Главная Статьи Анджело Бонати. Командующий Временем
 

Анджело Бонати

Командующий Временем

Известный лозунг компании Panerai звучит: Lo comandante del tempo - "Командующий временем". Когда лозунг компании становится прозвищем ее главы - случай даже не редкий, а исключительный. Именно это произошло с главой Panerai Анджело Бонатти. В прошлом инженер и ювелир, Бонатти в считанные годы превратил малоизвестную военную марку в один из самых престижных люксовых брэндов. Часы Panerai сейчас пользуются наибольшей любовью состоятельных и известных россиян. Мы встретились с Командующим Временем в Каннах во время регаты Panerai Classic Yacht Challenge


Panerai

- Синьор Бонатти, расскажите для начала, пожалуйста, немного о себе. Как вы возглавили Panerai и привели его к успеху?

- 0-о-о!..Я не очень люблю рассказывать о себе. Поверьте, моя история гораздо скромнее и скучнее, чем история Panerai. Скажу лишь, что я счастлив, что именно в Panerai прошла самая важная, счастливая и успешная часть моей жизни. К тому же успех мой и успех Panerai счастливо совпали по времени. Мы начинали, имея всего лишь одну модель, небольшую красивую историю - и больше ничего. Мне пришлось напрячь все свои профессиональные и физические способности, чтобы вырастить из малоизвестной марки большой брэнд даже два, если иметь в виду Ferrari, которые известны во всем мире.

- И все же, почему вы решили взяться за возрождение Panerai? Вы же, кажется, не потомственный часовщик?

- Не-е-ет. Я не часовщик. Наша семья жила и живет не в Швейцарии, а в Милане, и единственное семейное часовое воспоминание - это как я разломал старинные редкие часы деда, так как мне очень хотелось посмотреть, что там внутри тикает... В молодости я занимался ювелирным бизнесом. Это было так давно! Когда у меня еще была шевелюра, которая нравилась женщинам, а не седые редкие волоски, как сейчас. Я вообще- то работаю на Richemont Group более 25 лет. С 1980 года в течение 7 лет возглавлял Carrier Italy, потом работал на другие брэнды Richemont. С тех пор я обожаю совершенные вещи. Часы в этом смысле очень близки ювелирному украшению. С той лишь разницей, что они требуют еще больше самой профессиональной и кропотливой работы.

- Кому пришла в голову замечательная идея наладить выпуск Panerai не только для военно-морских флотов разных стран, но и для гражданских людей?

- Как кому? Конечно же мистеру Руперту (главе и владельцу Richemont Luxury Group. - Прим. авт.)! Он случайно увидел Panerai на руке одного из знакомых, и влюбился в них с первого взгляда. Он попросил приятеля снять часы и дать ему, чтобы рассмотреть их получше. Повертев часы в руках, он окончательно убедился в их совершенстве и тут же связался с менеджментом RLG с просьбой немедленно купить ему Panerai. Разумеется, не часы, а всю компанию. Во-первых, он сразу же понял, что у Panerai огромный потенциал. Во-вторых, Panerai вполне укладывалась в его концепцию приобретать только значимые брэнды, которые располагают большой историей и великолепным продуктом. Ну и, наконец, так получилось, что в это время компания Officine Panerai попала в затруднительное положение, испытав на себе все прелести значительного сокращения оборонного бюджета Италии. Так в 1997 году началась новая современная глава в истории нашей компании.


Руперт случайно увидел Panerai на руке одного из знакомых и тут же связался с менеджментом RLG с просьбой немедленно купить ему Panerai. Разумеется, не часы, а всю компанию


Panerai

- Почему именно вам поручили руководить брэндом?

- За развитие всего часового направления в Richemont тогда отвечал Франко Колоньи, с которым мы давным-давно работаем и дружим. Он и уговорил меня взяться за Panerai.

- С чего начали?

- Уф-ф-ф!.. С долгих раздумий, составления концепции брэнда и бесконечных споров о том, какими должны быть часы Panerai. Мы должны были стать первым итальянским брэндом международного уровня, и так как у нас не было предшественников, мы не могли ни с кого взять пример. Потом, это сейчас в моде большие часы, а в конце 90-х большими считались модели диаметром 37-38мм. Не было никакой гарантии, что люди адекватно воспримут фирменные 47-миллиметровые корпуса Panerai. Мне неоднократно приходилось выслушивать мнения, что я собираюсь выпускать не часы, а настольные будильники для ношения на руке... Ясно было только одно: нужно создать в рамках Richemont часовой брэнд набирающего актуальность класса sport de luxe. Некоторые брэнды RLG выпускали отдельные спортивные модели, но этого было недостаточно.

- Что вас все-таки заставило вопреки моде и чисто экономическим рассуждениям целиком и полностью сохранить исторический дизайн и размеры Panerai?

- Потому что в результате долгих споров мы пришли к выводу, что только так мы сумеем создать совершенно новые свежие настоящие часы. Да, у нас нет традиционной истории. Зато она начинается не с часовщика, который долгими зимними вечерами в своей хижине собирал вручную часы, а с героев Второй мировой, которые с помощью наших часов успешно выполняли смертельно опасные подводные миссии. И пусть наши часы будут чрезмерно большими! Это даже хорошо! Потому что Panerai сразу же заметят. Напомню, что в это время на рынке были только две большие модели - Audemars Piguet Royal Oak Offshore и Rolex Submariner. Ну и, наконец, мы решили, что Panerai с самого начала будут редкими и желанными часами. Кстати, мы до сих пор не выпускаем более 6 тысяч часов в год.

- Как показало время, вы оказались абсолютно правы. Или поначалу все же были проблемы?

- Нет! Абсолютно никаких. Я конечно втайне надеялся на успех, но действительность превзошла все ожидания. И это удивило даже меня! Малоизвестный нешвейцарский брэнд представляет неактуальные часы по достаточно дорогой цене и которые моментально становятся популярными. Мы решили для начала изготовить лишь 1000 экземпляров, поставить их только в магазинах на территории Швейцарии. Они закончились через 50 дней. А заказов было в 10 раз больше! В нашей компании телефон не умолкал в течение суток. С утра до вечера все знакомые и близкие звонили также и мне. В Италии тут же образовался Клуб любителей Panerai, члены которого назвали себя "панеристи" по аналогии с "ферраристи" - фанатами Ferrari. Ну а затем о новом брэнде Panerai заговорили во всем мире. После этого опыта я понял, что, создавая новую вещь, надо быть абсолютно уверенным в себе и своих силах, мечтать об успехе, ни в чем себя не ограничивая в этих мечтах. И если у тебя есть, что сказать людям, тебя непременно ждет успех.


В Италии тут же образовался Клуб любителей Panerai, члены которого назвали себя "пане-ристи" по аналогии с "ферраристи" - фанатами Ferrari


Panerai

- В интервью с Джампьеро Бодино (один из создателей современных Panerai, ныне - главный дизайнер RLG. - Прим. авт.) мы обсуждали другие темы, но он вскользь упомянул, что работа над Panerai была одна из самых трудных задач, с которыми ему приходилось сталкиваться в жизни. Я это к тому, что современные Panerai нельзя назвать точной копией часов итальянского спецназа Gamma Force. При внешне абсолютной, казалось бы, схожести, они неуловимо иные: роскошнее, утонченнее, спортивнее. Как вы работали над дизайном?

- 0, да-а-а!.. Джампьеро было действительно очень трудно! Ведь он получил практически невыполнимое задание: создать новые часы, ничего не изменяя в старых. Помню, все стены его студии были завешаны эскизами Panerai - старых и новых. Он сотни раз перерисовывал каждую линию, советовался со мной... В итоге какие-то излишне агрессивные черты были сглажены, а какие-то, наоборот, преувеличены до юмористически карикатурного размера. Получились очень красивые, запоминающиеся, мужественные и в то же время не агрессивные, даже добрые часы с изрядным чувством юмора. Часы настоящего сильного уверенного в себе мужчины. Джампьеро блестяще справился с задачей, еще раз доказав, что он один из лучших современных дизайнеров.

- А как создавались самые первые модели Panerai, вам известно?

- Нет. Это до сих пор малоизученная история с множеством темных мест. Ведь компания Officine Panerai получила военный заказ от командования Marina Militare (Военно-морского флота Италии. - Прим. авт.) создать по сути секретное оружие для секретного подразделения. Все работы проходили под грифом "Совершенно секретно". Какие-то детали и составные части доставала Officine Panerai, какие-то - различные отделы Marina Militare. Часть поставок командование поручило другим совершенно далеким от военной промышленности компаниям. Все это делалось с тем, чтобы никто не догадался, с какой целью закупаются комплектующие, где будет, например, установлено плексигласовое стекло - в приборной доске танка, самолета, машины или в часах? Конечную цель работ знали всего лишь несколько людей, которые оказались людьми чести и сохранили завесу секретности над Panerai навсегда.

- Каким образом таинственной итальянской компании Panerai удалось уговорить знаменитого гранда RoLex продать ей механизмы, тоже неизвестно? Ведь Rolex уже тогда ни с кем не желал ни знаться, ни сотрудничать?

Panerai

- Не известно. Мы можем только догадываться, что, наверное, успеху переговоров поспособствовали люди из небольшой розничной компании, которая продавала часы, была эксклюзивным дилером RoLex в Италии и почему-то входила в состав Officine Panerai, чей бизнес был связан исключительно с морем. Скорее всего, так оно и было, но с абсолютной уверенностью заявить об этом невозможно. Точно известно лишь, что Panerai изготовила люминесцентный состав на основе радия, а циферблаты для прототипов - крохотная фирма под Венецией. Это выяснилось случайно. А знаете, что самое смешное?.. Что в первых Panerai устанавливались, строго говоря, не ролексовские механизмы, а калибры Courtebert которые выпускались подлэйблом Rolex.

- Какими механизмами были оснащены первые гражданские модели Panerai 10-летней давности?

- Достаточно редкими сегодня ЕТА 6497.

- A c Rolex не пытались договориться?

- Нет.

- Ну и последний вопрос о Rolex. Вы намеренно назначили цену на Panerai аналогичную Rolex?

- Нет, у нас разные цены. Соперничать с таким гигантом в его ценовом сегменте, по меньшей мере, глупо. Мы процентов на 30 дороже Rolex. Например, Rolex просит за Oyster на металлическом браслете те же деньги, что и мы, но за модели на кожаном ремешке. Но при этом мы на те же 30 процентов дешевле Royal Oak от Audemars Piguet. Но находиться между Rolex и Audemars Piguet конечно же, не самоцель. Постепенно мы увеличиваем не только цену, но и стоимость производства. С запуском собственной мануфактуры и началом производства собственных механизмов мы стали элитным нишевым брэндом более высокого ценового сегмента, чем Rolex. К тому же мы не выпускаем по 900 000 часов в год, мы совершенно иной брэнду нас свои оригинальные часы. Они ценные и редкие.

- Зачем же вам тогда нужно было строить собственную мануфактуру, если вы не собираетесь резко увеличивать объем производства часов? Есть такая арабская пословица: "Чтобы напиться воды, не обязательно покупать колодец"...

- Собственная мануфактура с самого начала входила в концепцию развития нашего брэнда. А как иначе? Иначе просто невозможно! Клиенты просто не поймут. Мы не можем гарантировать на все 100 процентов абсолютное качество того, что не производим сами. Тем более речь идет о механизме - сердце часов. Мы внушаем клиентам, что Panerai - hi-end-брэнд. Но они же не глупцы и прекрасно понимают, что ни один брэнд не имеет право относить себя к классу hi-end, не располагая собственными механизмами. Вот вы только что задали вопрос "Где вы купили механизмы, почему не у Rolex"? И в самом вопросе, и даже в интонации вашего голоса мне почувствовалось пренебрежение.

- Нет, чтовы?..

- Поверьте, оно чувствовалось. Точно такое же пренебрежение должны чувствовать настоящие любители часов, когда мы разглагольствуем о нашей элитарности и высочайшем качестве часов, не имея собственных механизмов.

- Но вы только что сказали, что Panerai не собирается становиться массовым брэндом. Ну и зачем вам большая мануфактура? При таких объемах производства вы вполне могли бы обойтись поставками, например, дружественной по концерну Richemont компании Jaeger-LeCoultre. У нее впечатляющая палитра самых разнообразных великолепных калибров...

- Я с вами полностью согласен, что калибры Jaeger-LeCoultre великолепны. И тут же возражу. Разве я говорил, что наша мануфактура большая? Мы с самого начала (а здание мы купили еще в 2001 году) закладывали компактную мануфактуру, способную производить несколько тысяч, но не десятки тысяч часов в год. На нашей новой мануфактуре в Невшателе работают всего 30 человек. Мы можем производить ограниченное количество механизмов, корпусов и браслетов, контролировать их качество, тестировать их, проектировать новые калибры, но только для самих себя.

- Почему первый собственный калибр Panerai так похож на прежний ролексовский, то есть кортеберовский Angelus?

- А на какой еще калибр должен походить наш механизм? Я же вам говорил, что мы старались создать аутентичный редкий продукт. К тому же Angelus в свое время был выбран отнюдь не случайно. Во-первых, он с обеих сторон защищен двумя полноразмерными платинами. Даже со стороны задней крышки установлена не 3/4-ная, а целая платина, что обеспечивает замечательную защиту колесной передаче и другим узлам.

- Вас не смущает хотя бы то, что он не автоматический?

- Среди наших клиентов очень много коллекционеров, которые как раз оценили, что наш первенец Р.2002 имеет ручной завод. К слову, автоматическая версия Р.2002 уже находится в производстве. Мы начнем оснащать этим калибром наши модели в самое ближайшее время.


Наш турбийон очень необычный, его каретка вращается не параллельно платине механизма, а перпендикулярно на 360 градусов


Panerai

- Он тоже имеет два заводных барабана и 8-дневный запас хода?

- Он лучше. У него 3 заводных барабана: 2 параллельных для запаса хода плюс один отдельный - для различных усложнений. А запас хода увеличен до 10 дней. На мой взгляд это великолепный калибр.

- Вы до сих пор принимаете самое непосредственное участие в создании новых моделей и механизмов?

- Конечно. Я страстный человек и отдаюсь своей компании до конца. Без страсти и души невозможно создать выдающуюся вещь. Поэтому я мечтаю и делаю все для того, чтобы моей страстью заразились все без исключения люди нашей компании.

- Теперь, когда Panerai обрела статус полноценной мануфактуры, следует ли нам ожидать очень сложные модели?

- Нет. Потому что одно из главных достоинств Panerai - предельная функциональность, простота и исключительная надежность часов. Престижные усложнения ослабляют все перечисленные мною достоинства.

- Но вы же только что сделали турбийон. Кстати, зачем?

- Это в первую очередь PR-акция. Турбийон от Panerai - уже сенсация, о которой напишут все издания. А это повысит известность нашего брэнда и, разумеется, его престиж. Но обратите внимание, какой необычный турбийон мы сделали. Мы расположили модуль турбийона не на циферблате, как это делают все, а под задней крышкой. Потому что для нас это не столько престиж, сколько просто одно из функциональных устройств, которая в частности повышает точность хода. Наш турбийон очень необычный, его каретка вращается не параллельно платине механизма, а перпендикулярно на 360 градусов. И тем не менее мы решили не выставлять его напоказ, поскольку дизайн часов Panerai для нас превыше всего. Большое отверстие в циферблате нарушило бы эстетику и функциональность циферблата. Он для нас неприкосновенен.

- Р.2002 - автоматический и с ручным заводом - будет вашим основным базовым механизмом на ближайшее время?

- В общем, да. Он будет иметь 4 различных калибра. А будущей весной в Женеве, надеюсь, мы представим еще два механизма.

- Последний вопрос, почему вы разместили мануфактуру в швейцарском Невшателе, а не во Флоренции, например? В замечательной компании A. Lange & Sonne не только не стесняют ся своего нешвейцарского происхождения, но и гордятся им, и все время подчеркивают: "Мы - немцы!" На мой взгляд, Panerai имеет все шансы стать первым чисто итальянским часовым брэндом, скажем, как Ferrari в автомобилестроении?

- Вы думаете, что я не мечтал и не мечтаю об этом? Но, к сожалению есть некоторые мечты, которые невозможно воплотить в реальность. Мало того что во всей Италии я не смогу найти достаточное количество мастеров высокого уровня. Дело здесь еще и в другом. Часовое производство слишком особенное. Оно требует совершенно иной склад ума и характера, в корне отличающийся от итальянского. Итальянцы - не швейцарцы, и тем более не немцы, и никогда не смогут соревноваться с ними в том, кто сделает лучший механизм. Зато никто не может сравниться с нами, итальянцами, в области дизайна. Так что пусть остается все как есть.

Тимур Бараев







Мои часы  №6/2007


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Emporio Armani: надеть и носить Марку Emporio Armani можно смело назвать классикой в сфере фэшн-часов. Она сумела избежать ошибок и крайностей, присущих любому стилю, и создать товар, неизменно привлекающий покупателей.
От Гюйгенса до Юнганса Созвучие фамилии известного ученого и названия крупной часовой фирмы невольно наталкивает на мысль - проследить путь длиною почти в 300 лет, который прошли механические часы.
Писатели времени Как известно, слово «хронограф» (дословно «описывающий время») не совсем верно определяет функцию этих часов. Правильнее было бы назвать такие часы «хроноскопом» («показывающий время»).
Навстречу новым "Рекордам"! 1999 год стал годом возрождения отечественной часовой промышленности.
© 2007 «TimeWay»