Главная Статьи Alain Silberstein: о королях и капусте
 

Alain SILBERSTEIN: о королях и капусте

Парижский архитектор Ален Зильберштейн, более десяти лет назад основавший Автор статьи и Ален Зильберштейнсобственную часовую марку, кажется, делает все для того, чтобы его творчество и его самого не принимали всерьез. Уникальный дизайн своих часов, продающихся в престижных бутиках по всему миру, мастер называет просто «забавным» и вообще говорит, что решил заняться часовым делом «шутки ради». Подобно Моржу из «Алисы в Стране Чудес» господин Зильберштейн разговору о часах предпочитает обсуждать другие интересные темы: моду, живопись, вино, детские конструкторы, а также перспективы часового искусства. Итак, Ален Зильберштейн о...

.. моде и модерне

Для современного искусства наиболее важным периодом я считаю модерн. Фактически вся архитектура, живопись, мода и дизайн интерьера наследовали традиции Bauhaus и Art Deco. Другое дело, что, например, классический Bolido Kronoаскетизм общества Bauhaus был не слишком приспособлен к утилитарному использованию в реальной жизни, это был эксперимент в чистом виде, из которого после войны «выросло» все: и минимализм, и концептуализм, и даже поп-арт. Художники 70-х просто переработали достижения первых модернистов, сделав их проще и доступнее. То же самое можно отнести к дизайну часов.
Насколько я знаю, часы модерна и Art Deco были не слишком популярны в свое время. Ими восхищались как забавными поделками, но покупали единицы. И, что особенно важно — именно из этих единиц и вырос целый стиль, который сейчас эксплуатируют сотни часовых марок.
Как раз поэтому я не люблю много распространяться о своем стиле, искусстве и творчестве. Я не хочу объяснять людям, что и почему им должно в моих часах Tourbillonнравиться. Вообще я сравнил бы часы с алкогольным напитком, например, с вином. Вот глядите, что происходит с вином: вы смотрите на этикетку, покупаете бутылку, потом пробуете и пьете. Есть люди, которые покупают вино ради этикетки. Я же делаю часы для тех, кто прежде всего ценит вкус. Моим клиентам не интересно, с какого именно года существует моя компания, сколько людей в ней работают, какой у меня годовой оборот и из чего я черпаю свое вдохновение. Они эстеты. Именно такие люди, как ни парадоксально, и формируют моду — то есть фактически создают брэнд. Люди, обладающие независимым вкусом, могут позволить себе приобретать то, что им нравится, и в итоге делают это популярным: одежду, напитки и в том числе — часы и ювелирные изделия. Сегодня все происходит намного быстрее, чем в начале прошлого века, хотя и тогда, если помните, сработал этот механизм: модерн был популярен у золотой молодежи, у кинозвезд и уже затем им стали подражать остальные.

... детях, цвете,дорогих и дешевых часах

Правда, для того чтобы оценить дизайнерские вещи, и не просто дизайнерские, а вещи, созданные художником, человек сам должен быть немного художником. Часы традиRondo GMTционные и классические оценить просто: человек выбирает классическую форму, круглую или, скажем, «бочку», материалы — золото, украшения, бриллианты, смотрит, насколько это все престижно и стильно смотрится. Другое дело, если утилитарная вещь имеет концептуальный дизайн и замысел. Тогда, чтобы ее оценить, нужно в ней что-то понять: например, что имел в виду художник. А это, согласитесь, трудно, особенно если сам художник не хочет ничего объяснять.
Поэтому я попытаюсь все-таки немного объяснить идею своего творчества, и в первую очередь это касается выбора материалов и цветов. Когда вы смотрите на мои часы, что вам напоминают эти синие, желтые и красные краски? Правильно — первым на ум приходит конструктор Lego и детские игрушки. Когда вы смотрите, как ваши дети играют в конструктор, вы видите, что для них это не игра — это очень серьезное и важное занятие. Ребенком был каждый, и есть люди, которые не забывают этого, на всю жизнь сохраняя видение мира таким, каким его видят дети. У англичан для этого есть выражение childish eyes. Это не инфантильность, а умение смотреть на мир глазами ребенка. Я так вижу, и это отражается в моем творчестве, в частности в часах. Для того чтобы проникнуться моими часами, надо тоже иметь childish eyes, и тогда они не будут казаться нелепыми поделками.Я полагаю, что в основном вопросы об «обосновании» моего дизайна возникаютKaravan, потому что в контрасте с другими марками он выглядит неожиданным. Например, в Москве мои часы продаются в таких магазинах товаров роскоши, как Mercury, вместе с классическими, солидными марками Breguet, Blancpain и ювелирными украшениями. Вокруг много золота, драгоценных камней, соответственно интерьер магазина тоже очень солидный. В этом окружении мои часы выглядят несколько неожиданно и не всегда вызывают адекватную реакцию. У меня есть фирменный бутик в Париже, полностью оформленный в стиле моих часов, и сейчас мы как раз занимаемся открытием наших фирменных магазинов в других странах. Но в Азии и России я предпочитаю продавать часы именно в дорогих роскошных магазинах вроде Mercury, где мои безумные часы лежат рядом с изделиям из золота и бриллиантов.
Вообще это очень важный вопрос о том, что такое дорогие часы и где они должны продаваться. Часовой бизнес очень консервативен. Какие-то вещи, конечно, зависят от страны и региона, а какие-то правила являются международными. Мне очень нравится в часах то, что делают фэшн-брэнды, например, Версаче или Кристиан Диор — это оригинальные, а главное, яркие вещи. Но в часовом деле они не входят в «высшую лигу». Ну кто сказал, что яркие цветные часы — это обязательно дешевые часы?! Кто сказал, что дорогие часы должны быть обязательно из золота и иметь нейтральную цветовуRondo Kronoю гамму: белый, желтый, серый... у часовщиков это практически закон: если ты делаешь цветные часы, ты делаешь дешевые часы. У меня есть только одно объяснение, почему часовой бизнес столь консервативен. Потому что часовые дизайнеры не умеют разговаривать на языке цвета.
Язык цвета — это всем доступный интернациональный язык, который совершенствовался тысячелетиями. Когда я использую цвет, я обращаюсь к древним техникам, традициям и материалам — фрескам, мозаике, китайскому цветному лаку. Но другие часовые мастера этого не понимают. Когда я начинал свой бизнес, все часы были черно-белыми. Я же стремлюсь расцветить все детали часов — стрелки, циферблат, корпус. Цвет заставляет вещи оживать и говорить. Знаете, какие самые популярные часы моей марки? Из цветной крокодиловой кожи. В России, кстати, очень любят цвет. Русские люди как раз больше всех ценят цветные штучки — да, они покупают классический дизайн, в котором, наверное, ходят на работу, но в то же время они очень любят цветные вещи. Я не знаю точно, но, возможно, они в них отрываются на выходные.

... турбийонах

Чтобы развеять все заблуждения, сразу скажу, что я не произвожу механизмы, я их обычно покупаю. У Piaget, ETA, Lemania и других, как поступают все. Но в этом году я выпустил часы с турбийоном, сделанным по моему специальному заказу на заводе Progress. Я не могу позволить себе производить механизмы. Конечно, я сам делаю эскизы, к турбийону я нарисовал мост, но производить их самому, думаю, неправильно. Например, если вы делаете машину и ставите в нее двигатель «Мерседес» — это говорит само за себя, потому что это отличный двигатель, и вряд ли вы своими руками сделаете лучше.И тем не менее все меня спрашивают, зачем мне понадобилось выпускать часы с такой сложной вещью, как турбийон — не является ли это простой коKrono B Diamantнъюнктурой и попыткой следовать за известными швейцарскими производителями.В первую очередь, турбийон — это очень хорошая тренировка для часовщика. Практически как экзамен на профпригодность — сможет ли он спроектировать и создать красивую модель с турбийоном. А что касается вкуса покупателей — если даже не считать того, что турбийон все-таки улучшает точность хода, — это вообще вещь магическая и завораживающая. Ведь что такое часы на самом деле? Это скульптура, наручная скульптура. И видимый турбийон это тоже сложное художественное произведение, часть этой скульптуры, своего рода анимация. Чем больше в часах всего вращающегося и крутящегося, тем они интереснее — поэтому я всегда делаю часы механические и с секундной стрелкой. Есть часы, которые создаются с поистине поэтической фантазией, иногда в ущерб рациональности и удобству. И если мне предложат выбрать между рациональными техническими часами и поэтическими, я выберу последнее. Я считаю, что в часах важнее не столько функциональность, сколько удовольствие, которое люди получают, глядя на них.

... прошлом, настоящем и будущем

Когда я основывал свою марку, я назвал ее Alain Silberstein, потому что под этим именем производится только то, что нравится лично мне. И делать ее каким-то домом с вековой историей я не собираюсь. Мне, честно говоря, все равно, как моя семья поступит с моим брэндом, после того как я отойду от дел. Для модного брэнда или часового, в данном случае, важно только то, что пока ты еще жив, он выражает твое видение мира. Потом же может произойти все, что угодно, например, в один прекрасный день придет новый молодой дизайнер, который возродит мою марку. Как это произошло, например, с Шанель. Это будет уже, безусловно, совсем другой дизайн, его собственный, но талантливый, и это тоже будет ассоциироваться уже с моим брэндом, не со мной лично.
Bolido KronoЯ не хочу, чтобы кто-то в будущем копировал мой стиль и мои идеи. Вы заметили, что в последние годы наблюдается мода на художественные стили начала XX века, о которых я говорил: Modern, Art Deco. Многие называют это Возрождением. Я же считаю, что это просто маркетинг при полном отсутствии воображения. Люди не в состоянии сейчас придумать ничего нового, они просто создают то, что могут найти на картинках в старых книгах. Все великие часы были придуманы в период с 20-х по 40-е годы, и современные часовщики их сейчас старательно копируют. Это доказывает, что им не хватает креатива и воображения. Я не собираюсь возвращаться к пройденным этапам ни чужого, ни своего творчества. Традиция — это последовательность, она должна продолжаться и развиваться, а не повторять сама себя. И то, что сейчас так много брэндов поголовно бросились копировать то, что они сами делали пятьдесят или больше лет назад, говорит о том, что у них будут большие проблемы с дизайном в будущем. Если они сейчас не создают ничего нового, не придумывают нового стиля, это значит, что им не с чем будет работать в будущем. Я повторяю, традиция — это не копирование прошлого, это развитие наследства прошлого в новые идеи в настоящем с запасом на будущее. И если все, что ты делаешь сегодня, — это копирование наследия, то что же будет считаться наследием для твоих потомков? Поэтому последняя Базельская выставка вызывает у меня серьезные опасения: многие знаменитые брэнды в качестве новинок представляют целые коллекции, копирующие прошлые достижения. При таком подходе я не понимаю, как они смогут двигаться дальше.

©Мои часы №4/2003


СМИ о нас
Пресса о нас
Мы в сети

Санкт-Петербург. Уроки времени 11 марта в Санкт-Петербурге прошла расширенная презентация швейцарской марки EPOS и немецких часов Bruno Sohnle.
Секрет победы - Seiko! Победный для россиян чемпионат мира по легкой атлетике в закрытых помещениях состоялся в марте в Москве во многом благодаря японскому концерну SEIKO.
Alain Silberstein Всего за пятнадцать лет Алену Зильберштайну удалось завоевать сердца многих ценителей часовых диковинок. Оригинальный дизайнерский подход, который, чего греха таить, нередко шокирует почтенную публику, технически безупречные механизмы, смелые детали, так оживляющие коллекции, позволяют говорить о Зильберштайне как о незаурядном, самобытном мастере.
Б/У - быть умным У некоторых людей (обычно далеких от часового дела) существует предупреждение против покупки подержанных часов. Особенно в России. В западных странах наоборот - вторичный рынок элитных швейцарских часов чрезвычайно развит.
© 2007 «TimeWay»