со сложными циферблатами и вовсе без них. И без того огромные корпуса становятся еще больше и заметнее. Активно эксплуатируется тема яхт, самолетов, авто, черной икры, бриллиантов и прочих атрибутов элитной жизни... То есть бросается в глаза все, о чем наш журнал пишет на протяжении уже нескольких последних лет. Витрины стендов становятся все более похожими друг на друга как по содержанию, так и по форме. В этом нарочитом отказе от поиска новых идей и форм явственно ощущается прежде всего боязнь ошибиться. Создается впечатление, что большинство игроков на рынке мыслят примерно так: «Ну и пусть мой модельный ряд похож на конкурентский. Клиенты ведь все равно берут. А тут еще извечный мировой лидер — американский рынок — просел. Вдруг за собой и остальные потянет? Когда банки падают один за другим, заезд на бензоколонку стоит 100 долларов, цены на жилье растут, люди не покупают дорогие часы. А значит, не зачем вкладываться в разработки нового. Лучше приберечь деньги на черный день».

Несомненно повлияла на творчество активная скупка крупными концернами независимых компаний. Бренды делятся на кланы, а клановое мышление, к сожалению, стереотипно, общо и безлико. Причем сказанное относится не только к профильным группам, то есть тем, кто непосредственно занимается производством часов и ювелирки. Все более активную роль на рынке играют таинственные инвесторы, которые также активно скупают часовые компании и при этом тщательно охраняют собственное инкогнито. Часто за неизвестными спонсорами скрываются нефтяные и металлургические короли и концерны, для которых часовое и ювелирное искусство может быть как вложением средств, диверсификацией бизнеса, так и обыкновенным хобби. Люди, быстро сделавшие деньги в других отраслях, приходят в часовой бизнес с аналогичными целями и действуют привычными им методами, ожидая быстрых результатов и денег. Во главе такой компании можно поставить любого гуру часового дела, но, находясь под финансовым и психологическим прессом инвесторов,он по-любому не создаст ничего действительно нового. Потому что у него просто нет времени смотреть в будущее: результат-то нужен уже сейчас. Ситуация знакомая. Напоминает процессы, происходящие ныне в российском футболе и других популярных видах профессионального спорта.

Не могли не сказаться на креативности основной массы часовых брендов и уже вполне реально ощущаемый дефицит не только механизмов, на который жалуются даже президенты брендов всемогущей Swatch Group, но и циферблатов. Такого количества в буквальном смысле нарисованных (правда, в компьютерных 3D-npo-граммах) часов в пресс-релизах мне встречать еще не приходилось. А может, презентация нарисованных прототипов тоже относится к полному нежеланию рисковать? Покажем, посмотрим на реакцию клиентов, а там подумаем. Соберем приемлемое количество заказов — запустим в производство. Не соберем — значит, не судьба...

В этих условиях некоторые бренды начали осваивать даже новые виды коммерческой деятельности. Например, президент ювелирного и часового дома Korloff Даниель Пайласер в беседе со мной очень удачно сравнил роскошный бизнес с неким сейфом, в котором должны быть не одна и не две, а как можно больше ячеек. «У вас всегда будут деньги, если вы научитесь не торопясь заполнять все ячейки разнообразным товаром, а потом вовремя вынимать нужную ячейку в нужное время со всем ее содержимым», — сказал он. Одной из таких вот стратегических ячеек сейчас для Korloff стали покупка и огранка крупных алмазов и других драгоценных камней с уникальной каратностью, цветностью и прозрачностью. Такие камни обладают способностью становиться с годами только дороже. Именно в них Korloff предлагает своим клиентам вкладывать в наше нестабильное время средства.

На фоне сдержанных грандов часового дела особенно ярко смотрелись эксперименты тех, кого можно в общем-то назвать новичками. Кстати, очень приятно, что среди них было немало российских компаний (впрочем, кому как не нам самим насыщать рынок номер 1 по потреблению самых дорогих часов и украшений). У «Волмакса» появилось три новинки. Помимо этого появились новые хронографы на базе ЕТА и часы с собственным калибром Volmax. Кстати, компания ввела у себя трехнедельное тестирование всех выпускаемых часов на специальных стендах, что гарантирует покупателям безотказность механизмов. Наиболее интересной моделью «Восток-Европа» стала «Энергия». Механизм с асимметричным расположением стрелок для этих часов по спецзаказу «Восток-Европы» был разработан в Чистополе. «Рекорд» показал целую серию новых моделей в коллекциях «Союз» и «Агент КГБ». Среди них есть и относительно обычные модели, и оригинальные дизайнерские находки, и скелетоны, и турбийоны.

На скелетоны и часы авторской работы сделали ставку и на «Мактайме». Гравировка по золоту, роспись и использование драгоценных камней вызывают большой интересу европейцев, привыкших к изделиям машинной работы.

4-го на выставку подтянулись практически все российские дистрибьюторы, и русская речь звучала на каждом шагу. Русские для швейцарского часпрома — даже не спасительная соломинка, а целый плот.

Примечательно, что одним из самых ярких событий в ювелирном павильоне стала презентация новой коллекции «Откровение» опять же российской компании «Ювелирный театр». На премьеру пришло не только множество журналистов, но и коллег по цеху главы «Ю-Тэ» Максима Вознесенского, в том числе знаменитый Стивен Уэбстер, который был восхищен увиденным. Презентация напоминала театральное действо, где украшения не просто уныло стояли в витрине, а двигались по миниатюрной сцене на хитроумных потайных «рельсах».

На фоне лихорадочно роскошного Базеля сдержанный шик Женевского салона высокого часового искусства выглядел особенно эффектно. Ни одной жалобы на дефицит механизмов или чего-либо еще. А что жаловаться, если из всех брендов RLG только Cartier, Van Cleef & Arpels и Baume & Mercier не имеют собственных мануфактур. Все остальные (A. Lange & Sohne, IWC, Jaeger-LeCoultre, Montblanc, Panerai, Piaget, Vacheron Constantin) обеспечены прекрасно. Равно как и соседи ришемоновцев по Салону Audemars Piguet, Girard-Perregaux, JeanRichard, Parmigiani и Roger Dubuis. Когда ты обеспечен всем необходимым, творить легко и приятно. Стоит ли удивляться после этого, что именно модели из SIHH составили большую половину нашей рубрики «Премьера», которая по традиции состоит из сенсационных и трендовых часов. А ведь в Женеве выставлялись всего лишь 17 брендов против 2087 в Базеле! Ну и вспомните, насколько яркой была та же женевская экспозиция в прошлом году, на которой сенсаций и судьбоносных новинок было еще больше!

Почему в прошлом году новинок было больше, вполне понятно. Если кто-то забыл, то напомню, что следующий SIHH состоится, считайте, всего лишь через полгода — в январе. Он станет еще больше и лучше. Не сомневаюсь, что главные сенсации женевцы готовят нам в качестве новогоднего подарка.

Мои часы №2 2008

 


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Московский часовой салон Люди, так или иначе связанные с часами, собираются один раз в год в одном и том же месте, чтобы узнавать последние часовые новости, обсуждать проблемы часового рынка, учиться правильно работать.
Omega Marine 1932: экстрим в стиле ар-деко Новое - хорошо забытое старое. Эту истину твердо усвоили руководители многих ведущих часовых брендов, остро чувствующие потребность клиентов в осовремененной классике. Как следствие - все чаще на часовом рынке появляются элегантные винтажные модели, чей экстерьер недвусмысленно свидетельствует о прямом и непосредственном родстве с золотой эрой наручной хронометрии первой половины XX столетия. Если задаться целью наиболее наглядно проиллюстрировать эту тенденцию, то лучше коллекции Omega Museum не найти.
Zenith. Новый выход на сцену Старинная часовая мануфактура Zenith за последние семь лет претерпела значительную метаморфозу. Некоторые говорят, что пришло время будить «спящую красавицу», другие жалуются на смену курса и значительное повышение цен. Но новая команда под руководством Тьерри Натафа уже миновала первый этап на пути к своей цели: Zenith снова у всех на устах.
Сам себе кадровик Хотя ни одна организация немыслима без работы по подбору и управлению персоналом, без специального человека в должности менеджера по персоналу вполне можно обойтись.
© 2007 «TimeWay»